«New York Times»: Предвыборная кампания в Иране проходит на фоне беспрецедентного напряжения
среда, 10 июня 2009 г. 0:00:00

Жестокая «борьба слов» в преддверии выборов в Иране

Тегеран. Ведущие кандидаты в президенты обвиняют друг друга в коррупции, взяточничестве и пытках. Жена самого сильного оппонента президента Махмуда Ахмадинеджада угрожала подать на него в суд за клевету в ее адрес. Каждую ночь отдельные районы города становятся кричащей и шумной вакханалией, где тысячи молодых людей танцуют и буянят до рассвета.

Президентская кампания в Иране, которая теперь вступила в заключительную неделю, достигла почти неслыханного уровня страстей и желчи.

Отчасти это происходит из-за волны энергии предвыборной кампании Мир Хуссейна Мусави - реформиста, который является самым главным соперником Ахмадинеджада на выборах, которые назначены на 12 июня. Массовые митинги в пользу Муссави притянули в последние дни десятки тысяч людей, а новый неофициальный опрос предполагает, что его поддержка заметно увеличилась: 54% опрашиваемых отдали бы голоса за него по сравнению с 39% голосов в пользу Ахмадинеджада.

Однако многие иранцы говорят, что резкий тон кампании во многом обусловлен неожиданно жестокими нападками Ахмадинеджада, которые привели в ярость его соперников и их сторонников и повлекли за собой гневные ответные удары.

«Эта кампания является поворотным моментом в истории Ирана», - сказал политолог из Тегеранского университета Садех Зибакалам. «У нас и до этого были дебаты, но не такие. Ахмадинеджад обвиняет в коррупции каждого – он говорит то же самое, что постоянно говорили контрреволюционеры».

Как говорят большинство людей, переломным моментом стали национальные телевизионные дебаты, которые прошли в прошлую среду. В них президент открыл «безумную атаку» на Муссави. Похоже, Ахмадинеджад никого не упустил, обвиняя своих консервативных и либеральных оппонентов в коррумпированности.

Но самым шокирующим ударом для некоторых зрителей стало то, что Ахмадинеджад показал документ с маленькой фотографией жены Муссави Захры Рахнавард и спросил его с иронией: «Вы знаете эту женщину»? Потом Ахмадинеджад обвинил Рахнавад – уважаемого профессора политологии – в том, что она поступила на учебу в высшее учебное заведение без экзаменов и в нарушении университетской политики.

Во время дебатов были и другие личные и политические упреки, в том числе заявление Муссави о том, что внешняя политика Ахмадинеджада была основана на «авантюризме, иллюзионизме, эксгибиционизме, экстремизме и поверхности».

Однако нападки в адрес Рахнавард ударили по нервам. Она стала играть необычайную общественную роль в кампании своего мужа, и многие либеральные иранцы опасаются того, что «атака» Ахмадинеджада была сигналом для более обширной попытки отрицать общественную роль женщины.

В воскресенье явно разгневанная Рахнавард провела пресс-конференцию, в которой она угрожала предъявить иск Ахмадинеджаду, если он не принесет ей свои извинения в течение 24 часов.

«Оскорбив меня, президент оскорбил каждого», - сказала Рахнавард, неоднократно говоря о своих собственных исламских полномочиях журналистам. «Те, кто поднял это дело против меня, хотели сказать, что для женщины - это преступление учиться, получать ученые степени, становится интеллектуалом или деятелем культуры».

Также она поблагодарила Мехди Карруби, другого кандидата в президенты, за то, что он защищал ее во время своих дебатов с Ахмадинеджадом, которые прошли в субботу вечером.

«Протестная» энергетика, похоже, просочилась в повседневную жизнь, где многие ощутили прилив храбрости для выражения критики, которую они обычно не смели высказывать вслух. В субботу вечером сторонники Муссави столкнулись с группой бывших политиков и журналистов, которые согласились выступить вместе.

«Пять тысяч невинных людей были казнены, когда вы были в правительстве в 1980 гг.», - сказала одна женщина Мухаммаду Атрианфару - журналисту, который работал на Муссави, когда он был премьер-министром в то время. «Почему»?

Атрианфар, похоже, был удивлен вопросом.

«Друзья мои, в начале исламской революции мы все были как Ахмадинеджад, но мы поменяли свою тропу и наш путь», - сказал он, заработав аплодисменты от аудитории.

Другая женщина, назвавшаяся Парванех, сказала: «Посмотрите на меня – я дрожу. Я говорю от имени моих друзей, которые потеряли свои права. Мы любим свою религию, но они использовали её в качестве инструмента по лишению прав человека».

В субботу, во время митинга на стадионе за пределами Тегерана, где собрались сторонники Муссави, тысячи молодых женщин выкрикивали в унисон гневные лозунги оглушительным ревом, который заглушал шумных молодых людей, которые стояли на игровой площадке внизу.

«Ахмадинеджад – сумасшедший, он идиот», - выкрикивала 27-летняя консультант Марьям Массуми. «Он превращает свою страну в место, из которого все хотят уехать».

Толпа неподалеку скандировала: «Ахмади, позор тебе, оставь в покое Мир Хуссейна»! и «Мы не хотим полицейское государство!».

Сторонники Ахмадинеджада, которые несли флаги Ирана как свой символ, проводили свои шествия, которые тоже проходили ночью в Тегеране и Исфахане.

В некоторой степени, атмосфера карнавала и оскорбления отражает ритуальное послабление правил каждые четыре года во время предвыборной кампании. Если в этот раз затаенная энергия кажется более дикой, это может быть отражением подавления социальных свобод, которое имеет место при Ахмадинеджаде - правителе «жесткой линии», который, как он говорит, хочет вернуть Ирану горячую почтительность революции 1979 года.

Всё же, как говорят многие иранцы, «развязывание языков» может означать большое изменение.

«Это станет волной, которую невозможно остановить», - считает экономист Саид Лейлаз, который некоторое время был министром в предыдущем реформаторском правительстве. «Если президент может говорить подобные вещи о коррупции и не получает наказания, другие тоже начнут говорить. Это беспрецедентно и будет иметь свои последствия».

Даже консерваторы признают, что эта кампания – иная.

«В этот раз атмосфера более накаленная; это, по сути, правда», - сказал Хоссейн Шариатмадари - генеральный директор правительственной газеты «Кайхан» и представитель верховного лидера Ирана Аятоллы Али Хаменея. Но он представил другие причины.

«Принципалисты показали людям, что на самом деле означает служит людям», - сказал он, используя слово, которым он предпочитает называть «фундаменталистов». «И конкуренты поняли, что они имеют дело с серьезным соперником».

Роберт Ф. Ворс

«New York Times», 7 июня 2009 года

Перевод – «Zpress.kg»


Другие материалы раздела:
Комментарии
тойота


Публикации Авторов:

27.10.2020
"Nezigar" (Telergam)
"Незыгарь": Возобновление российской финансовой помощи Кыргызстану не означает принятие Системой С.Жапарова

26.10.2020
"Rosbalt.ru"
Политолог объяснил слова Путина о «беде кыргызского народа»

26.10.2020
"Vesti.ru"
Кыргызстан сделал заявление о российской базе

26.10.2020
"Podrobno.uz"
Учитывая просьбы ряда стран, Пекин решил освободить их от непогашенных долгов – МИД КНР

24.10.2020
M.Kovalenko, Ъ
Москва и Бишкек поговорили на разных языках

24.10.2020
V.Panfilova, NG
Бишкек всячески подчеркивает лояльность Москве

23.10.2020
"RIA Novosti"
Путин назвал происходящее в Кыргызстане бедой

21.10.2020
“Dialog.tj”
Есть нефть, нет денег: почему Таджикистан никак не превратится в Техас

21.10.2020
V.Panfilova, NG
Пекин ставит Бишкек на счетчик

19.10.2020
A.Jelenin (Rosbalt)
Туркмения — наш последний друг

19.10.2020
"Tengrinews", KZ
И. о. президента Кыргызстана готов участвовать в выборах, если изменится закон

19.10.2020
"Nezigar" (Telergam)
Глава 530, в которой у очередной «цветной революции» в Кыргызстане появляется устойчивый привкус героина

19.10.2020
"Nezigar" (Telergam)
Связи семьи Байдена с ОПГ из бывшего СССР даже глубже, чем казалось.

19.10.2020
"Nezavisimaya gazeta"
Садыру Жапарову открыли путь к президентской кампании

19.10.2020
E.Postnikova, IZ
Подъем переворотов: что ждет Кыргызстан в переходный период

17.10.2020
M.Kovalenko, K.Karabekov, Ъ
Исправляющий обязанности С.Жапаров

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней