Узбекистан 2020: новая конфигурация и драйверы развития
вторник, 17 марта 2020 г. 11:39:41
«Множество новых ведомств и агентств, отсутствие политической воли ослабить хватку в отношении негосударственного сектора, противоречивая гендерная политика, важные решения, принятые за закрытыми дверьми, продолжат определять политические и экономические тенденции в Узбекистане», – отмечает политолог Рафаэль Саттаров в статье, специально для CABAR.asia.
 
Узбекистан продолжает оставаться самой динамичной страной Центральной Азии в связи с обилием событий, решений, перестановок в системе власти за прошедший год. Динамика не всегда оказывается позитивной, а перестановки все чаще представляют собой рокировку старых кадров за недостатком свежих. Третий год заявленных президентом Шавкатом Мирзиеевым реформ окончился противоречивыми событиями и тенденциями, усложняющими однозначную оценку результатов работы правительства. Практически в каждой сфере наблюдались как явные достижения, так и откровенные разочарования.
 
Продолжающиеся массовые сносы домов по всей стране, зачастую без должной компенсации и согласия жителей откровенно дискредитируют политику руководства и судебную систему страны. Противостояние интересов застройщиков и местных органов власти – хокимиятов, незаконно выдающих разрешение на строительство вопреки праву на частную собственность с учетом интересов жителей является одной из основных тем прошедших лет и будет оставаться актуальным в течение последующих лет. Вырубка деревьев, несмотря на существующий мораторий, подписанный президентом Узбекистана, демонстрирует истинные приоритеты власти на местах, идущие в разрез с долгосрочными интересами общества и заявленными экологическими обязательствами.
 
Прошедшие в конце 2019 года выборы в парламент, несмотря на открытость проведения, укрепили скепсис в отношении перспектив законодательной власти Узбекистана. Системных перемен не предвидится: не было образовано ни одной реальной оппозиционной партии, партийные идеологии не отличались между собой, независимые кандидаты не допускаются к участию на выборах по закону. Партийные дебаты проходили по телевидению, что стало достижением последних лет, однако, они не отличались злободневностью и глубокими знаниями о проблемах общества у депутатов.
 
В сфере свободы слова несколько событий пошатнули уверенность в непоколебимости реформ в этой области. Кейс с просочившимися в прессу угрозами от хокима Ташкента, Джахонгира Артыкходжаева, в адрес журналистов местного издания Кун.уз (kun.uz), а также преследования и пытки, которым подверглась блоггер Нафосат Оллошукурова, доказали, что несмотря на крупные изменения в данной области, журналисты все еще не находятся в безопасности. В обоих случаях виновники не ответили перед законом. При этом, среди ощутимых изменений можно назвать упрощение процедуры регистрации СМИ, чего до сих пор нет в области оформления независимых ННО.
 
«Год развития науки, просвещения и цифровой экономики» как проверка на прочность
 
Шавкат Мирзиеев в своем послании Парламенту Республики Узбекистан в январе 2020 года обозначил несколько приоритетных направлений для развития в нынешнем году. Планы представляются весьма амбициозными, учитывая, что таргетированы самые проблемные сферы – наука, образование и цифровизация.
 
В 2018 году количество вузов составляло 58, включая 20 университетов, 36 институтов, 2 академии и 14 их филиалов в регионах. К 2019 году количество вузов увеличилось до 114 вузов, включая 93 отечественных и 21 зарубежный и их филиалы. Охват высшим образованием до сих пор остается недостаточным (20%), а сфера образования считается одной из самых коррумпированных. Ранее президентом была разработана Концепции развития системы высшего образования до 2030 года, в которой поставлена задача повысить охват до 50%, повысить конкурентоспособность местных вузов и развивать государственно-частное партнерство (ГЧП) в сфере образования. В качестве радикальной меры по достижению доступности высшего образования было предложено увеличить грантовые места вдвое, а девушкам обеспечить дополнительные бюджетные места на конкурсной основе для достижения гендерного баланса в образовании.
 
В целом, качество и количество вузов увеличивается в Узбекистане за счет филиалов иностранных университетов, а местная научно-исследовательская система не может конкурировать даже с региональными высшими учебными заведениями.
 
Существуют системные недостатки, благодаря которым вырастить свою школу ученых-исследователей, педагогический состав и прозрачную систему отбора абитуриентов Узбекистану в ближайшем будущем будет сложно ввиду коррупции на всех звеньях образовательной системы, языкового барьера из-за недальновидной стратегии перехода на латиницу, недостатка квалифицированных кадров, недостаточного финансирования, неэффективного развития ГЧП.
 
По данным опроса в популярном Telegram канале Qoshni mahalla, рейтинг коррумпированных вузов столицы возглавил Ташкентский государственный юридический университет (31% опрошенных), на втором месте Ташкентский государственный экономический университет (20%) и третье место – Национальный университет Узбекистана (12%). Около 29% респондентов при этом признались, что давали взятку при поступлении в вуз.
 
Для борьбы с коррупцией было предложено увеличить финансирование системы образования, внедрить информационные технологии для прозрачности процедуры отбора и учебного процесса. Процесс диджитализации системы образования является частью Концепции национальной стратегии «Цифровой Узбекистан 2030», о которой сказал президент во время своего послания парламенту. Программа включает в себя улучшение системы госуправления, создание благоприятной почвы для развития инновационных продуктов и формирования цифровой экономики.
 
Ранее были внедрены счетные системы в жилищно-коммунальный сектор, что вызвало шквал возмущений из-за неправильной работы онлайн реестра оплат, а также некорректного функционала умных счетчиков. Стало очевидно, что страна не готова к массовой цифровизации из-за недостаточных средств и отсутствия квалифицированных кадров. Также вызывали вопросы поставщики умных счетчиков, которые были внедрены принудительно. По некоторым неофициальным данным, импортером новых счетчиков были компании, принадлежащие хокиму Ташкента, Д. Артыкходжаеву, что может быть признаком конфликта интересов должностного лица.
 
Между тем, в Концепции отмечается, что спрос на IT-специалистов увеличивается, а их дефицит сказывается негативно, как на финансовой сфере, так и в госуправлении. Развивать сферу информационных технологий планируется на базе созданных Инновационного центра по поддержке разработки и внедрения информационных технологий «Mirzo Ulugbek Innovation Center», инновационных технопарков «Яшнабад» и «Хорезм». Технопарки также созданы при филиалах зарубежных вузов.
 
Одним из очевидных препятствий для инновационного развития остается плохое качество интернета. Монополистом по поставке интернет-каналов остается государственная компания «Узбектелеком», которая в первой половине 2018 года объявила о проекте «Трансформация-2020», включающую расширение международного интернет-узла в 10 раз, и соответственно, об увеличении скорости интернета во столько же раз. Однако, по мнению интернет-пользователей к 2020 г. качество интернета не улучшилось: проблемы со скоростью сохраняются у всех интернет-провайдеров, переход от подсчета мегабайтов к свободной тарификации не произошел. Сохраняются проблемы с аудио- и видео-звонками в мессенджерах Skype, Viber, WhatsApp.
 
Потерять счет государственным ведомствам и агентствам
 
 В начале года было объявлено также о создании Антикоррупционного органа, подотчетного парламенту и президенту, проект которого должен быть разработан к апрелю. Шавкат Мирзиеев отметил, что предприниматели все еще сталкиваются с коррупцией при предоставлении земельных участков, кадастровых, таможенных, банковских услуг, лицензировании, государственных закупках. В данных сфера