«Economist»: Сомнительная победа Ахмадинеджада на президентских выборах вносит раскол в иранское общество
понедельник, 15 июня 2009 г. 0:00:00

Спорная победа

Махмуд Ахмадинеджад заявляет о сокрушительной победе, однако его оппоненты протестуют.

В запутанной развязке одной из самых захватывающих политических драм со времен Исламской революции 1979 года, избирательные органы Ирана объявили ныне действующего президента Махмуда Ахмадинеджада вероятным победителем в отчаянной борьбе за президентство Ирана. Утверждения о победе на выборах с подавляющим большинством голосов в 65%, похоже, похоронили надежды его главного соперника Хусейна Мусави - бывшего премьер-министра и либерала, чья предвыборная кампания стремительно развернулась в последние дни, вдохновив многочисленные и неистовые уличные демонстрации. Двое других претендентов остались в конце списка, и разница в голосах между ними составляла лишь 3%.

Но все три претендента оспорили все еще неокончательный результат, который стал сокрушительным разочарованием для многих иранцев, встревоженных религиозным консерватизмом Ахмадинеджада, его популистской экономикой и агрессивной внешней политикой. После того, как в пятницу утром были открыты избирательные пункты, лагерь Мусави сообщал о лидирующем положении их кандидата. Голосование было продлено до позднего вечера ввиду рекордной явки избирателей среди 46,2 млн. зарегистрированных избирателей. Сразу после закрытия избирательных пунктов Мусави созвал пресс-конференцию, чтобы подтвердить свое преимущество со значительным перевесом и выступить с протестом относительно предполагаемых нарушений во время голосования.

Но после того, как поздно ночью стали известны результаты голосования с преимуществом Ахмадинеджада, трое претендентов, как сообщается, потребовали встречи с верховным лидером Ирана Аятоллой Али Хаменеи - негласным правителем исламской республики, который контролирует такие ведомства, как агентства безопасности и государственную вещательную монополию. Как сообщили источники оппозиции, кандидаты отправили совместное письмо, в котором они выражали несогласие с результатами выборов и просили Аятоллу вмешаться. «То, что должно было стать праздником, превратилось в похороны», - заявил один из кандидатов, либерал Мехди Каруби.

Как только над столицей воцарился утренний покой, объявление последних официальных результатов голосования, было, похоже, отсрочено. Государственное телевидение почти завершает подсчет результатов, которые предоставляют Ахмадинеджаду лидерство. Однако тем временем полиция запечатала несколько штаб-квартир его соперников, приостановило обновление на их веб-сайтах и продолжало блокирование службы передачи сообщений всех иранских мобильных сетей, которое было наложено и во время голосования. Оппозиция использовала текстовые сообщения для объединения толпы в день голосования.

Источники из близкого окружения Мусави сказали, что они ждут его решения: неохотно согласиться с результатами или призвать к мирным публичным акциям протеста. «Это очень опасная ситуация», - сказал один из них. «Мы предполагаем, что случилось что-то вроде государственного переворота». Подобные ощущения, распространенные среди критиков Ахмадинеджада, отразили подозрения в том, что консерваторы в «глубоком государстве» Ирана, в частности, в Министерстве внутренних дел, которое следит за выборами, и Избирательной комиссии, не избирающемся органом клерикалов, который выбирает кандидатов и наблюдает за выборами, уже тайно определили результат выборов. В своем саркастическом заявлении Мусави назвал выборы «трюком».

Избирательная кампания строилась медленно, избирательная комиссия устранила всех кандидатов, кроме этих четырех, которые считались слабыми соперниками Ахмадинеджада. Однако она достигла шумного кульминационного момента. Впервые в Иране кандидаты выступали в дебатах по телевидению, которые привлекли большое количество людей и вызвали «удушье», когда политики порвали с этикетом, обвиняя друг друга. Представление столь необычного открытого диспута поощрило вспышку энтузиазма в обществе, которое при Ахмадинеджаде было приучено к мягкой, льстивой диете СМИ. Миллионы иранцев вышли на улицы, многие держали зеленые ленты, которые стали символом кампании Мусави, многие выразили намерение проголосовать впервые.

Однако показанные по телевидению столкновения также разоблачили глубокие разногласия в правящей верхушке Ирана. Ахмадинеджад обвинил всех троих претендентов в сговоре против него, намекая на то, что им платит Хашеми Рафсанджани - бывший президент, которого считали коррумпированным и который долгое время был закулисным брокером. Рафсанжани - прагматичный консерватор, который больше придерживался лагеря реформаторов - обратился с резким письмом к верховному лидеру, обвиняя президента во лжи и в том, что тот подвергает опасности исламскую систему правления.

Хаменеи поставил себя как нейтрального арбитра, однако часто проявлял признаки поддержки Ахмадинеджаду. Таким образом, было немного удивительно, что когда подсчет голосов был завершен, верховный лидер, похоже, предпочел отклонить предположения об избирательной неуместности. Полиция окружила Министерство иностранных дел, пытаясь заблокировать его от любых проявлений недовольства, а чиновники неоднократно повторяли, что акции протеста после выборов будут запрещены. Всё же неизвестно, удастся ли им в последующие два дня «закупорить» молодую энергию ныне гневно разочарованных сторонников оппозиции.

В вероятном предположении о том, что Ахмадинеджад отрицает своих критиков и сохраняет свое положение, наблюдатели ожидают продолжения его противоречивой политики. Иранские президенты ограничивали исполнительную власть, однако во время своего четырехлетнего правления Ахмадинеджад весьма преуспел в усилении социальных ограничений, которые смягчились при правлении его предшественника Мухаммада Хатами - известного реформатора, который одержал победу в последовательных президентских выборах, однако ему часто мешала консервативная оппозиция.

И хотя иранцы среднего класса частенько посмеиваются над нынешним президентом, он обращается за поддержкой к бедным набожным слоям населения и националистам, которые верят в то, что его шероховатая внешняя политика укрепила престиж Ирана.

Изображая из себя предводителя бедных с помощью щедрых, но питающих инфляцию пособий государственной щедрости, Ахмадинеджад, как можно предположить, будет усиливать атаки на предполагаемую коррупцию. Это может привести к длительному столкновению с Рафсанджани, который сохраняет сильную поддержку в политических кругах. Такая ситуация заставляет некоторых описывать ересь во власти как борьбу между более новым и радикальным руководством органов безопасности, которых поддерживает Хаменеи, и старой революционной элитой, чье усердие уменьшилось в пользу прагматизма.

Западные дипломаты выражают разочарование неудачей оппозиции в ее стремлении одержать победу над Ахмадинеджадом, но не потому, что они ожидали от кого-либо из его соперников драматических поворотов политики. Международные отношения Ирана, в том числе такой важный вопрос, как ядерная программа, пришли в упадок скорее с позволения верховного лидера, чем президента. Однако новое лицо и изменение стиля облегчило бы процесс общения других стран с Ираном. Стараясь думать позитивно, один дипломат предположил, что возвращение Ахмадинеджада в офис, по крайней мере, устранит длинный переход между администрациями. Бесспорные консервативные качества президента также могут сделать приспособить его к консолидации общественной поддержки для любых будущих уступок по вопросу о ядерных амбициях Ирана.

«Economist», 13 июня 2009 года

Перевод – «Zpress.kg»


Другие материалы раздела:
Комментарии
кыргызстан


Публикации Авторов:

27.10.2020
"Nezigar" (Telergam)
"Незыгарь": Возобновление российской финансовой помощи Кыргызстану не означает принятие Системой С.Жапарова

26.10.2020
"Rosbalt.ru"
Политолог объяснил слова Путина о «беде кыргызского народа»

26.10.2020
"Vesti.ru"
Кыргызстан сделал заявление о российской базе

26.10.2020
"Podrobno.uz"
Учитывая просьбы ряда стран, Пекин решил освободить их от непогашенных долгов – МИД КНР

24.10.2020
M.Kovalenko, Ъ
Москва и Бишкек поговорили на разных языках

24.10.2020
V.Panfilova, NG
Бишкек всячески подчеркивает лояльность Москве

23.10.2020
"RIA Novosti"
Путин назвал происходящее в Кыргызстане бедой

21.10.2020
“Dialog.tj”
Есть нефть, нет денег: почему Таджикистан никак не превратится в Техас

21.10.2020
V.Panfilova, NG
Пекин ставит Бишкек на счетчик

19.10.2020
A.Jelenin (Rosbalt)
Туркмения — наш последний друг

19.10.2020
"Tengrinews", KZ
И. о. президента Кыргызстана готов участвовать в выборах, если изменится закон

19.10.2020
"Nezigar" (Telergam)
Глава 530, в которой у очередной «цветной революции» в Кыргызстане появляется устойчивый привкус героина

19.10.2020
"Nezigar" (Telergam)
Связи семьи Байдена с ОПГ из бывшего СССР даже глубже, чем казалось.

19.10.2020
"Nezavisimaya gazeta"
Садыру Жапарову открыли путь к президентской кампании

19.10.2020
E.Postnikova, IZ
Подъем переворотов: что ждет Кыргызстан в переходный период

17.10.2020
M.Kovalenko, K.Karabekov, Ъ
Исправляющий обязанности С.Жапаров

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней