Почему затягивающийся приграничный спор с Таджикистаном и Узбекистаном не выгоден кыргызской стороне? (Часть I)
вторник, 17 ноября 2020 г. 12:19:57
«Устранением вопроса делимитации и демаркации границ не снять весь конфликтный потенциал. Тут, безусловно, нужен долгосрочный комплексный подход, с выработкой адекватной и действенной модели приграничного сотрудничества»,– отмечает исследователь-аналитик Константин Ларионов, в статье написанной специально для CABAR.asia.
 
Одним из сложных вопросов во внешнеполитической повестке Кыргызстана остается нерешенная судьба границ, имеющая два измерения: в первую очередь взаимоотношения между местными приграничными местными сообществами и взаимодействие между соседними государствами. Приграничные конфликты возникают по причине незавершенности процессов демаркации и делимитации границ на тех участках, где они имеют существенное хозяйственно-экономическое значение. На фоне складывающихся событий в стране особенно волнительно звучит очередной инцидент на кыргызско-таджикской границе, произошедший 25 октября. Нерешенными остается судьба границ также и с Узбекистаном.
 
Общая протяженность кыргызско-таджикской границы составляет приблизительно 970 километров и является очень сложной. Баткенская область граничит с Согдийской, а Ошская на юге – с районами республиканского подчинения и Горно-Бадахшанской автономной областью Таджикистана. Если граница, пролегающая по Туркестанскому хребту, не вызывает разногласий, то ее ферганская часть осложнена перечнем спорных участков. Более того, некоторые эксперты признают Ферганскую долину  «местом скрытого межэтнического конфликта». Здесь не развивается промышленность, зато распространено сельское хозяйство. Поэтому каждый метр земли и каждый литр воды оценивается очень высоко. Пока Кыргызстану и Таджикистану не удалось прочертить четкую линию разграничения, оставив около 519 километров в статусе спорных. Из приблизительно 60-70 спорных участков, около десятка являются проблемными и в потенциале взрывоопасными.
 
В отношение с Узбекистаном ситуация внешне выглядит несколько оптимистичнее. Этому способствуют развивающиеся экономические связи и улучшающиеся общественные взаимоотношения. Общая протяженность границы между Узбекистаном и Кыргызстаном составляет 1379 километров, из которых около 5% (около 200 км), остаются нелимитированными.  Между Узбекистаном и Кыргызстаном работает 15 пунктов пропуска. Основным местом перехода граждан является КПП «Достук автодорожный», находящийся на стыке городов Андижан и Ош.
 
Кыргызско-таджикские приграничные проблемы. Конфликты на кыргызско-узбекском направлении
 
Современное кыргызское государство отмечает столетие. Формирование его национально-политических границ началось после развала СССР. Как таджикская, так и узбекская стороны в решении вопросов делимитации и демаркации границ сегодня апеллируют к картам 1924-27гг., в то время как Кыргызстан – к итогам работы паритетной комиссии 1955 года. В данной статье рассмотрим вопросы приграничных конфликтов, которые начали формироваться с 1991 года. 
 
Начиная с 1990-х годов, после распада Союза около 143000 гектаров земель Таджикистана остались на территории Кыргызстана и 2600 гектаров земель Кыргызстана в соответственно в Таджикистане. Схожая ситуация имеется и на кыргызско-узбекской границе.
 
Размывание существовавшей в Ферганской долине социальной сплоченности разрушалась позицией властей трех государств, в которых усиливалось значение насаждаемого властями и СМИ моделей примитивного национального самосознания, замыкаемого на значимости только одного, титульного этноса. Усиление коррупции и пограничного режима также негативно влияло на использование трансграничных трудовых ресурсов и перемещении человеческих масс в целом.
 
В целом вопросы делимитации и демаркации государственных границ стали наиболее актуальными в начале 2000-х годов. Во взаимоотношениях с Таджикистаном вопросы делимитации и демаркации границ начинают решаться в 2002 году. В 2006 году была сформирована межправительственная комиссия двух государств. Работа комиссии сразу же столкнулось со сложностью определения, где заканчивается Кыргызстан и начинается Таджикистан.
 
Обострение приграничных вопросов в начале 2000-х годов не носили еще сильного конфликтного потенциала. Вместе с тем происходил процесс накапливания приграничных противоречий. Существенный конфликтный потенциал приграничных вопросов стал проявляться лишь в последние шесть лет.
 
С другой стороны, в 1990-х и начале 2000-х годов население Ферганской долины не было еще таким внушительным, как сейчас, что не так ясно показывало насколько здесь ограничены природные ресурсы. Более того, сами материальные потребности населения не были еще столь высокими, какими они становятся последние 15-12 лет.
 
Более того, рост активно поддерживаемого просвещением и пропагандой националистичных настроений, поощряемые властями захват земель, без учета хозяйственного планирования, еще более нагнетали в то время приграничную ситуацию.
 
В этих условиях в районе Баткенского и Исфаринского районов формировались очаги напряженности по линии Ворух – Ак-Сай, Как-Таш – Сомониен. Далее по этой причине появлялись и усиливались конфликты на сопредельной территории между местными сообществами Бободжон Гафуровского и Лейлекского районов. Также жители приграничных населенных пунктов Максат, Интернационал, Кулунду, Арка (Кыргызстан) и Овчи Калъача, Хистеварз нередко конфликтуют по поводу принадлежности той или иной семье земельных участков.
 
Что касается ситуации с узбекской стороной, то отношения между двумя странами осложнялись позицией каримовского режима и нежеланием сторон идти на компромисс. К примеру, после войны в Баткенской области в 1999-2000гг., Узбекистан установил вокруг анклавов Сох и Шахимардан минные заграждения, что приводило к ежегодным жертвам и потере скота. Лишь в 2004 году при содействии международных организаций Узбекистан начал проводить разминирование территорий анклавов. Также стороны без уведомления соседей не раз в одностороннем порядке перекрывали свои КПП. Ухудшение кыргызско-узбекских отношений наблюдалось в 2005 году после Андижанских событий, когда узбекская сторона утверждала что через территорию Кыргызстана поступает помощь повстанцам. Тогда бывший президент Бакиев отказался выдавать бежавших на его территорию восставших.
 
Из-за пограничных споров часто страдали местные жители. Приведем несколько примеров: 4 января 2013 года узбекские пограничники застрелили гражданина Кыргызстана, который по их версии, незаконно пересёк границу как контрабандист.
 
6 января 2013 года жители села Хушьяр (анклав Сох), недовольные действиями по установке на их территории кыргызскими пограничниками столбов ЛЭП, напали на соседнее кыргызское село Чабрак. В ответ кыргызская сторона заблокировала дороги, связывающие анклав с Узбекистаном.
 
23 сентября 2013 года в местности Жийде-Арык Кадамжайского района Баткенской области кыргызские пограничники ранили гражданку Узбекистана, которая оказалась на территории Кыргызстана.
 
В сентябре 2013 года предметом спора республик стала гора Унгар-Тоо с неопределенным статусом, на которой размещены антенны кыргызских телевизионных и сотовых компаний. Этот спор демонстрирует коррупционный фактор, усложняющий процесс делимитации и демаркации границ.
 
Новым витком напряженности стали события 18 марта 2016 года. Тогда Узбекистан выдвинул два БТРа, два грузовика и около 40 военнослужащих в район спорного участка в местности Чаласарт (Джалал-Абад), и выставил блокпост на участке автодороги Кербен — Ала-Бука перекрыв для граждан Кыргызстана пропуск через КПП «Достук-автодорожный» и «Маданият-автодорожный». В Ташкенте заявили, что усиленный наряд выставлен «для обеспечения безопасности в дни праздника Нооруз».
 
Госпогранслужба Кыргызстана расценила действия Узбекистана как грубое нарушение границы. В ответ Бишкек потребовал убрать тяжелую технику и военнослужащих со спорного участка, ввел усиление на своих рубежах и прекратил пропуск жителей Узбекистана через КПП «Баймак-автодорожный», «Кенсай-автодорожный» и «Кадамжай-автодорожный». После этого бывший президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев поставил ультиматум: если Узбекистан не выведет свою технику и военнослужащих со спорного участка, то Бишкек пересмотрит свое участие в саммите ШОС в Ташкенте. Также он обратился в ОДКБ за помощью в разрешении спора. 25 марта 2016 года прошло внеочередное заседание Постоянного совета организации в Москве, проведены переговоры глав пограничных ведомств конфликтующих сторон. 26 марта Узбекистан отвел технику и военных с несогласованного участка.
 
В марте 2015 г. Кыргызстан переводит на свой баланс ряд хозяйственных объектов, принадлежавших еще Узбекской ССР: земельные участки, автобазы, объекты гражданской обороны, гидротехнические сооружения и т. д., находившихся в Ошской, Баткенской и Джалал-Абадской областях. В апреле 2016 г. правительство Кыргызстана национализировало четыре узбекских пансионата: «Рохат», «Дилором», «Золотые пески» и «Бустон».
 
13 августа 2016 г. сотрудниками кыргызской милиции был задержан милиционер Узбекистана за нарушение границы в Ала-Букинском районе. 22 августа на спорном участке двух стран на горе Унгар-Тоо высадились с вертолета Ми-8 сотрудники МВД Узбекистана. Они потребовали освободить задержанного сотрудника. Кыргызская сторона в тот же день освободила задержанного узбекского милиционера. 24 августа сотрудники узбекской милиции задержали четырех кыргызских инженеров радиорелейной станции «Кербен» на Унгар-Тоо под предлогом «проверки паспортного режима». В ответ на требование немедленно освободить кыргызских граждан узбекские силовики потребовали предоставить Узбекистану право охранять Орто-Токойское водохранилище, вокруг которого развивались политические споры. Инженеров освободили через две недели, а силовики Узбекистана покинули Унгар-Тоо спустя месяц.
 
Прорывом в улучшение социально-экономической и политической ситуации стал приход к власти Шавката Мирзиеева.  С этого времени по делимитации и демаркации кыргызско-узбекской границы проведены 31 заседание правительственных делегаций, 96 встреч топографических рабочих групп, две встречи рабочих групп по правовым вопросам.  В 2019 году 413 гектаров земли в Араванском районе Ошской области были обменены на такую же площадь земель с Узбекистаном.
 
Ограниченные ресурсы как фактор частных бытовых и массовых стычек
 
Основными важными природными ресурсами между Кыргызстаном и Таджикистаном, а также Узбекистаном является вопрос вокруг принадлежности пахотных земель и пресной воды.
 
Как в отношение Таджикистана, так и в отношение Узбекистана с Кыргызстаном проблемным вопросом является доступ к водным ресурсам. Часть кыргызских территорий граничащих с Узбекистаном поливается водой из каналов на территории Соха, и, наоборот, часть узбекских земель орошается водой, текущей по территории Кыргызстана. Основная часть стока Сырдарьи (75,2%) формируется на территории Кыргызстана, являясь главным источником водоснабжения Узбекистана.
 
В последние годы водообеспеченность Сырдарьи не превышает 70% от прежней нормы. В сложившейся ситуации основной урон наносится аграрному сектору, который потребляет до 90% всей воды. Правительство Кыргызстана решает продавать воду Узбекистану тем самым вводя новые правила и обостряя противоречия, используя водные ресурсы как инструмент политического давления на своего соседа. Потери от неэффективного использования водных ресурсов для всех стран Средней Азии составляют 1,7 млрд долларов в год. Ситуация стала обостряться в 2015 году. Тогда Кыргызстан переписал на себя Орто-Токойское водохранилище в Джалал-Абадской области, ссылаясь, что Узбекистан не платит за аренду. Узбекская сторона отказалась передавать права на пользование водоемом.
 
В начале весны 2016 г. Ташкент попросил Кыргызстан пропустить специалистов для ремонтных работ на территорию водохранилища Орто-Токой, но получил отказ. В ответ 18 марта узбекские силовики установили блокпост на дороге Кербен — Ала-Бука (Чала-Сарт). Бишкек объяснил это нежеланием возвращать спорные объекты. По итогам переговоров глав пограничных ведомств Узбекистан вывел военную технику и пограничников с несогласованного участка границы.
 
Другим напряженным участком распределения воды является родник Чечме, снабжающий водой кыргыское село Чечме (население ок. 1 тыс человек) и узбекское Чашма (население более 17 тыс. чел).
 
Каждую весну в сезон полива вокруг распределения водных ресурсов возникают конфликты и стычки, сопровождающиеся порчей имущества и нанесением телесных повреждений. Первые столкновения между узбекистанцами и кыргызстанскими пограничниками начались 26 мая 2010 года, когда кыргызские пограничники не пропустили скот жителей Соха на используемые ими пастбищные угодья Кыргызстана, аренда которых не была тогда оплачена. Жители села Хушъяр ночью 26 мая 2010 года избили пассажиров четырех автомобилей, граждан Кыргызстана. 29 мая 2010 года жители Хушъяра разрушили автодорогу и водопровод, ведущие в село Чарбак. В ответ жители Баткенской области близ села Жаш-Тилек перекрыли камнями дорогу в узбекский Риштан. 31 мая жители Баткенской области вновь перекрыли дорогу в Риштан. Узбекистан стянул к месту конфликта около 1,000 спецназовцев и сотрудников милиции. 1 июня 2010 года между губернаторами Баткенской и Ферганской областей Узбекистана, руководителями пограничных служб и начальниками милиции приграничных районов двух государств состоялись переговоры. 2 июня 2010 года Узбекистан приступил к выводу бронетехники, стоявшей в анклаве с Баткенских событий. Конфликт был погашен, но как оказалось временно. Очередной конфликт с тяжелыми последствиями для граждан обеих сторон произошёл в период с 5 по 9 января 2013 года. Из них порядка 5 столбов были ошибочно установлены в пределах вышеназванного села, что и стало основой столкновений, в которых приняли участие сотни гражданских лиц, десятки военнослужащих. Пострадали десятки людей с обеих сторон, нанесен материальный ущерб.
 
Важной между Кыргызстаном и Узбекистаном, является проблема собственности на газовые месторождения. Весной 2011 года парламент Кыргызстана принял проект постановления, требующего полной передачи Кыргызстану газохранилищ «Северный Сох» и «Чонгара-Галча». Через так называемый «Северный Сох» ежегодно переводиться приблизительно 4 млрд кубометров газа. Его аренда составляет лишь 900 тыс. долларов в год. В Кыргызстане противоправной расценивается использование Узбекистаном газового месторождения «Чонгара-Галча», а также магистрали Урсатьевская — Фергана. По экспертным оценкам, оплата узбекской стороной за транзит газа через территорию Кыргызстана могла бы составить приблизительно 4 млн долларов в год.
 
Парламент рекомендовал правительству создать совместное с Узбекистаном предприятие по эксплуатации газовых месторождений. При этом Узбекистан должен был выплатить штраф в размере пять млн долларов за использованные на протяжении 20 лет нефти и газа.
 
В 2012 г. вопрос о газохранилищах вновь обострился. По итогам закрытого заседания Жогорку Кенеша принимается решение поручить правительству Кыргызстана начать эксплуатацию газохранилища «Северный Сох» так как тот находиться на территории Кыргызской Республики, что вызвало реакцию Ташкента.
 
В 2013 г. Узбекистан оказывает на Кыргызстан политическое давление через отключение газа, из-за долгов юга страны в размере 552 тыс. долларов. Более того, 14 апреля 2014 г. в городе Ош был отключен газ. Узбекистан тогда потребовал предоставления коридора в анклав Сох и приостановления строительства ГЭС на реке Нарын. Кыргызстан отказался выполнять требования. Посредником в разрешении напряженности между Узбекистаном и Кыргызстаном «Газпром» приобретает 100% акций ОАО «Кыргызгаз», став монополистов в предоставлении газа на территории страны.

"Cabar.asia"
Константин Ларионов
17.11.20

Другие материалы раздела:
Комментарии
avtogid.kg


Публикации Авторов:

01.12.2020
"Nezigar" (Telergam)
Эксперты говорят о двойственности языковой политики Узбекистана

30.11.2020
"NewTimes.kz"
«Астана, жди голодных бунтов»: Финансист предрекает волнения среди казахстанцев

30.11.2020
"Nezigar" (Telergam)
Приход в Белый дом демократов не поменяет политику США в отношении Центральной Азии

30.11.2020
"K-News"
Мухтар Аблязов сообщил об аресте казахского олигарха Болата Утемуратова. Оппозиционер считает, что Назарбаева «сливают»

30.11.2020
A.Beloborodov, NG
Эксперты России и Казахстана обсудили вопросы стратегического планирования ЕАЭС

30.11.2020
"Afghanistan.ru"
Ставки растут. В чью сторону Помпео сдвинул переговоры в Дохе

27.11.2020
I.Dzorbenadze (Rosbalt)
Кыргызстан становится «ханством»

27.11.2020
E.Ivashenko (NG)
Россияне не заменили мигрантов на рынке труда, теперь рекрутерам приходится бороться за каждого работника

27.11.2020
"Vzglyad.ru"
Кыргызы делают выбор между нищетой и русским языком

25.11.2020
"Platon.Asia"
Возвращение Дариги Назарбаевой в большую политику было ожидаемым - политолог

25.11.2020
K.Karabekov (Ъ)
Кыргызская обновленная республика

24.11.2020
A.Lisitczin (RIA)
"Нами правили водители и телохранители". В Кыргызстане меняют конституцию

23.11.2020
"Platon.Asia"
Триумф демократии

23.11.2020
"Afghanistan.ru"
Соседи по интересам

23.11.2020
"Nezigar" (Telergam)
На фоне череды экономических неурядиц Эрдоган обречен на агрессивную внешнюю политику.

19.11.2020
G.Zotov (AIF)
«Мы не придурки какие-нибудь». Почему русский язык обожают в Кыргызстане?

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней