Таалатбек Масадыков: Кыргызстан близок к определению failed state
понедельник, 16 ноября 2020 г. 10:50:47
Кыргызский общественный деятель, политолог, эксперт по региональной безопасности и международным отношениям Таалатбек Масадыков в интервью для CABAR.asia поделился своим видением о том, как Кыргызстану выйти из нынешнего политического кризиса; что нужно поменять во внешней политике страны и рассказал о своих профессиональных и политических планах.
 
CABAR.asia: Как вы можете охарактеризовать недавние события после парламентских выборов в Кыргызстане: это революция или насильственный захват власти? Есть ли различия с событиями 2005 и 2010 годов?
 
Конечно, различия между 2005 и 2010 годами есть. В 2020 году после парламентских выборов четвертого октября те партии, которые не набрали достаточно голосов, чтобы пройти процентный порог и войти в парламент, они все объединились и вышли выразить свой протест с тем, что выборы были сфальсифицированы, а также тому, что практически сто мест в парламенте взяли три провластные партии. Проигравшие партии были абсолютно правы, потому что прежняя власть, включая Центральную комиссию по выборам (ЦИК), естественно “сделали” свою работу. Во всем мире после таких выборов власти сразу же должны были отменить результаты выборов, а ЦИК (кроме, наверное, двух или трех членов ЦИКа из двенадцати) должны были сразу подать в отставку. Это по-человечески, и профессионально было бы правильно. Потому что именно они допустили подобные масштабные фальсификации или зная об этом, просто закрыли на это глаза.
 
Люди вышли просто выразить свой протест, и если власть тогда подошла бы профессионально и встретилась бы с представителями этих партий, обговорив, обсудив их требования, приняла бы решение отменить результаты выборов, то ничего бы и не было. Но ситуация сложилась так, что люди вышли протестовать, а власть показала свою несостоятельность решать проблемы в кризисных ситуациях, или точнее, что ее практически нет. Вакуум. Государственные органы и силовые структуры оказались абсолютно непрофессиональными, неподготовленными справляться с подобными форс-мажорными ситуациями. Поэтому в итоге никакой революции и не было – это был просто захват власти или же переворот. Некоторые все-таки пытаются говорить, что это была революция. Я несогласен с этим термином.
 
Никакой революции и не было – это был просто захват власти или же переворот.
 
Представители власти прежнего режима и те, кто вышли протестовать против результатов выборов – все они не ожидали, что все может закончиться таким образом. Поэтому я бы сказал, что это был захват власти, причем даже ненасильственный захват власти. Применять-то силу особо и не надо было, потому что и министерство внутренних дел, и его руководство, и госкомитет национальной безопасности показали свою недееспособность. Их просто не было. Когда народ выступил, первые лица этих двух силовых структур просто сбежали. Это говорит о том, что практически все государственные структуры, включая силовые структуры, деградировали. Власти-то никакой и нет, и никто ни за что не отвечает. Власть была не то, чтобы бессильна, ее просто не было – все спрятались, заболели или просто сбежали. Поэтому различия, конечно, большие между 2005, 2010 и 2020 годом.
 
Представители власти прежнего режима и те, кто вышли протестовать против результатов выборов – все они не ожидали, что все может закончиться таким образом.
 
Какие шаги нужно предпринять, чтобы выйти из политического кризиса?
 
Чтобы выйти из политического кризиса нужно было сразу предпринять правильные шаги согласно действующего основного закона страны. Сейчас кто-то критикует нынешнюю Конституцию, которая была принята в 2010 году и изменена в 2016 году во время президента Атамбаева. Кому-то она нравится, кому-то нет, но до конституционных реформ, принятия поправок и изменений Конституции в стране существует только один закон. Поэтому если произошел захват власти и пришли новые люди, то они должны были уважать ту Конституцию, которая есть, и предпринять все шаги в соответствии с существующей Конституцией.
 
Если результаты парламентских выборов 4 октября были отменены, значит необходимо было по существующему закону провести новые парламентские выборы, после чего нужно было бы заниматься организацией президентских выборов, и потом уже конституционной реформой или наоборот. 
 
Но в любом случае, если наступило такое время и очень много граждан нашей страны, различные политические силы желают изменить Конституцию, то после проведения референдума нужно проводить новые выборы. То есть если уже есть новая Конституция, то нужно проводить новые парламентские и президентские выборы согласно новой Конституции. Поэтому в данной ситуации политический кризис в стране очень серьезный. Новые власти пошли по пути наименьшего сопротивления, т.е. они почувствовали, что сейчас политические силы не готовы сопротивляться, власти как таковой нет, государственные структуры очень слабы, и пошли тем путем, чтобы как можно быстрее войти в легитимное поле, узаконить себя и утвердиться на тех местах, которые они, можно сказать, получили как подарок. 
 
Поэтому для того, чтобы выйти из политического кризиса необходимо было пошагово поступать в строгом соответствии с существующей Конституцией. Если уж вы пришли к власти, то не надо бояться того, что будут выборы и возможно какие-то политические силы будут открыто выступать против вас. Этого бояться не нужно, нужно просто делать все по закону. Если мы, политические лидеры и различные силы в стране не уважаем собственную Конституцию – основной закон страны, то как к нам будет относиться международное сообщество: наши соседи, наши союзники, наши западные и восточные партнеры? У них у всех вопросы: чем занимается новый режим? Почему они нарушают свои законы? Что происходит и что будет дальше? Сейчас очень большое недоверие к новому правительству и вообще недоверие к Кыргызстану в мире. Поэтому думаю, что политический кризис очень серьезный. Я не знаю, как они будут выходить из этого кризиса, но это будет очень сложно.
 
Если уж вы пришли к власти, то не надо бояться того, что будут выборы и возможно какие-то политические силы будут открыто выступать против вас.
 
Даже вне зависимости от того, что сейчас объявили о президентских выборах 10 января, а потом будут проводить реформу Конституции, а далее уже будут проводить парламентские выборы – это то, что мы пока слышим и это, наверное, неокончательно. Так как вот уже за месяц с лишним, пока новый режим находится у власти, они столько раз меняли свое мнение, заявленные вещи не выполняли, принимали другие решения и делали новые заявления.
 
Поэтому все настолько хаотично, неорганизованно и непредсказуемо, что очень сложно сказать, какие шаги нужно предпринять, потому что я не уверен в том, что нынешняя власть будет следовать чьим – либо рекомендациям. Нужно быть последовательными политическими игроками для того, чтобы понимать куда они идут и что делают. А так заявлять одно, завтра делать другое, послезавтра заявлять третье – это, я думаю, вызывает сомнение и недоверие со всех сторон – как внутри страны, так и в нашем регионе и вообще в международном сообществе.
 
Верите те ли вы, что Кыргызстан — это failed state? Если нет, то насколько мы близки к этому?
 
Я бы, наверное, не стал говорить, что Кыргызстан – это failed state (несостоявшееся государство – прим. ред), хотя мы очень близки к этому определению. Потому что практически за 30 лет после развала Советского Союза Кыргызстан ведь не состоялся как государство. Первые годы после развала Союза мы проявили себя с помощью нашего первого президента как страна, которая первая шагнула и пытается провести в жизнь демократические преобразования и это нам удавалось. Но на деле эти первые и правильные попытки не пошли до конца. В итоге все было перевернуто и наша демократия превратилась в анархию и хаос. И это продолжается до сегодняшнего дня. Практически все деградировало в нашей стране: государственные министерства и ведомства, парламент, органы управления и силовые структуры.
 
Экономики ведь никакой нет, даже если кто-то не согласен с этим мнением, но это правда. Есть малый бизнес и может быть средний бизнес, а вот серьезного экономического развития страны нет. У нас есть несколько больших предприятий типа Кумтора, которые платят налоги, но ведь акции Кумтора держат в основном коррумпированные чиновники или их подставные лица, начиная со времен первого президента и до сегодняшнего дня. Поэтому Кумтор продолжает делать свою «работу» – загрязнять нашу экологию и не выполнять обязательства, которые они подписывали много раз с каждым новым приходящим режимом. 
 
Что сделано в стране? То, что заявляли как достижения, для этого не нужно большого ума – занять денег, да ещё с помощью иностранных рабочих строить дороги и линии электропередачи типа «Датка-Кемин». Это не должно считаться достоянием и гордостью, мол, вот мы сделали это. Что ещё сделано у нас со времен Советского Союза? Практически все отрасли, которые были у нас с тех времен их просто нет, не существуют, никакая из существовавших отраслей промышленности сейчас не работает. Заводы и фабрики разграблены, приватизированы и распроданы как инструменты и оборудование. Везде стоят какие-то торговые центры, все распродается. То есть экономики страны нет. В этом отношении, можно сказать, что мы – failed state.
 
Да, пока мы существуем как субъект международного права. Да, у нас пока есть наши границы. Но даже за это время, за 30 лет, ни один из президентов не смог защитить наши границы. За 30 лет мы продали часть земель нашим соседям – Казахстану, Китаю, естественно, за деньги или за что-то ещё. До сих пор не демаркирована и не делимитирована граница с Таджикистаном и Узбекистаном. Наши соседи, ощущая, что власть в Кыргызстане очень слабая и чрезвычайно коррумпированная, которая в первую очередь преследует свои личные материальные интересы, а не интересы государства, они предпринимают различные шаги для того, чтобы как можно более выгодно в своих интересах, для своей страны решить вопросы демаркации и делимитации. 
 
То есть, если уж говорить откровенно обо всем, то экономики нет; в политическом плане нас никто не уважает и нам не доверяют – мы никакой роли не играем в регионе и мире. Контрабанда захлестнула всю страну, мы практически существуем за счет контрабанды товаров, которые идут из Китая, потом они контрабандным путем идут в Евразийский Экономический Союз, разрушая и так ещё не развитый ЕАЭС. Также через страну идет большой наркотрафик. Отсюда и деньги крутятся в стране. Единственное доброе слово можно и нужно сказать о наших мигрантах, работающих в ближнем и дальнем зарубежье. Ежегодно они переводили и продолжают переводить своим родным и близким существенные деньги, которые и помогали нашему бюджету, стране. Поэтому мы очень близки к определению failed state. У нас нет ни одной сферы, где мы могли бы похвастаться и сказать, что мы это сделали. Поэтому я думаю, если дальше так пойдут дела, то недалек тот день, когда можно будет совершенно уверенно сказать, что Кыргызстан – это failed state.
 
У нас нет ни одной сферы, где мы могли бы похвастаться и сказать, что мы это сделали.
 
Необходимо ли Кыргызстану менять подходы во внешней политике? Если да, то в каких направлениях?
 
Я считаю, что у Кыргызстана внешней политики ведь и не было. Мы являемся участником Организации договора коллективной безопасности (ОДКБ). Это наш щит в плане безопасности. Мы являемся членами т.н. Таможенного Союза, или как сейчас называют Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Мы являемся страной-членом региональной международной организации ШОС. И что мы делаем? У нас есть стратегические партнеры – и по ОДКБ, и по ЕАЭС – но и там мы не можем играть свою роль, проводить наши интересы во внешней политике. То есть даже с нашими стратегическими партнерами всегда были недопонимания, были и есть нерешенные вопросы. Есть сомнения и недоверие к нам как со стороны стратегических партнеров, так и со стороны наших непосредственных соседей.
 
Вообще, во всем мире уже давно все считают, что Кыргызстан – это слабая маленькая страна, в которой постоянно что-то во внутренней политике кипит, политическая ситуация внутри страны турбулентна. Внешнеполитическое ведомство нашей страны – министерство иностранных дел – его, можно сказать, нет. На протяжении десятилетий МИД не играл никакой роли, т.е. министры иностранных дел приходили и уходили, и в основном функции МИДа сводились и сводятся к протокольной и консульской службам. Наши загранпредставительства за рубежом – посольства, в основном выполняли и выполняют функции протокольной и консульской работы. То есть приезжают наши госчиновники, депутаты с семьями, и дипломаты во главе с нашими послами обслуживают их, водят по магазинам, ресторанам – это шопинговые турагентства, а не посольства. Либо же выдают визы, зачастую нелегально. Целый ряд наших дипломатических сотрудников, как младшего дипломатического состава, так и среднего, и старшего, занимались и продолжают заниматься в разных странах мелкой контрабандой, пользуясь дипломатическим иммунитетом, и тем самым нарушая законы страны пребывания. Это тоже давно ни для кого не секрет. 
 
Во всем мире уже давно все считают, что Кыргызстан – это слабая маленькая страна, в которой постоянно что-то во внутренней политике кипит, политическая ситуация внутри страны турбулентна.
 
Вообще мы настолько маленькая страна, что мы не должны ни в коем случае во внешней политике с кем-либо выстраивать отношения против какой – либо страны. В моем понимании для такой страны как Кыргызстан, внешняя политика должна выстраиваться с любыми государствами исходя из наших национальных интересов. Конечно в первую очередь в приоритете должны быть наши стратегические партнеры и непосредственные соседи, и только потом другие государства. Мы должны выстраивать отношения с кем бы не было для чего-то позитивного и созидательного, но не против кого-то или чего-то. Поэтому, естественно, мы должны работать со всем международным сообществом по глобальным международным проблемам, где нет никаких сомнений или вопросов. Это проблемы такие как, терроризм, наркотрафик, загрязнение окружающей среды, всеобщее глобальное потепление и прочие. Вот в подобных вопросах мы должны выступать и поддерживать все международное сообщество, а в других вопросах приоритетом должны быть наши стратегические партнеры, наши непосредственные соседи; страны, с которыми мы вместе являемся членами тех или иных, важных для нас, региональных международных организаций. Но главное мы не должны быть против кого-то. В нашей внешней политике должны быть взвешенные и обдуманные шаги, заявления и инициативы, которые не вызывают какие-либо сомнения, подозрения или недоумения со стороны наших стратегических партнеров и других стран в международном сообществе.
 
Как маленькая страна, мы должны были попытаться сделать так, чтобы Кыргызстан стал площадкой переговорных процессов по различным проблемам в мире. Есть страны с очень серьезным опытом в переговорных процессах. У нас в регионе – это Казахстан и Узбекистан, которые играют положительную роль в переговорных процессах не только в нашем регионе, но и в мире; и тем самым помогают не только себе и своим стратегическим партнерам, но и международному сообществу. Поэтому надо учиться этому и не боятся выходить с инициативами.
 
Как маленькая страна, мы должны были попытаться сделать так, чтобы Кыргызстан стал площадкой переговорных процессов по различным проблемам в мире.
 
Можно очень долго и детально говорить о нашей внешней политике. Но если коротко, то для начала необходимо пересмотреть основные цели и задачи нашей внешней политики, отвечают – ли они сегодня нашим национальным интересам. Пересмотреть структуру МИДа, повысить статус МИДа в правительстве, пересмотреть список государств на предмет где мы имеем и должны или не должны иметь наши посольства и консульства. Сейчас модное слово люстрация, мы должны применить люстрацию и в отношении сотрудников нашего внешнеполитического ведомства и управления внешней политики аппарата президента на предмет их образования, профессионализма, знаний, опыта и вообще понимания у них того, что такое внешняя политика.
 
Какие у Вас дальнейшие профессиональные и политические планы?
 
В профессиональном плане уже практически больше года официально работаю старшим аналитиком в Центре прогнозов и анализа “Открытый Мир”. Это казахстанский исследовательский центр, находится он в Нур-Султане и Алма-Ате. Но в основном я работаю как фриланс аналитик: пишу аналитические записки, которые могут приобрести различные организации. Езжу и даю консультации государственным и негосударственным структурам в разных странах по вопросам региональной безопасности в Центральной Азии и вопросам касательно афгано-пакистанского региона. Читаю лекции, иногда публичные, в основном для высших учебных заведений или узкопрофессиональных кругов, за что получаю заработную плату. Моя профессиональная жизнь сейчас более спокойная и, скажем, планируемая мной, я не должен каждый день ходить на работу.
 
Собираюсь ли я в дальнейшем менять свои профессиональные планы покажет жизнь. Во всяком случае совсем недавно был в Кыргызстане, встречался с представителями новой власти и мне предложили серьезную работу в правительстве. На данный момент я не мог принять это предложение, потому что у меня есть обязательства перед работодателями, которые надо выполнить; и только потом я буду готов вернуться к обсуждению этого вопроса, примерно через полгода.
 
Политические планы – да, у нас есть Социалистическая партия Кыргызстана. Это коллеги, друзья, единомышленники, которые объединились вокруг определенных идей и задач, чтобы претворить их в жизнь. Мы не принимали участие в парламентских выборах четвертого октября этого года. О причинах неучастия в выборах я делал официальное обращение и заявление от имени Социалистической партии Кыргызстана в июле этого года. Буквально несколько дней назад я сделал заявление о том, что не буду участвовать в президентских выборах 10 января 2021 года и в котором объяснил причины такого решения. Когда вообще ситуация в стране нормализуется и стабилизируется, новая власть выйдет в легитимное поле, я думаю, наша партия будет принимать участие в парламентских выборах, где являюсь сопредседателем, и я сам, наверное, буду тоже принимать участие в президентских выборах в будущем, но не на этих выборах 10 января. Поэтому стоят большие планы, и мы будем прилагать максимум усилий для того, чтобы эти планы претворить в жизнь.
 
А пока главная задача для меня и, я думаю, для многих наших политиков в Кыргызстане, политических партий, лидеров этих политических партий – приложить максимум усилий чтобы была стабильность в нашей стране, и чтобы страна не делилась ни в коем случае ни по региональным, конфессиональным, этническим и другим принципам. Она не должна делиться. Мы единая страна, многонациональная страна. Мы должны быть едины и это главное. 
 
Естественно, должна быть конструктивная оппозиция и критика. Когда встречался с новой властью, я им сказал, что не являюсь врагом этой власти, и в то же время не являюсь сторонником этой власти, и свою принципиальную и последовательную позицию по тем или иным вопросам, буду выражать всегда; буду давать советы, которые, считаю нужны на том или ином этапе руководству нашей страны; конечно если мои советы будут нужны.
 
Мы, кыргызстанцы должны приложить максимум усилий, чтобы страна в конце-то концов поднялась, встряхнулась и начала двигаться вперед, чтобы прекратить всю эту вакханалию, которая творилась все эти 30 лет. Ведь за 30 лет мы ничего серьезного в стране не сделали. У нас нет ничего, чем мы могли бы гордиться. Мы только разбазаривали, только разворовывали и просто разрушали нашу страну и все это делалось под разными лозунгами, как движение вперед. Мы должны научиться работать и развивать нашу страну. Мы должны стать, в конце концов, надежными, последовательными, адекватными партнерами для наших соседей, для наших стратегических партнеров и вообще для международного сообщества. И это одна из главных задач.
 
"Cabar.asia"
Эрмек Байсалов
16.11.20

Другие материалы раздела:
Комментарии
ниссан


Публикации Авторов:

01.12.2020
"Nezigar" (Telergam)
Эксперты говорят о двойственности языковой политики Узбекистана

30.11.2020
"NewTimes.kz"
«Астана, жди голодных бунтов»: Финансист предрекает волнения среди казахстанцев

30.11.2020
"Nezigar" (Telergam)
Приход в Белый дом демократов не поменяет политику США в отношении Центральной Азии

30.11.2020
"K-News"
Мухтар Аблязов сообщил об аресте казахского олигарха Болата Утемуратова. Оппозиционер считает, что Назарбаева «сливают»

30.11.2020
A.Beloborodov, NG
Эксперты России и Казахстана обсудили вопросы стратегического планирования ЕАЭС

30.11.2020
"Afghanistan.ru"
Ставки растут. В чью сторону Помпео сдвинул переговоры в Дохе

27.11.2020
I.Dzorbenadze (Rosbalt)
Кыргызстан становится «ханством»

27.11.2020
E.Ivashenko (NG)
Россияне не заменили мигрантов на рынке труда, теперь рекрутерам приходится бороться за каждого работника

27.11.2020
"Vzglyad.ru"
Кыргызы делают выбор между нищетой и русским языком

25.11.2020
"Platon.Asia"
Возвращение Дариги Назарбаевой в большую политику было ожидаемым - политолог

25.11.2020
K.Karabekov (Ъ)
Кыргызская обновленная республика

24.11.2020
A.Lisitczin (RIA)
"Нами правили водители и телохранители". В Кыргызстане меняют конституцию

23.11.2020
"Platon.Asia"
Триумф демократии

23.11.2020
"Afghanistan.ru"
Соседи по интересам

23.11.2020
"Nezigar" (Telergam)
На фоне череды экономических неурядиц Эрдоган обречен на агрессивную внешнюю политику.

19.11.2020
G.Zotov (AIF)
«Мы не придурки какие-нибудь». Почему русский язык обожают в Кыргызстане?

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней