Кыргызстан: жизнь в тени китайского НПЗ
суббота, 24 октября 2020 г. 13:23:15
Крупнейшему нефтеперерабатывающему заводу страны не привыкать к скандалам.
 
После начала пандемии коронавируса китайский нефтеперерабатывающий завод «Джунда» в Кара-Балте остановился, что вызвало смешанные чувства в этом городке на севере Кыргызстана.
 
Для тех, кто жаловался на ущерб, который, как считается, НПЗ наносит здоровью людей и урожаю, не говоря уже об извергаемых им зловонных серных парах, приостановка работы завода стала долгожданной передышкой.
 
Но, с другой стороны, когда какая-либо компания обосновывается в таком месте, как Кара-Балта, городе с населением 40 тыс. человек в полутора часах езды от Бишкека, многих это радует.
 
«Здесь работало так много людей. Переводчики зарабатывали около 50-60 тыс. сомов (630-760 долларов США), – сказала Чынар Мааткулова, владелица небольшого продуктового магазина, стоящего на ведущей к НПЗ дороге. – К нам целыми автобусами приезжали работники, и покупали чай и кофе».
 
По словам Мааткуловой, работники НПЗ также совершали мелкие покупки перед началом рабочего дня, вроде сигарет и закусок.
 
Что до жалоб касательно завода, то у Мааткуловой есть свое мнение по этому поводу.
 
«Люди, утверждавшие, что завод якобы опасен, просто бездельники, которые сидят без дела, пьют водку и курят сигареты, – сказала она. – Если там работают 500 человек, то значит, он кормит 500 семей».
 
На самом деле до закрытия на заводе работали около 775 человек, из которых 500 действительно были гражданами Кыргызстана, а остальные прибыли из Китая. Владеющая НПЗ компания China Petrol Company Junda Limited инвестировала в завод около 300 миллионов долларов.
 
В Кыргызстане пять нефтеперерабатывающих заводов, но НПЗ «Джунда», безусловно, самый крупный из них: он способен перерабатывать около 800 тыс. тонн нефти в год. Мощность второго по величине Токмокского нефтеперерабатывающего завода (который, кстати, тоже принадлежащий китайской компании) составляет всего 450 тыс. тонн.
 
При этом «Джунде» не привыкать к скандалам. В 2016 году, например, компания была оштрафована за незаконный выброс в атмосферу нефтяного углеводородного газа. Два года спустя претензии появились у налоговой инспекции, утверждавшей, что компания недоплатила 200 миллионов сомов (2,9 миллиона долларов). В 2019 году государственное антимонопольное агентство обвинило НПЗ в использовании своего доминирующего положения на местном рынке для необоснованного повышения цен на производимый им сжиженный газ.
 
По этим причинам 75-летнего животновода Айдара Байгазиева, живущего в непосредственной близости от «Джунды», вполне устраивает тот факт, что завод простаивает с марта. Перерабатываемое НПЗ горючее топливо с гудением текло по массивным трубам и дистилляционным колоннам завода всего в 200 метрах от его дома.
 
«Когда строили завод, они купили участки у моих соседей. Те продали свои пять соток земли (500 квадратных метров) с хорошей прибылью за 100 тыс. долларов, – сказал Байгазиев. – Они хотели купить весь мой гектар (10 тыс. квадратных метров) и сарай по той же цене. Я хотел 200 тыс. долларов, но они отказались».
 
Тем не менее Байгазиев философски относится к своей судьбе, и говорит, что «пока они меня не трогают, я их тоже беспокоить не стану».
 
Но некоторые местные фермеры настроены менее спокойно. Они заявляют, что их посевы страдают от загрязнения. НПЗ же, напротив, ранее утверждал, что переработка нефти не оказывает заметного воздействия на почву. Властям давно известно об этих претензиях и они неоднократно проводили проверки, но это не удовлетворило местных жителей.
 
Помимо исходящего от завода запаха сероводорода (так пахнут тухлые яйца), жителей также беспокоит запах из канализации.
 
Вода, используемая в процессе переработки нефти, сбрасывается в городскую канализацию. В 2018 году депутат парламента Кожобек Рыспаев организовал проверку, в результате которой обнаружилось, что содержание нефтепродуктов в сточных водах завода могло достигать 5 процентов, что выше предельно допустимой нормы в 3 процента.
 
Но реакция Рыспаева была несколько неожиданной.
 
«Завод “Джунда” должен был работать. Такие предприятия, инвесторов надо поддерживать. Нельзя мучить инвесторов, которые построили объекты на свои деньги», – приводит его слова Радио «Азаттык».
 
В том же году НПЗ снова попал под град критики за повреждение древних захоронений, предположительно относящихся к VII веку до нашей эры. Государственная инспекция по экологической и технической безопасности неоднократно просила компанию отгородить территорию, на которой расположены курганы, но просьбу до сих пор не удовлетворили.
 
Были на «Джунде» и трудовые конфликты. В 2018 году рабочие жаловались, что им не доплачивают за вред здоровью. Один сотрудник, механик по имени Искендер Мамыркулов, опубликовал видеообращение с призывом к президенту о помощи. После этого его уволили.
 
Представитель Eurasianet.org попытался получить комментарий непосредственно от China Petrol Company Junda Limited по вопросам, затронутым в данной статье, но руководство заявило, что правила компании запрещают ему общаться с прессой.
 
Однако поговорить с Eurasianet.org согласился глава профсоюза «Джунды» Ержан Абдулали уулу, который отрицал наличие каких-либо серьезных разногласий между руководством и персоналом завода. Другие работники, с которыми удалось пообщаться Eurasianet.org, подтвердили слова Абдулали уулу, но более подробно говорить отказались, даже на условиях анонимности.
 
«Ранее был спор с предыдущим главой профсоюза, но 13 августа прошлого года мы выбрали нового председателя [профсоюза], и я был избран большинством голосов», – сказал Абдулали уулу, работающий в отделе водоснабжения.
 
Верность компании может частично объясняться тем фактом, что хотя завод стоит, работники продолжают получать зарплату.
 
«Сначала на заводе были финансовые трудности. Это было в конце января. Было общее собрание, и нам рассказали обо всем этом. С февраля на работе оставили около 170 человек, а с марта все ушли с завода», – сказал Абдулали уулу.
 
Возобновление работы НПЗ ожидается не раньше следующего года.
 
«На данный момент работа приостановлена, – сказал Абдулали уулу. – [Нужно только] иногда заходить и делать определенную бумажную работу».
 
 Айзирек Иманалиева,
"Eurasianet.org",
23 октября 2020 года 
 

Другие материалы раздела:
Комментарии
мазда


Публикации Авторов:

25.11.2020
"Platon.Asia"
Возвращение Дариги Назарбаевой в большую политику было ожидаемым - политолог

25.11.2020
K.Karabekov (Ъ)
Кыргызская обновленная республика

24.11.2020
A.Lisitczin (RIA)
"Нами правили водители и телохранители". В Кыргызстане меняют конституцию

23.11.2020
"Platon.Asia"
Триумф демократии

23.11.2020
"Afghanistan.ru"
Соседи по интересам

23.11.2020
"Nezigar" (Telergam)
На фоне череды экономических неурядиц Эрдоган обречен на агрессивную внешнюю политику.

19.11.2020
G.Zotov (AIF)
«Мы не придурки какие-нибудь». Почему русский язык обожают в Кыргызстане?

19.11.2020
"EADaily"
Министры ЕС и Центральной Азии настаивают на прекращении огня в Афганистане

18.11.2020
E.Korotkova (MK.kr)
О внешнем долге Кыргызстана перед миром и Китаем

17.11.2020
P.Akopov (RIA)
Почему Россия ничего не может сделать с осколками СССР

17.11.2020
O.Nessar (Afghanistan.ru)
Афганские шахматы: партия отложена до инаугурации

17.11.2020
"Zakon.kz"
Падение экономики Кыргызстана: подобного не было с 1995 года

17.11.2020
"Echo Msk"
В Кыргызстане снова поменялся президент. Тихо и незаметно

17.11.2020
K.Karabekov (Ъ)
Ходка в президенты. На выборах в Кыргызстане за власть поборются сразу несколько бывших заключенных

17.11.2020
"Caravanserai"
США объявили о финансовой поддержке предстоящих выборов в Кыргызстане

16.11.2020
V.Panfilova, NG
США готовы финансировать киргизские выборы

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней