Численность трудовых мигрантов в РФ резко упала, бизнес заволновался
вторник, 10 ноября 2020 г. 16:03:29
Резкое сокращение числа мигрантов в условиях эпидемии коронавируса, о котором отчиталось МВД, уже вызывает тревожные комментарии со стороны бизнеса по поводу нехватки рабочих рук. Между тем сокращение трудовой миграции дает России уникальный шанс решить проблему безработицы и устранить структурные диспропорции на рынке труда, на порядок сократив неформальную занятость.
 
По данным Главного управления МВД России по вопросам миграции, отвечающего за ведение миграционной статистики, в январе-сентябре 2020 г.  общее количество иностранцев, прибывших в страну, упало вдвое. За девять месяцев этого года на миграционный учет по месту жительства и пребывания было поставлено 7,6 млн человек, тогда как за аналогичный период прошлого года – 14,9 млн. Из-за карантинных ограничений и падения деловой активности в Россию, если судить по данным за прошлый год, не въехало 7,3 млн человек, что сопоставимо с населением Болгарии или Сербии, значительно превышая число жителей Финляндии, Словакии, Норвегии, Ирландии и целого ряда других европейских государств. А учитывая, что иммиграция в Россию на протяжении предшествующих лет постоянно возрастала, можно заключить, что сокращение числа мигрантов оказалось еще больше.
 
Сжатие миграционных потоков, направляющихся в Россию из разных стран, оказалось неравномерным. В целом миграционные связи с дальним зарубежьем сократились сильнее, чем со странами СНГ и другими государствами постсоветского пространства, включая частично признанные (Абхазия, Южная Осетия). Если общее количество иностранцев, поставленных на миграционный учет, сократилось на 50,7%, то выходцев из республик бывшего СССР – на 35,5%, или чуть более, чем на треть. Это свидетельствует, что миграционные связи между странами СНГ, сохраняющими безвизовый режим передвижения, до сих пор являются более интенсивными, чем с дальним зарубежьем. Впрочем, эта закономерность уже не распространяется на те государства, которые покинули ряды СНГ (Латвия, Литва, Эстония, Грузия) или же ввели со всеми участниками Содружества визовый режим (Туркмения).
 
Любопытно, что наиболее высокими оказались темпы падения и без того незначительного миграционного обмена с Прибалтикой, который уменьшился более чем на две трети, а с Эстонией – и вовсе на три четверти. В то же время число поставленных на миграционный учет граждан Украины и Молдавии, которые сохраняют с Россией безвизовый режим, упало вдвое. С Украины за девять месяцев прошлого года в РФ прибыло 1,2 млн человек, а в этом году – 613 тыс., а из Молдавии, соответственно, 337 тыс. и 173 тыс. человек. Чуть менее значительно (на 40-45%) сократились миграционные связи России с Арменией, Белоруссией, Казахстаном и Азербайджаном. Причем особой разницы между государствами, которые входят в состав ЕАЭС и пользуются льготным миграционным режимом, и странами, которые участниками Союза не являются, не прослеживается. Так, число мигрантов из Армении (-41%) и Азербайджана (-47%), сократилось почти пропорционально, хотя первая из них в ЕАЭС входит, а второй – нет.
 
Самые низкие темпы сокращения миграционных потоков характерны для стран Средней Азии, лидирующих по числу направляемых в Россию трудовых мигрантов. В среднем число граждан Киргизии, Узбекистана и Таджикистана, поставленных на миграционный учет органами МВД, в январе-сентябре этого года сократилось всего на 28,5%, или чуть более чем на четверть. За девять месяцев прошлого года в РФ из трех среднеазиатских республик прибыли 6,5 млн человек, а в январе-сентябре этого года – 4,7 млн. В абсолютных цифрах миграционный поток из этих стран сократился на 1,8 млн человек, что пока явно далеко от катастрофических показателей.
 
Во многом эти цифры объясняют, почему, несмотря на алармистские прогнозы по поводу дестабилизации общественно-политической ситуации и социального взрыва, грозящего Средней Азии из-за возвращения оставшихся без работы мигрантов, ситуация там остается относительно стабильной. Число вернувшихся мигрантов и создаваемое ими социальное давление, видимо, пока является не слишком значительным.
 
Особой разницы в динамике миграционных потоков из трех среднеазиатских республик опять же не наблюдается. Темпы сокращения числа приехавших в РФ граждан Киргизии, которая является участником ЕАЭС, а также Узбекистана и Таджикистана, которые в Союз не входят, оказались практически одинаковыми (28-29%). Объясняется этот факт, по-видимому, тем, что большинство среднеазиатских мигрантов в России работают неофициально, без оформления необходимых документов. А значит, никакой разницы в трудоустройстве и получаемых льготах между гражданами этих стран нет. Поскольку же главной причиной сокращения трудовой миграции является сжатие рынка труда, затрагивает оно всех мигрантов одинаково.
 
При этом в тех нишах, где были заняты граждане Узбекистана, Таджикистана и Киргизии, спрос на рабочие руки, судя по всему, сократился гораздо меньше, чем в отраслях, где работали выходцы из Белоруссии, Казахстана или Украины.
 
В процентном отношении доля выходцев из Средней Азии среди граждан стран СНГ и других государств и территорий бывшего СССР даже увеличилась. Если по итогам января-сентября 2019 г. граждане Узбекистана, Киргизии и Таджикистана составляли 63% всех иностранцев, поставленных МВД РФ на миграционный учет, то по результатам девяти месяцев нынешнего года – уже 70%, а с учетом Казахстана и Туркмении, трудовая иммиграция из которой невелика, – более 3/4. Доля выходцев из Узбекистана среди прибывших в РФ иностранцев за это время увеличилась с 35,7 до 39,8%, Таджикистана – с 20,1 до 22,2%, тогда как из Украины сократилась с 12 до 9,1%, а из Молдавии – с 3,2 до 2,6%. То есть одновременно с сокращением на треть общего числа прибывших из республик бывшего СССР иностранцев этническая структура миграции все более меняется в пользу выходцев из Средней Азии. Семь из десяти иностранцев, прибывших в Россию из стран СНГ в этом году, являются гражданами среднеазиатских республик, что, учитывая стремление как минимум половины из них остаться в стране навсегда, грозит нарушением сложившегося этнического баланса.
 
Непонятными в этом контексте выглядят действия Москвы по массовой раздаче российских паспортов гражданам отдельных азиатских республик. За первые три квартала этого года в гражданство РФ было принято 450,7 тыс. человек, что в полтора раза больше показателей предыдущего года. Рост числа новых граждан произошел главным образом за счет выходцев с Украины. В этом году продолжилась массовая «паспортизация» жителей Донецкой и Луганской областей. Кроме того, получить гражданство РФ выходцам с Украины вообще стало значительно проще. Как результат, число выданных бывшим украинским гражданам паспортов в этом году выросло со 146,1 тыс. до 291,4 тыс.
 
Но не все так однозначно. Одновременно в полтора раза выросло и число принятых в гражданство РФ выходцев из Таджикистана (с 30,4 до 44,4 тыс.). В республике, где практически нет славянского, да и вообще европейского населения, активно реализуется программа переселения соотечественников, которая оборачивается массовым переселением этнических таджиков в РФ. В итоге из паспортов, выданных в этом году, каждый десятый получили граждане Таджикистана.
 
Интеграция в масках: перспективы миграции и рынка труда в условиях пандемии
 
Сложная миграционная ситуация, сложившаяся в России из-за эпидемии коронавируса на протяжении этого года, представляет собой хороший шанс для корректировки миграционной политики. Массовые беспорядки, устроенные весной-летом среднеазиатскими и кавказскими мигрантами, говорят об опасности бесконтрольного ввоза иностранной рабочей силы из стран и регионов с иноэтничным и иноконфессиональным, преимущественно мусульманским населением. Его групповая сплоченность придает таким акциям, представляющим очевидную угрозу общественной безопасности, особую остроту.
 
Кроме того, пятикратный рост регистрируемой безработицы во время эпидемии должно побуждать власти РФ думать, прежде всего, о занятости собственного населения, а не граждан иностранных государств. Что же касается нехватки рабочих рук в ряде отраслей, обнаружившейся после оттока мигрантов, то она должна стать стимулом для соответствующих изменений в образовательной политике, системе подготовки кадров и оплаты труда, а отнюдь не для привлечения новых потоков малоквалифицированной рабочей силы из азиатских стран СНГ.
 
Александр Шустов,
"Ритм Евразии",
10 ноября 2020 года

Другие материалы раздела:
Комментарии
карс kg


Публикации Авторов:

04.12.2020
"Azattyk" radiosy
«Рискованная игра». Кто и зачем бьет по Булату Утемуратову?

04.12.2020
A.Rakhmani (Afghanistan.ru)
Победит ли афганский мирный процесс наркомафию

03.12.2020
E.Pogrebnyak (VZ.ru)
Россия спасает Кыргызстан от разорения

03.12.2020
"Podrobno.uz"
Долг внешний – проблемы внутренние. Эксперт о проблеме увеличения госдолга Узбекистана

03.12.2020
A.Knyazev (365info)
Чемодан компромата: Кыргызстан готовится выбрать нового президента

03.12.2020
"Nezigar" (Telergam)
Мягкая сила и смена тактики Китая в ЦА

03.12.2020
"Nezigar" (Telergam)
Заседание ОДКБ: Москва не даст некоторым руководителям стран-участников решать собственные задачи

03.12.2020
V.Panfilova, NG
Узбекистан получит статус наблюдателя в ЕАЭС

03.12.2020
"Vzglyad"
Россия спасает Кыргызстан от разорения

02.12.2020
"Knews"
О том, как вор в законе Камчы Кольбаев навел порядок в кыргызских колониях и как влияет на политику

02.12.2020
"Uza"
Аскар Акаев: “Новый Узбекистан удивляет всех” (Часть I)

02.12.2020
"Uza"
Аскар Акаев: “Новый Узбекистан удивляет всех” (Часть II)

01.12.2020
"Nezigar" (Telergam)
Эксперты говорят о двойственности языковой политики Узбекистана

30.11.2020
"NewTimes.kz"
«Астана, жди голодных бунтов»: Финансист предрекает волнения среди казахстанцев

30.11.2020
"Nezigar" (Telergam)
Приход в Белый дом демократов не поменяет политику США в отношении Центральной Азии

30.11.2020
"K-News"
Мухтар Аблязов сообщил об аресте казахского олигарха Болата Утемуратова. Оппозиционер считает, что Назарбаева «сливают»

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней