Дыхание кризиса: торговля в ЕАЭС сократилась
пятница, 24 июля 2020 г. 14:27:42
Статистические данные по внешней и взаимной торговле ЕАЭС за январь-апрель 2020 г., опубликованные Евразийской экономической комиссией, показывают значительное падение товарооборота. Негативной тенденцией является то, что торговля между союзными государствами сокращается быстрее, чем с внешним миром.
 
Совокупный объем внешней торговли пяти государств ЕАЭС за первые четыре месяца этого года сократился на 13,6% (с 235,9 до 203,8 млрд долл.), причем экспорт падал втрое быстрее импорта. В результате общий профицит внешней торговли Союза снизился более чем в полтора раза – с 71,5 до 49,2 млрд. долл. Между тем эти показатели напрямую влияют на поступление налогов в государственные бюджеты, воздействуя на них по всей цепочке – от таможенных сборов до налогов на добавленную стоимость, прибыль и доходы физических лиц, которые сокращаются в связи с падением объема товарооборота, доходов компаний и обычных граждан. Столь значительное падение объемов внешней торговли является показателем серьезного кризиса, переживаемого союзными государствами в условиях пандемии.
 
Впрочем, пока ЕЭК представила данные лишь за четыре месяца, что для оценки годовой динамики внешней торговли явно недостаточно. В прошлом ЕАЭС переживал куда более серьезное падение торговли с внешним миром. Так, за 2015 г., когда против России были введены западные санкции из-за воссоединения с Крымом и военного конфликта в Донбассе, объем торговли Союза с зарубежными государствами по сравнению с 2014 г. упал на 33,6%, а в 2016 г. (в сравнении с 2015 г.) – еще на 12,1%.
 
Правда, кризис 2015-2016 гг. имел одно существенное отличие – падение внешней торговли в стоимостном выражении было во многом связано с резким повышением курса рубля по отношению к доллару, что и вызвало сокращение «долларовых» объемов товарооборота. Сегодня столь значительных колебаний валютных курсов не наблюдается, а снижение внешней торговли связано с падением потребления основных экспортных товаров, обусловленным «коронавирусным» кризисом.
 
Если падение совокупного товарооборота (экспорт плюс импорт) с внешним миром у государств ЕАЭС являлось относительно равномерным (кроме Казахстана, у которого он почти не изменился), то динамика экспорта была разнонаправленной. Его наиболее сильное падение наблюдалось у Белоруссии (на 30,5%), за ней следуют Россия (на 19,6%) и Армения (на 7,1%). У Казахстана экспорт вырос на 0,8%, а у Кыргызстана – сразу на 12,2%.
 
Падение белорусского экспорта было вызвано главным образом снижением поставок продукции химической промышленности и минеральных продуктов, а российского – минеральных продуктов и металлов. В то же время поставки минеральных продуктов Казахстаном, имеющим схожую с Россией структуру экономики, выросли на 8%, что позволило ему стабилизовать объем экспорта. Кыргызстан же сумел на треть увеличить поставки за рубеж драгоценных металлов, которые составляют почти три четверти объема его экспорта в третьи страны.
 
Наращивание поставок золота позволило Бишкеку резко сократить объем внешнеторгового дефицита, который снизился с 543,6 до 39,2 млн долл. Почти вдвое сумела снизить объем дефицита внешней торговли и Армения (с 459,8 до 290,2 млн долл.), резко сократившая импорт. Положительное сальдо внешней торговли Казахстана за счет наращивания поставок минеральных продуктов вообще выросло с 10,6 до 11 млрд долл. У Белоруссии за это же время внешнеторговый профицит (707 млн долл.) сменился дефицитом (846,3 млн долл.), а у России профицит внешнего товарооборота сократился более чем в полтора раза (с 61,2 до 39,4 млрд долл.). В отличие от Армении и Кыргызстана, объем импорта России и Белоруссии сократился незначительно (в пределах 5%), что и привело к заметному ухудшению сальдо их внешней торговли. По итогам четырех месяцев профицит внешней торговли Союза обеспечивается лишь Россией и Казахстаном, главным экспортным товаром которых остаются углеводороды.
 
Взаимная торговля стран ЕАЭС в стоимостном выражении за январь-апрель 2020 г. сократилась на 16,3%, составив 15,8 млрд долл. Ее объем почти в 13 раз меньше торговли с третьими странами и на ее фоне выглядит незначительным. В условиях кризиса внутренний рынок Союза теоретически мог бы выступить в качестве амортизирующего фактора, способного компенсировать падение торговли с внешним миром. По крайней мере, создание общего рынка ЕАЭС по большинству товарных позиций позволяло на это рассчитывать. Однако в реальности вызванный пандемией и закрытием границ кризис привел к тому, что торговля между союзными государствами сокращалась быстрее, чем с внешним миром. Причем опережающее падение экспорта во взаимной торговле, которое и обусловило ее более быстрое падение, наметилось еще в декабре 2019 г. – феврале 2020 г., когда до введения эпидемиологических ограничений было еще далеко, а пандемия бушевала в основном на просторах Китая.
 
Наиболее значительно во внутрисоюзной торговле сократились экспортные поставки России (-21%), за которой вплотную следуют Кыргызстан (-17,6%) и Казахстан (-16,5%). На их фоне внутрисоюзный экспорт Армении, сократившей товарооборот со странами ЕАЭС всего на 10,6%, выглядит более устойчивым. Белоруссия же, уменьшившая объем торговли с партнерами по Евразийскому союзу всего на 3,4%, фактически сумела удержать ее на прежнем уровне. Секрет заключается в том, что 34,7% белорусского экспорта в страны ЕАЭС составляют продовольственные товары, спрос на которые в условиях кризиса оказался более устойчивым, вследствие чего их поставки практически не сократились (-0,6%).
 
Показательно, что Россия и Кыргызстан за четыре месяца также нарастили поставки продовольствия в ЕАЭС, соответственно на 9,9 и 43,7%, что свидетельствует о возросшем спросе на продукцию сельского хозяйства. Не столь значительно, как у других союзных государств, сократился и белорусский экспорт машиностроительной, химической и текстильной продукции.
 
Падение российского внутрисоюзного экспорта в основном было вызвано сокращением поставок минеральных продуктов, которые занимают четверть его стоимостного объема. По сравнению с январем-апрелем 2019 г. их экспорт упал почти наполовину (-44,8%), что, очевидно, стало результатом сокращения потребления нефти и нефтепродуктов в условиях введенных из-за пандемии ограничений. Одновременно сократились поставки российской машиностроительной, химической продукции и металлов. У Казахстана же наиболее значительно сократился внутрисоюзный экспорт металлов, химической продукции и продовольствия, тогда как поставки минеральных продуктов, которые составляют почти половину всего объема его внутрисоюзного экспорта, в отличие от России упали всего на 5,5%. Кыргызский внутрисоюзный экспорт демонстрирует падение по всем товарным группам, кроме продовольствия. На внешних рынках главным экспортным продуктом республики является золото, которое внутри ЕАЭС сбыта практически не находит.
 
Импорт товаров из стран ЕАЭС наиболее существенно сократила Белоруссия (-32%), за которой следуют Россия (-12,9%), Казахстан (-6,1%) и Кыргызстан (-5,2%). Армения же, напротив, за четыре месяца увеличила закупки товаров в странах Союза на 7,4%. По товарным группам наиболее существенно снизились закупки минеральных продуктов, машин, оборудования и транспортных средств, а также древесины и целлюлозно-бумажных изделий, а наименее значительно – продовольствия, импортные поставки которого остались практически на прежнем уровне.
 
В целом опережающее падение внутрисоюзной торговли по сравнению с внешней отражает сокращение объема торгово-экономических связей между странами ЕАЭС, которые гораздо больше ориентированы на торговлю с внешним миром, а не друг с другом. Этому способствует незначительный объем внутренних рынков большинства стран ЕАЭС за исключением России и отчасти – Казахстана, а также схожая отраслевая структура их экономик, ориентированных на экспорт углеводородов, химической продукции и металлов. Наиболее устойчивой отраслью в условиях кризиса оказались сельское хозяйство и пищевая промышленность, продукция которых позволила отчасти компенсировать падение торговли другими товарами.
 
Вместе с тем данные за январь-апрель не отражают всей глубины кризиса, который начал разворачиваться с середины марта и пришелся, судя по всему, главным образом на второй квартал. Более показательной в этом отношении будет статистика торговли ЕАЭС за первое полугодие 2020 г., которая пока еще не опубликована.
 
"Ритм Евразии"
Александр ШУСТОВ
20.07.20

Другие материалы раздела:
Комментарии
мазда


Публикации Авторов:

27.10.2020
"Nezigar" (Telergam)
"Незыгарь": Возобновление российской финансовой помощи Кыргызстану не означает принятие Системой С.Жапарова

26.10.2020
"Rosbalt.ru"
Политолог объяснил слова Путина о «беде кыргызского народа»

26.10.2020
"Vesti.ru"
Кыргызстан сделал заявление о российской базе

26.10.2020
"Podrobno.uz"
Учитывая просьбы ряда стран, Пекин решил освободить их от непогашенных долгов – МИД КНР

24.10.2020
M.Kovalenko, Ъ
Москва и Бишкек поговорили на разных языках

24.10.2020
V.Panfilova, NG
Бишкек всячески подчеркивает лояльность Москве

23.10.2020
"RIA Novosti"
Путин назвал происходящее в Кыргызстане бедой

21.10.2020
“Dialog.tj”
Есть нефть, нет денег: почему Таджикистан никак не превратится в Техас

21.10.2020
V.Panfilova, NG
Пекин ставит Бишкек на счетчик

19.10.2020
A.Jelenin (Rosbalt)
Туркмения — наш последний друг

19.10.2020
"Tengrinews", KZ
И. о. президента Кыргызстана готов участвовать в выборах, если изменится закон

19.10.2020
"Nezigar" (Telergam)
Глава 530, в которой у очередной «цветной революции» в Кыргызстане появляется устойчивый привкус героина

19.10.2020
"Nezigar" (Telergam)
Связи семьи Байдена с ОПГ из бывшего СССР даже глубже, чем казалось.

19.10.2020
"Nezavisimaya gazeta"
Садыру Жапарову открыли путь к президентской кампании

19.10.2020
E.Postnikova, IZ
Подъем переворотов: что ждет Кыргызстан в переходный период

17.10.2020
M.Kovalenko, K.Karabekov, Ъ
Исправляющий обязанности С.Жапаров

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней