«New York Times»: Города Пакистана измучены наплывом беженцев
четверг, 18 июня 2009 г. 0:00:00

«Невидимые беженцы» Пакистана обременяют города

Мардан, Пакистан. Семья Хана прошла через режим «Талибан», военное нападение и трехдневное путешествие в этот переполненный город.

Однако спустя месяц после проживания вместе – 75 человек, три комнаты, одна ванная комната – они не смогли бы пережить друг друга.

«Это испытание для нас», - говорит мать четверых детей Ахтарр Джан, которая является частью большой семьи. «Если мы не будем улыбаться, мы погибнем от слез».

Пакистан испытывает наихудший кризис беженцев со времени своего отделения от Индии в 1947 году, и может быть, мир уже знает о палаточных городках, которые расстилаются коврами с того периода, когда в апреле начались пакистанские операции против «Талибана», а подавляющее большинство из 3 млн. бежавших человек живут в домах и школах. Об этом сообщают агентства по оказанию помощи.

Они – невидимые беженцы, и их численность поглощает население таких городов, как этот к северо-западу от столицы Исламабад, нагружая уже слабые дороги, школы, канализационные системы и систему водоснабжения, и не в последнюю очередь, обременяя семьи, принявшие их.

Большинство из них бежало внезапно, не взяв денег или ценностей, многие имеют ограниченный доступ к миллионам долларов международной помощи, которая поступает.

«Люди не замечают их», - сказал Майкл МакГрэс - директор организации «Спасите детей», которая оказывает помощь беженцам, не проживающим в лагерях. «Их потребности не удовлетворяются».

Их трудности имеют существенный фактор времени. По словам беженцев, они покинули свои дома, поскольку полагали, что правительство было серьезно настроено остановить боевиков на этот раз. Чем больше времени проходит, тем больше теряется воля, и тем более вероятно, что беженцы устанут от войны.

«Это так и есть», - сказал 25-летний беженец из долины Сват Хамид Акбар. «У армии не будет второго шанса».

Но, сколько бы не длился этот кризис, ответ провинциальных и федеральных властей был беспорядочным, или несущественным. В интервью на прошлой неделе беженцы говорили, что они не видели никакой помощи от государства.

Основная помощь по восстановлению была оказана гуманитарными организациями и ООН, которые зарегистрировали беженцев в палаточные лагеря, большинство из которых расположены далеко от центра городов. Многие из них не знали, как зарегистрироваться или что они могут сделать это.

Всё это становится бременем для принимающих семей, которые, по результатам опросов, проведенных организацией «Спасите детей», приняли в среднем более двух семей каждая. (Средний размер семьи – 10 человек).

Это колоссальный акт милосердия. По результатам опроса было выявлено, что только треть беженцев живут со своими родственниками. Остальные живут с друзьями и даже посторонними людьми.

«Было бы катастрофой, если бы эти люди не взяли беженцев к себе», - говорит Азам Ханис, координирующий усилия местного правительства по оказанию помощи.

Однако это великодушие не бесконечно. Уже прошло больше месяца с того дня, когда Пакистан начал военные операции в долине Сват, и принимающие семьи начали уставать от своих гостей.

Джан говорит, что ее семья проводит повседневную жизнь, разделяя время для всех членов семьи: время для принятия душа, время для сна, для приготовления пищи в заднем дворе дома с использованием двух канистр с газом.

Ночью 25 женщин и детей спят вместе в ее комнате, накрывая каменный пол подобно одеялу. «Ноги у рта, руки на лице», - так она описывает это.

Они взяли три свободных комнаты в здании, которое было зарезервировано для гостей и принадлежит местному бизнесмену. Они бесплатно обедают в соседней школе, но рис полон камней. Ужин они готовят сами. Недавно госпожа Джан приготовила репу.

«О нас забыли», - сказал один из ее братьев Шах Хан.

Долина Сват, откуда родом семья Хан - прохладная, зеленая, там много рек и лесов; а невыносимая жара Мардана им не знакома. Дети лежали на циновках на полу.

14-летний Хамза Бахт проводит свое время на улице, чтобы отдохнуть от душной двухкомнатной квартиры, где проживает его семья из 40 человек. Когда он был у себя дома в долине Сват, его родители закрывали его дома и запрещали выходить на улицу после школы, опасаясь того, что его может насильно завербовать «Талибан», чьими пехотинцами в основном являются подростки. «В основном я смотрел телевизор», - рассказывает он.

Ни один из друзей Хамзы не вошел в ряды «Талибана», однако он знает мальчиков его возраста, которые теперь в «Талибане». Их заманивали простыми вещами, говорит он, такими, как военные учения, которые заставляют чувствовать тебя «мужественными, как будто вы защищаете кого-то».

Члены его собственной семьи были убеждены. Одна из его теток хихикала, что ее сестра отдала свои драгоценности «Талибану».

«Они сказали нам, что они строят семинарию», - сказала оправдывающимся тоном сестра. «Мы не знали, что они поступят так с нами».

Для женщин, движущая сила – иная. Во многих традиционных семьях женщинам не позволено «смешиваться» с мужчинами, не являющимися близкими членами семьи, и это правило теперь требует акробатических подвигов и может привести в бешенство хозяев, делая их непрошенными гостями в своих же домах. Это этническая группа пуштун, известная своей гостеприимностью, однако традиция ограничивает предел этого гостеприимства.

«Я думал, что они проживут с нами неделю, но прошел уже месяц», - сказал учитель Номан Ашраф, чья мать и сестра переехали в дом родственников, чтобы освободить комнату для 16 беженцев из долины Сват, в основном женщин и детей.

Каждый раз его распорядок дня меняется. Он не может пойти на кухню и выпить свой утренний чай, потому что там женщины. Он не ставит будильник для утренней молитвы, чтобы не разбудить пятерых мужчин, которые спят рядом с ним. Дети - их по крайней мере шестеро - прячут расчески, пленки, и требуют смотреть телевизор в комнате Ашрафа именно тогда, когда он начинает проверять контрольные работы.

«Это своего рода гостеприимство», - говорит он. «Я не могу отказать им. Я не могу выразить в словах то, как я страдаю».

Стесняясь попросить женщину постирать свои грязные вещи, он отдает их своей матери и сестре в деревню, которая в часе езды от города. Однажды закончилась вода, поскольку женщина забыла включить насос, разъярив Ашрафа, полностью намыленного, дрожащего и оставшегося без воды.

«Это могло произойти и с моей семьей», - сказал он. «Это испытание. Если я не буду терпеливым, Бог заметит это».

Сабрина Тавернайз

«New York Times», 17 июня 2009 года

Перевод – «Zpress.kg»


facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
www.diesel.elcat.kg


Публикации Авторов:

14.07.2020
"Nezavisimaya gazeta"
В Ашхабаде пандемии нет, но с ней борются

10.07.2020
I.Djorbenadze (Rosbalt)
Кыргызстан согласился на «российскую оккупацию»

09.07.2020
V.Panfilova, NG
Коронавирус в Туркменистан надуло с Арала

06.07.2020
“Nezavisimaya gazeta”
Журналистам Таджикистана заткнули рты штрафами

03.07.2020
V.Panfilova, NG
Кыргызстан провалил тест на коронавирус

02.07.2020
"Nezavisimaya gazeta"
Казахстан остановится в пятницу

01.07.2020
V.Panfilova, NG
Узбекистан получит новое задание от США

29.06.2020
E.Pogrebnyak(Vz.ru)
Китайская дорога в Средней Азии угрожает интересам России

29.06.2020
"Nezavisimaya gazeta"
В Кыргызстан возвращают цензуру

26.06.2020
V.Panfilova (NG)
Бишкек готовится перенести выборы в парламент из-за эпидемии

26.06.2020
"RIA Novosti"
В Кремле опровергли сообщения о готовящейся встрече Путина и Жээнбекова

25.06.2020
K.Karabekov, K.Krivosheev, Ъ
А. Атамбаев будет сидеть дольше, чем правил

25.06.2020
V.Panfilova, NG
Бердымухамедов борется не с вирусом, а с американцами

25.06.2020
"Nezavisimaya gazeta"
Президент Кыргызстан привез в Москву коронавирус

22.06.2020
I.Alekseenko, NG
K.Келимбетов: «Мы – платформа, где западные и восточные инвесторы могут встречаться и вести свою деятельность»

19.06.2020
V.Panfilova, NG
COVID опустошил коридоры казахстанской власти

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней