К чему стремится новая региональная политика Узбекистана?
четверг, 30 мая 2019 г. 18:39:10
 
За короткое время руководство Узбекистана инициировало существенные реформы внутренней политики и экономической модели развития. Большое внимание власти уделяют и улучшению международного имиджа страны, которая при Каримове фактически находилась в изоляции. За последние три года президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев  совершил ряд ключевых визитов в Россию, Китай, США, страны ЕС, Ближнего Востока, а Ташкент и Самарканд уже становятся важными площадками для проведения открытых дискуссий и международных мероприятий. Стремительно набирает силу и новая региональная политика Ташкента, руководствуясь прежде всего экономическим прагматизмом, так как правительство пытается найти и закрепить свое экономическое и политическое место в Азии.
 
“Самаркандский дух”
 
Демонстрируя дружелюбие, добрососедство и в целом мирный дух, Узбекистан постепенно перетягивает площадку международных инициатив из Астаны в Ташкент. За период 2016-2018 гг. власти Узбекистана провели на своей территории сразу несколько мероприятий международного масштаба, которые отличают нынешний Узбекистан от прежнего и подтверждают не только официальный дискурс, но и реальную приверженность президента Мирзиёева образу «мирного соседа и добросовестного актора».
 
В том числе в 2016-2018 гг. в Ташкенте и Самарканде (последний внезапно появился на международной карте саммитов) были проведены такие мероприятия как международная конференция по обеспечению безопасности и устойчивого развития в Центральной Азии под эгидой ООН «Центральная Азия: одно прошлое и общее будущее, сотрудничество ради устойчивого развития и взаимного процветания» (ноябрь 2017), встреча министров иностранных дел формата «Европейский союз — Центральная Азия» (март 2018), международная конференция по Афганистану «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие».
 
Узбекистан наметил треки для создания площадки согласований позиций стран региона. В феврале 2019 году прошла большая совместная конференция с ООН на тему «Центральная Азия – новые возможности и перспективы регионального сотрудничества». Данное мероприятие было проведено с целью разработки предложений и рекомендаций для второй консультативной встречи глав государств стран Центральной Азии, запланированной в этом году в Ташкенте. Первая подобная встреча без привлечения и поддержки со стороны внешних акторов стала возможной в прошлом году, что является для Центральной Азии без доли преувеличения уже прорывом.
 
Также в Ташкенте прошло первое заседание Центральноазиатского экспертного форума, где приняли участие эксперты и специалисты в области противодействия терроризму, экстремизму, радикализации не только из Таджикистана, Казахстана и Кыргызстана, но и Туркменистана, а это – определенное достижение в свете закрытости последнего. Если и Туркменистан встанет на путь открытых дискуссий и обсуждений старых проблем, то есть вероятность, что в Центральной Азии пополнится список региональных проблем, которые могут стать разрешимыми без внешнего участия других акторов.
 
Хотя некоторые СМИ поспешили объявить о создании оси «Ташкент-Астана», которая будет задавать тон развития всего региона, а также о потенциальных проблемах внутри этой оси, пока Ташкент демонстрирует желание сотрудничества со всеми странами региона вне зависимости от их веса и положения.
 
Последовательная политика в медиа по улучшению имиджа Узбекистана уже приносит определенные результаты: туристические потоки в страну уже показывают положительную динамику. Количество иностранных туристов, посетивших Узбекистан в 2018 году, увеличилось в 2 раза по сравнению с предыдущим годом и составило 5,3 млн. человек. Ташкент намерен еще больше увеличить количество туристов, в том числе за счет укрепления региональных связей.
 
Южный узел?
 
Узбекистан – это страна double-landlocked, то есть даже ее соседи не имеют прямого выхода к морю. С другой стороны, как и вся Центральная Азия в целом, Узбекистан находится на пересечении всех узловых наземных коридоров в Евразии, соединяющих Восток и Запад.
 
Тогда как Казахстан стал главной территорией в китайской инициативе “Пояс и путь”, предоставляя обширные возможности для северных маршрутов, нацеленных в Европу,  узбекские власти пытаются использовать свои преимущества и стать региональным транспортным хабом на южных рубежах, благодаря близости к Афганистану. Стремления Ташкента по реализации своего транспортного потенциала можно проследить на примере нескольких проектов.
 
Во-первых, Узбекистан построил необходимую инфраструктуру и стал ключевым звеном в северной распределительной сети НАТО, которая была и остается важным каналом снабжения сил Северного альянса в Афганистане.
 
Во-вторых, Ташкент на протяжении более 15 лет активно лоббирует строительство новых железных дорог через свою территорию в Китай.
 
Узбекистан в отличие от своих соседей не имеет границы с Китаем, что накладывает дополнительные издержки на торговлю с экономическим гигантом. Облегчить ситуацию могла бы железная дорога Китай-Кыргызстан-Узбекистан. Сразу после своего прихода к власти Ш.Мирзиёев  заявил о своей заинтересованности реализовать этот проект с целью решения двух ключевых задач: обеспечить рост экономики и вывести страну из транспортного тупика.
 
За последние 3 года уровень экономических связей Ташкента с Пекином резко повысился. Товарооборот двух стран по итогам 2017 г. составил около $4,3 млрд., увеличившись по сравнению с 2016 г. на 20%. К слову, по этому показателю Китай обогнал показатели роста внешней торговли с Ташкентом России. Наблюдается увеличение объема китайских инвестиций в экономику Узбекистана. На данный момент этот показатель достиг $8 млрд. Для сравнения объем российских инвестиций в РУ к началу 2017 г. составил $5 млрд.
 
С другой стороны, необходимость железной дороги обусловлена также массовым возвращением трудовых мигрантов из России, которых необходимо трудоустроить, а строительство железной дороги и сопутствующей инфраструктуры, при финансовом содействии КНР, могла бы частично решить эту задачу.
 
Наконец, построив данную железнодорожную ветку Ташкент может обеспечить себе выход не только на Тихий океан, но и связать Китай с Персидским заливом (через свою территорию). Судя по договоренностям в Ашгабаде, руководство Узбекистана уже готово к принятию такого решения (обсуждение проекта транспортного коридора «Центральная Азия – Персидский залив»).
 
Пока Бишкек не соглашается на прямой маршрут (КР отстаивает маршрут дороги, связывающей северные и южные части страны), но в случае, если проект будет реализован, Узбекистан получит один из самых крупных проектов в регионе, эффект от которого будет глобальным.
 
 
Фото: AP/REX/Shutterstock (8819459a)
Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев во время встречи с президентом Китая Си Цзиньпином, Пекин, Китай – 12 мая 2017 г.
 
Афганский медиатор
 
На фоне кризиса московского формата переговоров по Афганистану у Узбекистана появляется шанс превратится в одну из основных площадок по межафганским переговорам.
 
Срыв встречи по Афганистану в Москве в 2018 году по причине отказа от участия представителей США, а также официального Кабула способствовал укреплению ташкентской платформы. Продвигая собственную кандидатуру в качество оптимальной площадки, Ташкент открыто демонстрирует свои преимущества: географическая и культурная близость, отсутствие аффилированности и др.
 
При этом, активизируя афганское направление в своей внешней политике Ташкент рассчитывает получить возможности для реализации своих транспортных и трубопроводных проектов на территории ИРА. Помимо этого, Узбекистан выступает основным поставщиком электроэнергии в северные провинции и в Кабул.
 
Между тем военно-политическая ситуация в Афганистане продолжает ухудшаться. По состоянию на начало сентября 2018 года, 7 из 9 уездов на севере ИРА контролируются талибами. Кроме того, отмечается скопление в Афганистане иностранных боевиков из Сирии. По разным данным, их количество достигает 5 тыс. человек.
 
Именно афганский вопрос остается в центре внимания также и Шанхайской организации сотрудничества. Но достигнуть консенсуса по нему будет весьма сложно, ввиду разнонаправленности подходов участников ШОС. В новом составе страны-члены ШОС практически полностью окружают территорию Афганистана. Несмотря на это, перспектива эффективного решения ШОС афганского вопроса остаётся туманной, что связано с разными подходами стран-членов.
 
Проведенная в марте 2018 года, международная конференция по Афганистану «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие» демонстрирует, что Ташкент начинает играть все более значимую роль в процессе афганского урегулирования. Являясь соседом Афганистана, имея на территории ИРА многочисленную узбекскую диаспору, имея глубокие исторические связи и, наконец, необходимый политический вес, сегодня Ташкент действительно становится солидным игроком в решении афганской проблематики.
 
Энергетическая диверсификация
 
В быстро меняющемся мире глобальной энергетики Мирзиёев  решил придерживаться более компромиссной стратегии win-win к водно-энергетической дилемме региона – от «консервации» проблем к созданию нового «взаимозависимого» региона: осознание необходимости конструктивного диалога и поиска компромисса взяло верх над политическими амбициями.
 
Потепление отношений с Кыргызстаном и Таджикистаном, новая риторика в отношении строительства ГЭС, а факт договоренности об участии Узбекистана в строительстве двух ГЭС на реке Зарафшан, говорит о стремлении Ташкента выстроить новую энергетическую реальность и активно участвовать в этом процессе.
 
Особое внимание в этом аспекте стоит уделить намерению Узбекистана построить первую АЭС в Центральной Азии. СМИ после визита В.Путина в Ташкент анонсировали подписание 785 соглашений на сумму $27,1 млрд. Но стоит отметить, что почти половина из этой суммы– около 11 млрд. – это кредитные соглашения, которые Ташкенту придется возвращать.
 
Тем не менее, власть видит от этих соглашений больше бонусов, чем рисков. Ташкент посредством строительства АЭС сможет решить проблему нарастающего энергодефицита внутри страны, в некоторых регионах которой продолжаются веерные отключения электроэнергии.
 
Кроме того, откроются возможности продолжить и увеличить экспорт энергии в Афганистан и даже прекратить импорт таджикской энергии. Помимо прочего, договоренность о строительстве АЭС может быть конвертирована в разменную монету в переговорах с Таджикистаном и Кыргызстаном, пытающихся многие годы построить ГЭС. Если прежде Узбекистан был озабочен вопросами экологии при условии строительства ГЭС, то теперь соседние страны весьма озадачены возможными последствиями строительства АЭС в ЦА. Кроме этого, Узбекистан еще раз повысит свой потенциал лидерства, став первой страной региона, построившей АЭС.
 
Как видно, прежняя стратегия дистанцирования и торможения строительства гидросооружений была заменена в пользу активного участия Ташкента в процессе оформления новой карты энергетической реальности в Центральной Азии.
 
Центр религиозного обучения
 
Изменения в позиционировании Ташкента происходят и в сфере культурно-религиозной политики. В частности, Узбекистан решил реанимировать свой статус религиозного центра в Центральной Азии. Собственную сильную школу ислама по сей день не удалось создать ни одной стране региона, а специалисты, занимающиеся обучением религиозных деятелей, как правило, приезжают из других зарубежных стран. В условиях, когда страны региона отличаются своей спецификой, в том, числе в плане особой религиозной политики, создание сильной школы исламоведения внутри региона могло бы решить часть проблем, связанных с ползучей религиозной радикализацией. При Мирзиёеве были открыты Международный научно-исследовательский центр имени Имама Бухари, Центр исламской цивилизации, а также Исламская академия Узбекистана. Ташкент усиленно продвигает идею консолидации усилий в целях выработки общих подходов и позиций в борьбе против религиозного экстремизма и терроризма, а также успешно инициировал принятие специальной резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Просвещение и религиозная толерантность».
 
Нацеленность на укрепление и закрепление статуса культурно-религиозного центра в Узбекистане подтверждает и новая политика в отношении соотечественников. Если во время правления И.Каримова узбеки за рубежом игнорировались как часть сообщества Узбекистана, то в настоящее время произошло переосмысление подхода. Президент Узбекистана 25 октября 2018 г. подписал постановление о совершенствовании государственной политики по работе с соотечественниками, проживающими за рубежом. Само введение понятия «соотечественник» в Узбекистане уже говорит о грядущих изменениях.
 
Утвержденные меры государственной поддержки соотечественников позволяют получить гражданство Узбекистана по упрощенной процедуре, оформить въездные визы различного типа в упрощенном порядке, а также некоторые послабления в вопросах трудоустройства и ведения бизнеса.
 
Можно предположить, что причины изменения государственной политики в отношении соотечественников обусловлены несколькими факторами:
 
Во-первых, власть делает ставку на то, что часть соотечественников будет чаще навещать Узбекистан, что позволит развивать туризм.
 
Во-вторых, привлечение высококвалифицированных соотечественников позволит решить проблему нехватки кадров. Особенно в высокотехнологичных отраслях экономики.
 
В-третьих, благоприятные условия для соотечественников направлены для привлечения дополнительных инвестиций в надежде на то, что крупные зарубежные узбекские предприниматели откроют совместные предприятия в Узбекистане. Особые условия для соотечественников – представителей СМИ направлены на то, чтобы выровнять и улучшить имидж Узбекистана в мировых СМИ, который все еще ассоциируется с закрытым авторитарным государством.
 
Безусловно, нельзя преувеличивать роль и значение новой политики в отношении соотечественников, учитывая, что подобные намерения требуют колоссальных финансовых вложений со стороны властей, а рабочих мест на всех не хватит в Узбекистане. Однако, уже сегодня стоит отметить, что эти шаги привели к значительному улучшению имиджа Узбекистана за периметрами его границ.
 
Также узбекские соотечественники могут быть механизмом влияния в деле геополитики – власти могут использовать этот фактор для укрепления положения Узбекистана в регионе. Посольства Узбекистана за рубежом уже активизировали свою деятельность в налаживании мостов с активными узбекскими соотечественниками.
 
Реформы имеют цену
 
Если усилия по ускоренному улучшению образа за рубежом и в регионе можно считать успешными, внутренняя политика и реформы Мирзиёева проводятся гораздо более медленными темпами. Отсутствие слаженной «команды нового поколения» и наследие в виде громоздкого государственного аппарата чиновников старой закалки затрудняет реализацию самых смелых идей. У Мирзиёева пока нет не только сильной команды, о чем свидетельствуют частные ротации в ведомствах, а также на важных внутриполитических должностях, но и определенной четкой модели экономического развития. Новая власть подчеркивает – современный курс Узбекистана является логическим продолжением политики И.Каримова. Действительно, пока страна полностью не отказалась от протекционизма прошлых лет и вступление в ВТО как признак победившего либерализма состоится, вероятно, не скоро. Между тем, внешний долг Узбекистана растет намного динамичнее при новой власти – по данным на 1 июля 2018 года составил $15,8 млрд или около 48% от ВВП. Для сравнения, внешний долг Республики Узбекистан при Каримове в 2014 году составлял $7,8 млрд., что равнялось 13% от ВВП.
 
Но и само население пока не готово к высокой скорости реформ и новым веяниям внутри страны. Виртуальные приемные заполонены письмами о проблемах простых людей, не имеющих отношения к прямым функциональным обязанностям тех или иных госструктур. Не стоит сбрасывать и со счетов и специфику Узбекистана с точки зрения социальных страт, регионализма, клановости, в том числе приверженности различным религиозным течениям. Малейшее упущение контроля над деструктивными процессами со стороны государства чревато последствиями на уровне всей страны.
 
Что дальше?
 
Пока что рано судить о реальных итогах новой политики Узбекистана, но однозначно одно: Центральная Азия со сменой власти в Узбекистане прошла точку невозврата и реальная трансформация региона и баланса сил как внутри, так и за его пределами уже началась.
 
Если Кыргызстан многие годы значился и продолжает стремиться оставаться «островком демократии», Астана заслуженно считается главным медиатором и площадкой инициатив в Центральной Азии. Будет ли политика Ташкента оспаривать статус Астаны (Нур-Султана) или сольется с ней в комплиментарной «оси»? Пока Ташкент работает над разрушением старого режима и мягко продвигает себя в формате «сердца туризма Центральной Азии» или «производственного цеха региона», но с заметным падением имиджа Казахстана в связи с участившимися репрессиями против гражданского сектора и нежеланием проводить политические реформы, параллели между двумя странами напрашиваются сами собой.
 
Конкуренция в Центральной Азии ведется не столько за возможность проведения статусного саммита, но за инвестиции внешних игроков, а по последним данным Ташкент делает в этом направлении прогресс – по приблизительным данным СМИ, сумма различных контрактов только за полтора года правления Ш.Мирзиёева составляет около 60 млрд. долларов США. Значит, работать над инвестиционным климатом другим странам придется еще усерднее.
 
"CAA Network"
Наргиза Мураталиева
29.05.19

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
subaru


Публикации Авторов:

24.08.2019
V.Panfilova, NG
США проявляют интерес к Казахстану и Узбекистану

23.08.2019
A.Alehova (365info)
Конфигурация политического поля страны меняется — Ашимбаев

23.08.2019
A.Evgrafov (rusevr.asia)
Зачем NED И ЦРУ пытаются дестабилизировать Казахстан?

23.08.2019
Andrеy Suzdaltsev, Pravda
Политолог: лидеры постсоветских республик мечутся между Россией и США

22.08.2019
V.Panfilova, NG
Криминальная баронесса Узбекистана, возможно, «слишком много знает»...

21.08.2019
"Regnum"
Туркмения намерена нарастить экспорт газа в КНР до 65 млрд кубометров в год

19.08.2019
K.Dementyeva, V.Arapov, Ъ
Таджикистан бежит впереди перевода

16.08.2019
K.Karabekov, Ъ
У экс-президента Кыргызстана прибавилось дел

16.08.2019
V.Panfilova, NG
Оппозиция Казахстана делает ставку на молодежь

15.08.2019
"Rusvesna.su"
СМИ: Раскрыта сеть ЦРУ, готовившая мятеж в Кыргызстане (ФОТО)

15.08.2019
N.Bakenov (CAmonitor.kz)
Казахстан между Западом и Востоком: накануне двух юбилеев

15.08.2019
"EADaily"
Спецпредставитель ЕС и заместитель госсекретаря США приедут в Казахстан

15.08.2019
"Realist"
Битва за Центральную Азию: США не допустят возникновения в Евразии новой сверхдержавы

13.08.2019
"Nezavisimaya gazeta"
Бердымухамедов предложил построить инновационный город

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней