Вашингтон выдвигает «новую» центральноазиатскую стратегию
четверг, 13 февраля 2020 г. 14:27:14
Примерно раз в пять-шесть лет Соединенные Штаты выступают с «новой» стратегией в отношении Центральной Азии. В автомобильной промышленности это описывается термином «рестайлинг». Речь идет о косметических изменениях, создающих впечатление некой новизны, вроде видоизмененной решетки радиатора, модификации заднего бампера, неожиданных цветовых решениях и так далее. Документ, озаглавленный «Стратегия Соединенных Штатов в Центральной Азии на 2019-2025 годы», который был опубликован Государственным департаментом 5 февраля, полностью выдержан в этой традиции.
 
В предисловии говорится: «Фундаментальный стратегический интерес Соединенных Штатов в этом регионе заключается в превращении Центральной Азии в более стабильный и процветающий регион, который может свободно реализовывать свои политические и экономические интересы, а также интересы в сфере безопасности, в сотрудничестве с различными партнерами по своему собственному выбору и на собственных условиях; регион, связанный с мировыми рынками и открытый для международных инвестиций; в регион с развитыми институтами демократии, соблюдающий принцип верховенства права, в котором уважаются права и свободы человека». Разве мы не слышали обо всем этом раньше, начиная примерно с 1995 года, когда было опубликовано знаменитое эссе Троба Тэлбота, главного представителя президента Билла Клинтона по бывшим советским республикам?
 
Новая стратегия определяет шесть основных целей:
 
— укрепление суверенитета и независимости государств Центральной Азии, как по отдельности, так и в составе региона;
 
— снижение уровня террористической угрозы в Центральной Азии;
 
— стабилизация обстановки в Афганистане;
 
— содействие развитию связей между Центральной Азией и Афганистаном;
 
— демократические реформы, торжество принципа верховенства закона и соблюдение прав человека;
 
— содействие развитию торговли и инвестициям.
 
Флагманом новой стратегии является так называемая дипломатическая платформа C5+1, включающая министров иностранных дел пяти центральноазиатских «станов» и госсекретаря США. Но разве не это является наследием, оставшимся после бывшего госсекретаря Джона Керри? Самая захватывающая особенность C5+1 состоит в том, что платформа не включает Россию и Китай. В преддверии официальной публикации «Стратегии США в Центральной Азии» на прошлой неделе, государственный секретарь Майк Помпео нанес визиты Казахстан и Узбекистан.
 
Вероятно, новый всплеск интереса Соединенных Штатов к региону следует рассматривать на фоне определенных «важных сдвигов» которые происходят здесь в последнее время, как отметила заместитель помощника президента США и старший директор по делам Южной и Центральной Азии в Совете национальной безопасности Лиса Кертис в ходе брифинга, который прошел на прошлой неделе в фонде вашингтонском «Наследие», давно заслужившем прозвище «боевого коня холодной войны».
 
Кертис охарактеризовала обстановку в регионе, отметив «перемены в структуре лидерства» в Казахстане и Узбекистане, углубление китайского влияния и сохранение сильного влияния России». Казахстан и Узбекистан, по ее мнению, находятся на переходном этапе, и их многовекторная внешняя политика в настоящее время эволюционирует.
 
Новоизбранный президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев постепенно движется в сторону признания приоритетным направлением своей политики сотрудничество с Москвой и Пекином. Очевидно, что Казахстан не может быть вовлечен в стратегию США по борьбе с Китаем в Индо-Тихоокеанском регионе, хотя воинственные проамериканские элементы в этой стране продолжают нагнетать антикитайские настроения в связи с такими проблемами, как якобы имеющее место притеснение этнических казахов в Китае и провинции Синьцзян.
 
Токаев, будучи профессиональным дипломатом, стремится превратить Казахстан в своего рода мост между Россией и Китаем и получить преимущества за счет эффекта синергии. Кремль с интересом относится к этой идее, как можно судить по соглашению между Токаевым и президентом России Владимиром Путиным о модернизации транспортной инфраструктуры на границе между двумя странами, которая могла бы соответствовать растущему грузопотоку в рамках инициативы «Один пояс, один путь» и транспортного коридора «Север-Юг».
 
Токаев, который является сторонником юаня как мировой резервной валюты, активно развивает торговые и инвестиционные связи с Россией и Китаем. В целом Вашингтон ощущает некоторую обеспокоенность в связи с тем, что «западный вектор» внешней политики Казахстана является вялым и безжизненным. Главным предметом беседы Помпео с казахским руководством было то, что они выиграли бы больше от сотрудничества с Соединенными Штатами вместо России и Китая.
 
Надо сказать, что с новым узбекским лидером, Шавкатом Мирзиёевым, который сменил на посту президента Ислама Каримова, Вашингтон чувствует себя значительно более комфортно. Будучи фактически главой авторитарного режима, Мирзиёев придерживается реформистских и прогрессивных убеждений, что заставляет его обращать свои взгляды к Америке. А стало быть, амбиции Узбекистана по объединению вокруг себя других центральноазиатских «станов» могут получить геополитическое применение. Ярким примером является инициатива C5+1.
 
Узбекистан позитивно относится к идее предоставления Соединенным Штатам альтернативного транспортного маршрута для переправки военных грузов в Афганистан. В Вашингтоне понимают, что Ташкент выдерживает строго определенную дистанцию в отношениях с Москвой – не слишком далеко и не слишком близко – и предпочитает выборочное взаимодействие. В отличие от Казахстана, Узбекистан держит ОДКБ (Организация договора по коллективной безопасности) во главе с Москвой на расстоянии вытянутой руки, а также неоднозначно настроен в отношении Евразийского экономического союза.
 
Однако, несмотря на все вышесказанное, Мирзиёев демонстрирует определенный интерес к российским интеграционным проектам, что не может не беспокоить Вашингтон. Кертис использовала интересную формулировку: «Россия всегда имела огромное влияние в этом регионе. Мы не ожидаем, что это изменится. Мы не пытаемся соперничать на равных. Мы просто хотим там присутствовать. Мы хотим обеспечить странам альтернативный выбор».
 
Звучит довольно мягко и деликатно, но на самом деле Большая Игра в постсоветских степях может оказаться весьма жесткой. В девяностые годы американские аналитики вели постоянную кампанию, обыгрывая идею потенциального столкновения интересов Китая и России в Центральной Азии, даже высказывая робкие предположения, что союз США с Китаем может быть «взаимовыгодным», поскольку приведет к ослаблению российского влияния в регионе.
 
Однако, ни Москва, ни Пекин не попались в эту ловушку. Они начали координировать и гармонизировать свои центральноазиатские стратегии. Россия высоко оценивает ведущую роль Китая в экономическом развитии региона, а Китай осознает и уважает исторические интересы России и ее особый статус как гаранта безопасности в странах Центральной Азии.
 
Сегодня Соединенные Штаты вступают в новую геополитическую парадигму, в которой Россия по-прежнему остается их извечным соперником, но в то же время имеет место «китайский фактор», с которым приходится иметь дело.
 
Кертис не смогла найти слов, чтобы объяснить, как Соединенные Штаты предполагают лавировать в этой ситуации: «Смотрите, Китай предоставляет инфраструктуру и экономическую помощь, столь остро необходимую для развития региона. Но единственное, что нас беспокоит, это то, что финансирование инфраструктурного развития должно оставаться прозрачным. Чтобы не было стран, обремененных чрезмерной задолженностью и тем самым теряющих часть суверенитета. Вот круг проблем, которые нас беспокоят».
 
Вероятность того, что Казахстан и Узбекистан впишутся в американскую стратегию в Индо-Тихоокеанском регионе, равна нулю. Ни одна из двух региональных держав не захочет становиться партнером Соединенных Штатов в ущерб своим отношениям с Россией и Китаем. Для них конструктивные отношения с Москвой и/или Пекином – не вариант, а жизненная необходимость. Соединенные Штаты просто не в состоянии осознать эту геополитическую реальность.
 
Кроме того, руководство стран Центральной Азии давно привыкло к тому, что известный специалист по проблемам Евразии, профессор Военно-морского колледжа ВМС США и бывший редактор журнала National Interest Николас Гвоздев называет «разрывом между словом и делом» в региональной политике США. Речь идет о «пропасти, которая разделяет риторические заявления о поддержке и то, что Вашингтон намерен и готов предоставить на самом деле».
 
Резко критикуя «неэффективную политику США на постсоветском пространстве», профессор Гвоздев утверждает, что региональные стратегии Соединенных Штатов и Европейского Союза в Евразии являются «амбициозными и символическими» и уже не имеют поддержки «единого евро-атлантического альянса».
 
Николас Гвоздев написал: «В Соединенных Штатах нет никакой почвы для общественной поддержки политики, направленной на превращение евразийского пространства в арену «соперничества великих держав». Более того, «даже в правительстве США мы, скорее всего, увидим серьезные бюрократические и бюджетные баталии относительно тех целей, на которых должны быть сосредоточены американские усилия».
 
Гвоздев заключает, что у Пекина и Москвы «значительно более высокие ставки в этой игре», что совершенно очевидно, учитывая то количество ресурсов, которые они вкладывают в Центральную Азию. Это вполне реалистичная оценка того, как будет действовать новая стратегия США в Центральной Азии до 2025 года.
 
Источник: "MixedNews"
12.02.20

Другие материалы раздела:
Комментарии
мерседес


Публикации Авторов:

24.09.2020
I.Pankratenko, NG
Свет из Ташкента для Кабула

22.09.2020
V.Panfilova, NG
Вашингтон не прочь изменить московский вектор Бишкека

20.09.2020
E.Pogrebnyak, R.EurA
Россия и Китай укрепляют обороноспособность Таджикистана

18.09.2020
M.Orlova, 24.kg
Что ждет кыргызстанцев, если кандидат "против всех" победит на выборах?

18.09.2020
"Nezavisimaya gazeta"
Туркменистан избавляется от русского языка

16.09.2020
V.Panfilova, NG
Ашхабад предлагает Кабулу площадку для мирных переговоров

15.09.2020
"Kabar.kg"
Кыргызстан суверенное государство - остальное это говорильня

15.09.2020
"Ritm EurAsia"
На территории ЕАЭС введут систему полной прослеживаемости товаров

14.09.2020
"IA-Center"
Будущее Казахстана в Беларусском зеркале

14.09.2020
V.Panfilova, NG
Кыргызстану угрожает рост протестных настроений после выборов

11.09.2020
E.Pogrebnyak, Vzd
«Белорусский майдан» созревает в еще одном осколке СССР

09.09.2020
"Ritmeurasia"
Узбекистан пересмотрел свое отношение к ЕАЭС

07.09.2020
"Ritmeurasia"
Президент Кыргызстана не стал подписывать закон, где говорится о коррупционерах

04.09.2020
"Ritmeurasia"
ЕЭК изучит ситуацию по прекращению Казахстаном поставок металлического лома в Россию

03.09.2020
"Eurasianet"
Китай, возможно, хочет открыть новые военные базы в Таджикистане, утверждает Пентагон

02.09.2020
"Nezavisimaya gazeta"
Бердымухамедову предлагают уйти по-хорошему

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней