Посол Эдуард Ауэр: Деловая среда играет важную роль в уплотнении экономического сотрудничества между КР и ЕС
понедельник, 10 февраля 2020 г. 11:12:14
«Успешные примеры других стран, которые находятся вдалеке от ЕС в географическом плане, но ведут со странами объединения активную торговлю, демонстрируют, что географическое расстояние можно преодолеть. Для расширения экономического сотрудничества важнее деловая среда – предсказуемость, верховенство права, единые правила игры», – отметил в интервью аналитической платформе CABAR.asia Посол Европейского Союза в Кыргызстане Эдуард Ауэр.
 
CABAR.asia Европейский Союз поддерживает демократию в Кыргызстане с помощью различных проектов, на которые тратятся серьезные суммы. Однако гражданское общество и журналисты часто выражают скептицизм относительно результатов этих программ. Какие меры предпринимаются для их эффективной реализации? В частности, такие разговоры ходят о проектах, связанных с судебной реформой и правами человека, в результате которых основные проблемы так и остались нерешенными.
 
Посол Эдуард Ауэр: Этот вопрос важен не только для кыргызского народа, но и для населения ЕС, поскольку налогоплательщики ЕС хотят убедиться в рациональном использовании своих налогов. Мы прилагаем максимальные усилия, чтобы обеспечить успешный результат. Например, мы тщательно следим за национальными планами развития, чтобы убедиться в том, что наша поддержка направлена на самые важные нужды страны. Мы следим и оцениваем текущие и завершенные проекты, и когда мы видим недостатки, мы стараемся устранить их и применить полученный опыт в будущих программах.
 
Есть ли в Делегации Европейского Союза механизм, когда специалисты офиса видят, что местные проекты реализуются неэффективно со стороны правительства или местных НПО, и напоминают, что ЕС хочет сделать помощь эффективной для людей и страны…
 
Оценка, аудит, мониторинг – это все входит в проектную деятельность, которую Евросоюз осуществляет по всему миру, а также в Кыргызстане. У нас есть экспертные оценки, у нас есть внешние аудиторы, которые следят за реализацией проекта, у нас есть люди, которые следят за результатами, и если мы обнаруживаем, что все идет не так как надо, мы конечно же обращаемся к нашим партнерам-исполнителям, будь то НПО или правительство. Если специалисты по оценке и аудиторы обнаруживают недостатки, мы обсуждаем их вместе с нашими партнерами.
 
В 2020 году планируется подписание обновленного соглашения о сотрудничестве между Кыргызской Республикой и Европейским Союзом. В чем будет его особенность в отличие от предыдущего соглашения? Каким образом эти цели будут достигнуты?
 
Мы завершили переговоры по соглашению в 2019 году. Оно было парафировано в июле прошлого года, после окончания переговоров в присутствии бывшего Верховного представителя Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини и министром иностранных дел КР Чингизом Айдарбековым. Сейчас текст проверяют юристы и лингвисты, а затем мы намерены подписать соглашение в течение 2020 года.
 
Почему Кыргызстан и ЕС решили подписать новое соглашение? Существует соглашение от 1999 года. В то же время в Кыргызстане произошло множество существенных событий, как и в ЕС, а также в мире, и поэтому возникла необходимость обновить соглашение. Поэтому Кыргызстан и ЕС решили обсудить новое соглашение, чтобы оценить события за последние 20 лет и чтобы более комплексно и тесно сотрудничать во многих секторах, например, в области экономического и финансового сотрудничества, энергетики, транспорта, окружающей среды, изменения климата, цифровой экономики и т.д.  Регулярные политические контакты на высшем уровне уже предусмотрены в текущем соглашении, но будут еще больше усилены в новом соглашении. В данном соглашении много пунктов посвящены торговле. Эти положения должны облегчить операторам из Кыргызстана экспорт в ЕС и наоборот, для компаний из ЕС – приход в Кыргызстан. Поэтому, в целом, я считаю, что новое соглашение действительно охватит значительно большей сфер по сравнению со старым соглашением. Поэтому, нам стоило обсудить новое соглашение.
 
И в конце концов, я хочу сказать, что переговоры были относительно короткими; часто международные соглашения могут обсуждаться в течение долгих лет. Мы эти переговоры начали в 2017 году и уже в первой половине 2019 года, то есть приблизительно за 18 месяцев, переговоры были почти завершены. Скорость, с которой проводились переговоры, продемонстрировала взаимный интерес обеих сторон.
 
По-вашему, цели нового соглашения реалистичны? Можно ли их достичь за еще более короткий период?
 
Несомненно, они реалистичны. Если вы говорите о сотрудничестве, политических дискуссиях, международных политических вопросах, если вы говорите о реализации торговых положений, то они конечно же реалистичны.
 
Мы планируем подписать соглашение в течение 2020 года, а затем торговая часть соглашения вступит в силу предварительно, но для ратификации необходимо одобрение 27 государств-членов, что может занять определенное время. Вот ответ на ваш вопрос о времени.
 
Местные СМИ заметили и подчеркнули, что новое соглашение будет направлено на торгово-экономические связи между Кыргызстаном и ЕС, увеличение инвестиций из ЕС в Кыргызскую Республику. Не могли бы Вы рассказать об этом подробнее?
 
Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве (ЕРСА) имеет множество положений о торговле. Из 360 страниц около 300 посвящены торговым вопросам. Эти новые торговые положения облегчат компаниям торговлю и инвестирование и предоставит больше правовых мер защиты компаниям, которые хотят заниматься двусторонней торговлей и инвестициями, будь то кыргызские компании в ЕС или европейские компании в Кыргызстане. Конечно же, это очень важный элемент соглашения.
 
Деловая среда – и, следовательно, развитие торговли и инвестиций – зависит, естественно, не только от условий соглашения, но и от ряда других факторов. Например, как вы уже упоминали, надежность судебной системы очень важна для того, чтобы компании уверенно работали в стране.
 
По поводу инвестиций, какие сектора кыргызской экономики были бы интересны для европейского бизнеса?
 
Это зависит от отдельных видов бизнеса. Мне трудно, как государственному служащему, сказать, какие сектора могут быть привлечены – это решает каждая отдельная компания. Но, например, туризм – это та сфера, в которой Кыргызстан привлекателен. Сельское хозяйство может быть интересным, а также, возможно, легкая промышленность. Также из ЕС в Кыргызстан уже привлечены прямые инвестиции.
 
Кыргызстан и Евросоюз, к сожалению, расположены далеко друг от друга в географическом плане, есть и другие объективные барьеры. Если даже Кыргызстан создаст благоприятную деловую среду, проведет судебную реформу и прочее, повлияет ли все это на европейские инвестиции и европейские деловые связи с Кыргызстаном?
 
Географическое расстояние действительно имеет значение. Например, трудно транспортировать скоропортящиеся товары, в том числе продукты питания, на большие расстояния. Евросоюз находится в пяти тысячах километрах, поэтому транспортировка товара неэффективна.
 
Расстояние является проблемой, но все же есть потенциал для развития торговли. Так как Евросоюз присвоил Кыргызстану статус GSP+ и отменил все таможенные сборы на несколько тысяч товаров в 2016 году, торговля увеличилась во много раз в отношении упомянутых категорий товаров. Двусторонняя торговля стала очень активной в последние годы. А местные компании все больше учатся применять эту систему, как заходить на европейский рынок со своей продукцией, как создать продукцию, которая может занять свою нишу на рынке Европы.
 
А успешные примеры других стран, которые находятся вдалеке от ЕС в географическом плане, но ведут с ЕС крупную торговлю, демонстрируют, что географическое расстояние можно преодолеть. Для расширения экономического сотрудничества важнее деловая среда – предсказуемость, верховенство права, единые правила игры. Уверен, что положительные истории существующих европейских компаний в Кыргызстане привлекут новых инвесторов.
 
Когда программа GSP+ начала работать, на сколько миллионов вырос торговый оборот между двумя сторонами?
 
В период с 2017 по 2018 годы он увеличился на 30% в тех сферах, которые охвачены GSP+. Например, фрукты и орехи в ЕС – это один из секторов, охваченных GSP+. Экспорт фруктов и орехов увеличился на 100% с 2017 по 2018 год и составил 3 миллиона евро. GSP+ охватывает лишь небольшую часть двусторонней торговли, но является активной частью торгового оборота.
 
Давайте не забывать о важном сигнале о том, что статус GSP+ демонстрирует, что Кыргызстан реализует 27 основных международных конвенций по правам человека, защите окружающей среды, трудовым правам, противодействию коррупции и т.д. Помимо влияния на торговлю, статус GSP+ хорошо сказывается на репутации страны.
 
Каков может быть максимальный потенциал GSP+?
 
Это невозможно сказать. Европейский рынок очень большой – 450 миллионов потребителей после выхода Великобритании. Все будет зависеть от того, насколько хорошо кыргызские компании смогут воспользоваться рыночным потенциалом, разработать продукцию, востребованную на европейском рынке, и установить контакты с европейскими импортерами. И, как уже обсуждалось, насколько хорошо они смогут преодолеть такие проблемы, как географическое расстояние.
 
Говоря об инвестициях ЕС в Кыргызстан, г-жа Могерини в прошлогодней статье отметила, что ЕС может привлечь частные инвестиции в регион при наличии здоровой деловой среды. Если такая среда будет создана в Кыргызстане, какие секторы экономики могут привлечь внимание европейского бизнеса (из каких стран) с точки зрения инвестиций? Каков объем частных инвестиций из Евросоюза в Кыргызстан? Как вы считаете, насколько Кыргызстан близок к созданию соответствующей деловой среды?
 
Как вы знаете, в этом году мы планируем провести первый деловой форум ЕС-Центральная Азия в Бишкеке. Эту инициативу озвучило кыргызское правительство на последней встрече министров ЕС-Центральной Азии, которая прошла в Бишкеке в июле 2019 года. Все участники – министры иностранных дел – поддержали ее. Этот пример демонстрирует конкретную инициативу, которую мы хотим реализовать для развития деловых связей. Также у нас есть проекты по развитию и бюджет для обучения на тему GSP+. С их помощью мы организовали серию тренингов для бизнесменов и чиновников о том, как использовать эту систему. Последняя такая миссия была в Бишкеке в сентябре 2019 года. Эти два примера показывают, что мы можем сделать в роли общественного института. Частные компании сами решают, какой регион или сектор они хотят занять.
 
Какой логикой руководствуется Европейский Союз, когда он определяет приоритеты для поддержки в той или иной сфере?
 
Приоритетные направления наших проектов определяются в диалоге с властями. Хороший пример: бюджетный период Евросоюза подходит к концу в 2020 году. Сейчас мы должны думать о том, как нам планировать свою деятельность начиная с 2021 года. Мы уже начали обсуждать с правительством и гражданским обществом, что нам делать: должны ли мы продолжать работу в тех же секторах – в основном, образование, сельское хозяйство и водное хозяйство, и верховенство права. Или мы должны выбрать новые сектора. По ряду региональных проектов, которые вы упомянули, например, пограничный контроль, мы, конечно же, должны получить согласие более чем одной страны по определению. Вкратце, ответ на ваш вопрос о том, как мы выбираем сектора, заключается в тесных консультациях с местными заинтересованными сторонами и контактными лицами.
 
В Центральной Азии Россия, США, Китай, менее крупные региональные игроки имеют свои интересы и проводят соответствующую работу. Какую нишу в регионе нашел для себя Европейский Союз?
 
Думаю, это хорошо описано в стратегии Евросоюза-Центральной Азии, которую мы приняли летом 2019 года. Мы хотим быть партнерами со всеми странами Центральной Азии, в том числе и с Кыргызстаном, с целью обеспечения устойчивости и процветания. Поэтому мы хотим работать над уже упомянутыми вопросами: верховенство права, развивающиеся демократические общества, мы можем предложить торговое сотрудничество, мы можем сотрудничать в целях развития. Ничто из этого не направлено против кого-либо еще, все это соответствует отношениям, которые страны Центральной Азии захотят построить с другими странами. Более того, Евросоюз заявил о своей заинтересованности в работе с третьей стороной, разделяющей одни и те же цели, а именно, поддерживающей дальнейшее устойчивое развитие и процветание Кыргызстана.
 
"CABAR.asia"
06.02.20

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
киргизия авторынок бишкек


Публикации Авторов:

17.02.2020
"Zakon.kz"
В Узбекистане признали, что мирных жителей в Андижане расстреляли правительственные войска

17.02.2020
"Asia plus"
Жители села Сомониён: «Если отдадим наше село, Чоркух высохнет»

13.02.2020
G.Ivanova (Iz)
Свято место: почему США возвращаются в Центральную Азию

13.02.2020
"Eurasia.expert"
ЕАБР профинансирует масштабный инфраструктурный проект в Казахстане

12.02.2020
V.Panfilova, NG
Туркменистан укрепляет границу с Афганистаном

11.02.2020
"Nezavisimaya gazeta"
К-Т. Токаев уволил силовиков

10.02.2020
V.Panfilova, NG
Погромы в Казахстане покрывали госорганы

06.02.2020
V.Panfilova, NG
Душанбе не спешит в Евразийский союз

06.02.2020
"RIA Novosti"
В Москве умер сын экс-президента Кыргызстана, сообщили СМИ

04.02.2020
V.Panfilova, NG
Госдеп США представил новую стратегию по ЦА

30.01.2020
E.Tishenko (vechastana.kz)
В Казахстане снизился уровень коррупции

30.01.2020
V.Panfilova, NG
Узбекистан может стать наблюдателем в Евразийском союзе

29.01.2020
“Avesta”
Минздрав Таджикистана опроверг слухи о попадании коронавируса в страну

27.01.2020
"HAMSINF.com"
Коронавирус уже в Таджикистане: двое погибших, около сотен зараженных

23.01.2020
"Eurasianet.org"
Туркменистан: где же покупатели?

22.01.2020
"Nur.kz"
Какие трудности ждут казахстанцев после введения новых правил обмена валюты

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней