Опрос о синофобии в Центральной Азии
среда, 11 декабря 2019 г. 14:30:54
Аналитики уделили значительное внимание росту синофобии в Центральной Азии.
 
Нам говорят, что китайские кредиты вынуждают государства Центральной Азии постоянно расти в зависимости от Пекина. Китайские компании, открывающие производство в Центральной Азии, вытесняют местную промышленность и нанимают граждан Китая, а не местных жителей. И чтобы добавить оскорбление экономическому ущербу, Китай угрожает этнонациональному будущему жителей Центральной Азии.
 
Китайские мужчины женятся на женщинах из Центральной Азии с угрожающими темпами, а Пекин «перевоспитывает» центральноазиатских граждан через границу в Синьцзяне. Эти синофобские повествования являются обычным явлением в Центральной Азии.
 
Сосредоточение внимания на синофобских повествованиях, однако, упускает из виду любопытный парадокс: жители Центральной Азии, когда их опрашивают относительно их взглядов на китайское правительство, скорее одобряют, чем не одобряют Пекин. Тем не менее, только меньшее количество жителей Центральной Азии действительно выражают одобрение китайскому правительству. Ответ на этот парадокс, который в значительной степени игнорируется в исследованиях восприимчивости Центральной Азии к Китаю, заключается в том, что огромное количество казахов, кыргызов, таджиков и узбеков могут просто не знать достаточно о Китае, чтобы выразить определенное мнение. Большинство жителей Центральной Азии не синофобны, они сино-агностики. Незнание Китая представляет как возможности, так и проблемы для Пекина, поскольку он стремится поднять свой имидж в регионе.
 
Осмысление неопределенности жителей Центральной Азии в отношении Пекина является трудным предложением. По мере того как жители Центральной Азии будут лучше знакомы с Китаем, неопределенность может быть заменена одобрением правительства Китая. И наоборот, жители Центральной Азии могут стать более антагонистичными по отношению к Пекину, если китайское правительство не решит проблему антикитайского настроения, распространяющихся в регионе. Многое будет зависеть от того, как Пекин сыграет свою экономическую руку и повысит ли он свою игру мягкой силы, чтобы противостоять зарождающемуся антикитайскому популизму в регионе.
 
Неопределенные преимущества экономической центральности в Центральной Азии
 
Китай является важнейшим экономическим партнером Центральной Азии. Это крупнейшее экспортное направление для Казахстана и Туркменистана, потребляющее 13 процентов казахстанского экспорта и почти все - 83 процента - туркменского экспорта. Кроме того, Китай является ведущим источником импорта для Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана. Чуть более 40 процентов таджикского и киргизского импорта и почти четверть узбекского импорта приходится на Китай. Инфраструктурные требования Китайской инициативы «Пояса и дороги» обещают в ближайшие десятилетия сделать Пекин лидером прямых иностранных инвестиций в регионе. По крайней мере, в двух странах Центральной Азии это обещание уже выполняется. В 2017 году Китай был крупнейшим поставщиком прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Таджикистан и Кыргызстан, на которые приходилось 66 и 27 процентов всех ПИИ соответственно. Центральная Азия, когда-то неразрывно связанная с Россией, сегодня переориентировала свою экономику на Китай.
 
Китайские инвестиции привели к реальной выгоде для стран Центральной Азии и в повседневной жизни жителей Центральной Азии. Эти достижения, пожалуй, наиболее заметны в транспортной инфраструктуре региона. Основная цель Китайской инициативы «Пояс и Дорога» - улучшить связь между китайскими производителями и рынками на западе. Пекин также стремится облегчить потоки природных ресурсов из Центральной Азии в Китай. Так, например, Китай построил горные тоннели в Таджикистане и строит их в Кыргызстане. Эти туннели не только облегчают торговлю, они резко сокращают время в пути между крупными населенными пунктами. В Казахстане Пекин пообещал финансирование в размере 1,9 миллиарда долларов для строительства системы скоростного трамвая в столице страны Нур-Султан (ранее называвшейся Астаной). Китай также распространил предложения Узбекистану и Туркменистану по строительству новых железнодорожных путей, которые не только облегчили бы перевозки в этих странах, но также предоставили бы Пекину сухопутный маршрут на запад в обход России.
 
Однако наряду с этими достижениями появились опасения, что правительства стран Центральной Азии становятся слишком зависимыми от Пекина. На долю Китая приходится 45 процентов внешнего долга Кыргызстана, 40 процентов внешнего долга Таджикистана и 21 процент внешнего долга Узбекистана. Таджикистан и Кыргызстан входят в число восьми стран, которые Центр глобального развития назвал «вызывающими особую обеспокоенность» из-за задолженности перед Пекином. Примечательно, что в двух других странах, «вызывающих особую обеспокоенность» - Джибути и Пакистан, - Китай использовал кредиты для завоевания земли. В обмен на кредиты в размере 1 млрд долларов Джибути согласилась разместить первую военную базу в Пекине за пределами Китая. А в Пакистане, где Китай предоставил займы на сумму более 10 миллиардов долларов, Пекин теперь контролирует морской порт Гвадар.
 
Китаю еще предстоит привлечь кредиты на землю в Центральной Азии. Пекин, однако, участвовал в других формах заключения сделок, которые, по крайней мере, создают видимость подрыва суверенитета государства Центральной Азии. В 2018 году правительство Рахмона в Таджикистане, неспособное погасить китайские кредиты на сумму 332 млн долларов на модернизацию электростанции в Душанбе, передало бессрочный контроль над золотым рудником Верхний Кумарг акционерной компании Tebian Electric Apparatus (TBEA), китайской компании, с которой был заключен контракт на модернизацию электростанции. Правительство Кыргызстана, также используя китайские государственные займы, заключило контракт с TBEA на модернизацию электростанции в Бишкеке. Этот завод вышел из строя в январе 2018 года, после модернизации TBEA, в результате чего многие в столице Кыргызстана остались без тепла. Шесть бывших киргизских министров, в том числе два бывших премьер-министра, в настоящее время находятся под судом за то, что они украли 111 миллионов долларов из контракта на 386 миллионов долларов. Возможно, Пекин не виноват в неправильном обращении правительств Таджикистана и Кыргызстана с кредитами на цели развития. Тем не менее скандалы, связанные с этими кредитами, противоречат образу экономического развития, который Китай хочет передать.
 
Антикитайские настроения
 
Зависимость центральноазиатских элит от кредитов Китая и их коррупционное использование являются лишь одним потенциальным драйвером антикитайских настроений в регионе. За последние пять лет в Центральной Азии, как и во всем мире, наблюдается рост популизма, и Китай все чаще становится объектом растущего этнонационализма во всем регионе. Некоторые из этнонационалистических обвинений против Пекина не безосновательны. По оценкам, в Синьцзяне проживает 1 миллион этнических казахов и полмиллиона этнических кыргызов. Недавние попытки Китая «перевоспитать» эти казахские и кыргызские мусульманские меньшинства, а также миллионы уйгуров, которые также живут в Синьцзяне, привели к всплеску антикитайских протестов в Центральной Азии. В декабре 2018 года протестующие собрались возле посольства Китая в Бишкеке, чтобы потребовать положить конец «китайскому фашизму» и объяснить, почему этнические киргизы содержатся в китайских лагерях. В Казахстане общественная организация "Атажұрт еріктілері" обнародовала информацию о задержании свыше 10 000 этнических казахов на северо-западе Китая, а в конце 2018 года министр иностранных дел Казахстана подтвердил, что в его офис поступило более 1000 писем с просьбой помочь обеспечить освобождение членов семьи в Синьцзяне.
 
В то время как некоторые жители Центральной Азии беспокоятся о своих соотечественниках на северо-западе Китая, другие беспокоятся о своих соотечественницах дома. Казахстанский новостной сайт Nur.kz сообщил в январе 2017 года, что группа из 15 китайских богатых холостяков завербовала брачное агентство в Нур-Султане, чтобы помочь им найти казахских невест. Агентство разместило рекламу в Facebook, и через неделю после появления рекламы в Facebook на центральной площади Нур-Султана собрались протестующие с плакатами: «Мужчины защищают родину, женщины защищают нацию!». Протестующие требовали запрета на казахско-китайские браки и, если не считать этого, требование о том, чтобы будущие китайские женихи платили налог в размере 50 000 долларов США, чтобы жениться на казахской женщине. В Кыргызстане политический эксперт Мелис Мураталиев заявил на лекции в феврале 2018 года, что 30 000 китайских мужчин женились на киргизских женщин. Далее Мураталиев объяснил: «Я ничего не имею против китайцев, но эти цифры должны заставить вас задуматься». Комментарии Мураталиева были отражены в фокус-группах, которые мы провели в Кыргызстане в мае и июне 2019 года. Участник одной из наших фокус-групп в Бишкеке отметил, например, «взрослые понимают, что наши киргизские девушки выходят замуж за китайских мужчин ... это нехорошо».
 
Обоснованное недовольство тем, что Пекин представляет угрозу для сограждан в Синьцзяне, и более сомнительное возражение о том, что китайские мужчины скрываются вместе с центрально-азиатскими женщинами, являются лишь некоторыми из повествований, ведущих к антикитайскому популизму в регионе. Другие жалобы касаются предполагаемых попыток Китая получить контроль над центральноазиатскими землями и захвата китайскими мигрантами местной промышленности и торговли и тем самым вытеснения жителей Центральной Азии с желанных местных рабочих мест. Эти антикитайские повествования получают значительное внимание в региональных СМИ. Однако, как показывают результаты опроса, проведенного Gallup World Poll, эти недавно появившиеся антикитайские настроения, похоже, не получили широкого распространения среди жителей Центральной Азии.
 
Возраст и антикитайские взгляды
 
Модальный ответ участников казахстанского, кыргызского, таджикского и узбекского опросов Gallup 2006-2018 годов - один из одобрений руководства Китая. Хотя только меньшее число жителей Центральной Азии в опросах Gallup одобряют Пекин, даже меньше меньшинства не одобряют или не уверены в своих взглядах на китайское правительство. Это вызывает некоторое беспокойство у Китая, доля жителей Центральной Азии, которые не одобряют Пекин, выросла с 18,3 до 26,2 процента за последние двенадцать лет, в то время как рейтинг одобрения Пекина снизился с 44,3 до 39,2 процента. Однако все это не плохие новости для Китая в Центральной Азии. Центральноазиатская молодежь - те, кому 30 лет и младше, - более оптимистичны, чем пожилые жители Центральной Азии, и сегодня они смотрят на китайское правительство более благоприятно, чем его коллеги в 2006 году. В 2006 году 39,6% жителей Центральной Азии в возрасте 30 лет и младше одобрили правительство Китая. В 2018 году одобрение китайского правительства среди молодежи Центральной Азии возросло до 42,5 процента.
 
Есть несколько возможных объяснений того, почему молодые жители Центральной Азии более позитивно настроены по отношению к Пекину, чем старшее поколение. Антикитайское настроение может найти больше откликов среди пожилых жителей Центральной Азии, знакомых с китайско-советским соперничеством в прошлом. Другая возможность, однако, заключается в том, что усилия Пекина в области мягкой силы, которые непропорционально направлены на молодежь Центральной Азии, набирают силу. Как и во всем мире, в Центральной Азии Китай также инвестирует в образование. Пекин создал Институты Конфуция в школах и университетах по всему региону. Более того, он спонсирует все больше и больше жителей Центральной Азии для обучения в Китае. В своем выступлении в Назарбаевском Университете в 2013 году президент Китая Си Цзиньпин пообещал 30 000 стипендий студентам из 8 стран-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), четыре из которых являются государствами Центральной Азии.
 
Си Цзиньпин, кажется, выполняет это обещание. В 2018 году в Китае обучалось 11 784 казаха, и Казахстан вошел в первую десятку стран, отправляющих студентов в Китай. Министерство образования Китая не публикует данные по другим странам Центральной Азии. Однако несомненно то, что благодаря своим Институтам Конфуция и его стипендиям Китай значительно расширил свой охват молодежи Центральной Азии.
 
Вывод
 
Усилия Китая по охвату молодежи Центральной Азии путем предоставления образовательных возможностей, а также его усилия по расширению своей мягкой силы во всем регионе находятся на раннем этапе. Много было написано об ограниченной эффективности этих усилий. Все это демонстрирует, что антикитайское настроение хотя и часто встречающиеся в центральноазиатской прессе, имеет ограниченный резонанс среди населения Центральной Азии в целом и еще меньший резонанс среди жителей Центральной Азии в возрасте до 30 лет. Некоторое время назад китайское руководство получило в Центральной Азии те же рейтинги одобрения, что и российское правительство. Тем не менее, жители Центральной Азии открыты для Китая и готовы к сотрудничеству для амбициозной инициативы Пекина «Пояса и Дороги».
 
Источник: "Platon.asia"
10.12.19

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
тойота


Публикации Авторов:

23.02.2020
“Review.uz”
Узбекистан разместит у себя серверы Google, Facebook и Yandex

21.02.2020
"UzReport.uz"
Сингапурская компания предложила Ташкенту сотрудничество по переработке отходов

21.02.2020
V.Panfilova, NG
Кыргызы вытолкали из страны китайского инвестора

19.02.2020
V.Panfilova, NG
Таджики объявили своей Баткенскую область

17.02.2020
"Zakon.kz"
В Узбекистане признали, что мирных жителей в Андижане расстреляли правительственные войска

17.02.2020
"Asia plus"
Жители села Сомониён: «Если отдадим наше село, Чоркух высохнет»

13.02.2020
G.Ivanova (Iz)
Свято место: почему США возвращаются в Центральную Азию

13.02.2020
"Eurasia.expert"
ЕАБР профинансирует масштабный инфраструктурный проект в Казахстане

12.02.2020
V.Panfilova, NG
Туркменистан укрепляет границу с Афганистаном

11.02.2020
"Nezavisimaya gazeta"
К-Т. Токаев уволил силовиков

10.02.2020
V.Panfilova, NG
Погромы в Казахстане покрывали госорганы

06.02.2020
V.Panfilova, NG
Душанбе не спешит в Евразийский союз

06.02.2020
"RIA Novosti"
В Москве умер сын экс-президента Кыргызстана, сообщили СМИ

04.02.2020
V.Panfilova, NG
Госдеп США представил новую стратегию по ЦА

30.01.2020
E.Tishenko (vechastana.kz)
В Казахстане снизился уровень коррупции

30.01.2020
V.Panfilova, NG
Узбекистан может стать наблюдателем в Евразийском союзе

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней