Навруз-2019. Как пройдет второй саммит глав государств Центральной Азии?
вторник, 16 апреля 2019 г. 14:49:05
Саммит глав государств Центральной Азии, состоявшийся в марте прошлого года в Астане, дал старт открытому обсуждению регионального сотрудничества без привлечения «третьих» сил. Запущенный формат – а саммит договорились проводить каждый год в весеннее время, правда, в этом году он отложен, скорее всего, до июня – по-разному оценивается в экспертном сообществе, где справедливо опасаются, что такие встречи будут просто формальной «сверкой часов», тогда как население региона питает большие надежды на укрепление связей и активизацию политических и социально-экономических процессов.
 
Мы попросили экспертов из региона порассуждать о новом формате. На наши вопросы отвечают: Муфиза Абдрасулова – эксперт из Таджикистана, Шерадил Бактыгулов – эксперт по государственному управлению, Кыргызстан, Руслан Изимов – руководитель программы азиатских и китайских исследований Института мировой экономики и политики (ИМЭП) при Фонде Первого президента Республики Казахстан, Юрий Саруханян –  заместитель руководителя Лаборатории европейских исследований УМЭД (Ташкент).
 
 Как Вы оцениваете первый саммит глав государств ЦА и какие у Вас ожидания от второго саммита?
 
Руслан Изимов: Первая консультативная встреча в Астане является прорывной по нескольким причинам. Во-первых, договоренность сторон продолжить проводить встречи и назначение второй встречи в Ташкенте фактически закрепило появление нового механизма многостороннего сотрудничества в Центральной Азии.
 
Во-вторых, первая встреча также показала нацеленность на создание устойчивого формата. Страны региона, предпочли сосредоточиться на обсуждении реальных вопросов многостороннего взаимодействия вместо прошлых безуспешных попыток создать некую институциональную структуру.
 
В-третьих, твердая политическая воля глав государств региона и реальная экономическая потребность в усилении кооперации позволили запустить решение наиболее насущных проблем. В том числе, после первой встречи сторонам удалось значительно продвинуться в обсуждении вопросов, касающихся региональной торговли, визового режима, транспортных проектов, делимитации границ, туризма и так далее.
 
Таким образом, в Астане был запущен полноценный внутрирегиональный диалог, который будет продолжен в Ташкенте.
 
Юрий Саруханян: Первый саммит порадовал тем, что несмотря на эйфорию, царившую как среди политических элит, так и в СМИ, стороны не стали провозглашать красивые и амбициозные, но заведомо невыполнимые в нынешних условиях, задачи. Было заметно, что главы государств пытаются снова научиться работать в региональном формате для того, чтобы возродить ЦА в качестве геополитического субъекта. К счастью для всего региона, государства не пошли по пути 90-х, когда сразу же было объявлено о желании запустить интеграцию и образовать Центральноазиатский союз. Было чётко обозначено, что данный формат не ставит целью формирование наднациональных институтов. Встреча в Астане стала своеобразной притиркой сторон, целью которой была, скорее, декларация о намерениях.
 
Второй саммит навряд ли принесет какие-либо громкие результаты. Скорее всего, стороны вновь подтвердят приверженность возрождению регионального партнёрства, обменяются мнениями по дежурным темам повестки дня: обеспечение безопасности, Афганистан, торговля, механизмы регионального экономического сотрудничества и т.д. Вместе с тем, второй саммит ознаменует и ряд интересных событий. Во-первых, в нём примет участие новый президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. Будет интересно, с какой повесткой он будет выступать и как сложатся его отношения с президентом Мирзиёевым, в случае если Токаев останется у руля государства после досрочных президентских выборов в июне. Во-вторых, если Туркменистан не приготовит никаких сюрпризов, встреча 2019 года станет по-настоящему первым саммитом, в котором примут участие все пять глав государств региона.
 
Если первый саммит был, сам по себе, достижением, то в ходе второго саммита главам государств уже следует задуматься о конкретных направлениях функционирования диалоговой платформы. Поэтому, необходимо начать обсуждение стратегии сотрудничества, в которой будут чётко определены сферы взаимодействия, а также план реализации задач в среднесрочной перспективе. Уже сейчас государства региона должны понять, что проведение саммитов для галочки рано или поздно сведёт к минимуму эффективность диалога и что необходимо создавать основу для реализации конкретных проектов.
 
Шерадил Бактыгулов: Уровень региональной идентификации стран Центральной Азии повышается с начала 2017 года и ожидается, что сотрудничество между странами будет восстановлено и получит новый импульс развития. Важно, чтобы во время работы второго саммита была подтверждена приверженность пяти стран ЦА следовать целям, изложенным в решениях первого саммита, озвучено понимание рисков институционального характера и создание дополнительных механизмов сотрудничества, например, на уровне парламентов, журналистов, экспертов, молодежных лидеров.
 
Муфиза Абдурасулова: Первый саммит имел важное значение для официальной разморозки отношений в регионе, где личностный фактор играет большую роль в политике. Поэтому видеть президентов вместе без третьих лиц уже резонансно для стран Центральной Азии, которые после распада СССР начали ориентироваться больше на зарубежных игроков, имея некие опасения и предрассудки, связанные с соседями.
 
Текущая ситуация вокруг закрытого региона обострена: противостояние России и Запада, торговые войны между США и Китаем, отступление ИГИЛа в Афганистан. То есть внешняя повестка будет важной для региона, но закрываться ему в это время от сотрудничества с третьими игроками никак нельзя, и страны продолжают уверять в неизменности своих внешнеполитических ориентиров. Также, учитывая экономический кризис в Туркменистане, было бы логично увидеть на саммите самого Бердымухамедова, но в случае его отсутствия, сомнения касательно перспектив интеграции в регионе будут усиливаться.
 
Почему региональное сотрудничество важно?
 
Руслан Изимов: По последним данным товарооборот между странами Центральной Азии по итогам 2018 года вырос более чем на 35% и составил 12,2 млрд долларов. Это очень хорошие показатели. Такие же достижения можно отметить в сфере водопользования, туризма и транспорта. Тем не менее, с явными позитивными трендами в развитии сотрудничества в Центральной Азии, регион продолжает сталкиваться с рядом вызовов, на решении которых и нужно будет сконцентрировать усилия в ближайшее время. Высокий конфликтный потенциал сохраняют пограничные вопросы, угрозы из Афганистана не теряют своей актуальности, внутриполитическая и экономическая ситуация в ряде стран характеризуется нестабильностью, а общим для всех стран региона остается тренд за увеличение зависимости от Китая.
 
Шерадил Бактыгулов: Саммит ЦА по своему настрою и духу напоминает период создания ШОС – укрепление доверия между странами. Доверие является основой для процветания каждой страны в частности, и региона в целом. Если есть доверие между странами, то вопросы свободы передвижения людей, финансов, а также перемещение грузов, товаров и услуг будут решены к пользе каждого.
 
При этом, разработчики внешних политик, эксперты и дипломаты США, России, Китая, Европейского союза приняли во внимание решения первого саммита и уже адаптируют свои региональные стратегии. Меняются приоритеты, расставляются новые акценты, но в любом случае, Центральная Азия как регион, стремящийся к самоидентификации уже вызвал у внерегиональных игроков необходимость выработки новых подходов в работе со странами ЦА, но и расширил каналы и виды взаимодействия в двустороннем и многостороннем форматах. Поэтому растет интерес к Кыргызской Республике. Более того, Кыргызстан уже получает дивиденды от подобных встреч, в первую очередь, от стран, заинтересованных в сотрудничестве с государствами Центральной Азии. Активизировались контакты с международными организациями, иностранными государствами, подписаны договора и контракты и так далее. Общий рынок стран ЦА намного привлекательнее рынков разделенных государств.
 
Юрий Саруханян: Основные сферы, в которых можно добиться положительного результата: демаркация границ, сотрудничество между приграничными регионами и интенсификация торговых отношений путём формирования совместной транспортно-логистической инфраструктуры.
 
Вопросы границ долгое время отравляли отношения между странами региона и являлись одними из ключевых причин краха регионального сотрудничества. При этом, тупиковая ситуация в решении этой проблемы была связана с межличностными отношениями между руководителями стран (в особенности, Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана). Сейчас, когда обстановка несколько стабилизировалась и риторика первых лиц государств приобрела более-менее дружелюбный тон, сформировались благоприятные условия для решения данной проблемы. Политическим элитам следует максимально эффективно использовать сложившуюся ситуацию, чтобы убрать проблему демаркации с повестки дня. Сотрудничество между приграничными регионами для ЦА может служить как раз тем механизмом, который в долгосрочной перспективе станет основой устойчивости регионального партнёрства. За счёт него страны могут сформировать условия для совместного хозяйства там, где оно возможно, и систему взаимозависимости при использовании природных ресурсов.
 
Государства постоянно декларируют заинтересованность в различных международных логистических проектах, например, китайском «Один пояс, один путь». Если раньше, размышляя о своём участии в подобных проектах, политические элиты региона стремились представить именно свою страну в качестве ключевого транзитного игрока, то сейчас им пора задуматься о согласовании позиций для участия в данных проектах. Для этого государства должны направить усилия на совместную модернизацию транспортно-логистической инфраструктуры.
 
Необходимо способствовать установлению контактов между гражданским обществом и запустить public diplomacy. Стоит отметить, что несмотря на доминировавшую долгие годы взаимную неприязнь между политическими элитами, отношения между народами ЦА стран, в целом, нельзя назвать враждебными. Народы пяти республик довольно дружелюбно относятся друг к другу, что значительно облегчит налаживание контактов на уровне общественности. Политическим элитам и гражданскому обществу необходимо работать над организацией совместных культурных мероприятий (концертов, конкурсов, праздничных торжеств), спортивных соревнований и др. Это необходимо для того, чтобы сотрудничество в регионе развивалось не только за счёт высших эшелонов власти, но и на общественном уровне.
 
Какой проект Ваша страна могла бы предложить во время саммита в Ташкенте?
 
Шерадил Бактыгулов: Вижу задачу первоочередной важности в виде расширения уровней участников продвижения идентичности, понимания и общего культурного наследия. Разные уровни сотрудничества можно охарактеризовать так – между политиками наших стран «горячо», в экономике «тепло», а между народами «холодно». Установление хорошего, «горячего» сотрудничества на всех уровнях могло бы стать достойной задачей Второго саммита глав государства ЦА в Ташкенте.
 
Муфиза Абдурасулова: Таджикистан постарается попасть в обсуждаемый проект между  Казахстаном и Узбекистаном “Виза Великого Шелкового Пути”. Последняя ситуация на границах Кыргызстана и Таджикистана искажает весь смысл саммитов и портит послевкусие, возможно, Таджикистан предложит проект по созданию комиссии для очертания границ анклавов в Ферганской долине, чтобы раз и навсегда прекратить такие обострения. Это очень чувствительное место региона и для решения его вопросов нужны экспертиза и политическая воля. Также водный вопрос все еще актуален, неплохо было бы обсудить проект об обновлении ирригационной системы во всех странах.
 
Руслан Изимов: Предлагаю вновь обратить внимание на идею Н.Назарбаева о создании Международного водно-энергетического консорциума Центральной Азии, который бы автоматизировал систему управления, распределения, учета и мониторинга водных ресурсов региона. С целью создать прозрачные и понятные «правила экономической игры внутри региона»  было бы своевременным довести до конца работу по открытию первой специальной экономической зоны на границе Казахстана и Узбекистана. Актуальность этого проекта заключается в снижении себестоимости товарооборота и торговых издержек для стран-участниц. Также в целях ускорения сближения транспортных систем центральноазиатских государств и повышения транзитного потенциала региона правительствам стран региона рекомендуется рассмотреть вопрос создания Железнодорожного консорциума. Консорциум должен стать координирующей структурой в решении проблем в транспортной сфере. Его деятельность должна быть направлена на сокращение имеющихся барьеров в сфере пассажирских и грузовых перевозок. Также в рамках консорциума следует создать свободные транзитные коридоры.
 
Юрий Саруханян: Узбекистан может взять на себя роль идейного двигателя. Находясь в центре региона и являясь по сути, инициатором перезагрузки регионального диалога, Ташкент должен стремиться минимизировать декларативный характер взаимодействия, следить за формированием максимально прагматичной повестки дня и придавать импульс сотрудничеству в наиболее актуальных для региона сферах. Уже сейчас диалоговый формат нуждается в запуске регулярных межведомственных консультаций, формировании секторальных рабочих групп для формирования механизмов оперативного обсуждения и подготовки совместных проектов.  Если остановиться на какой-то конкретной сфере, то по мнению Юрия Саруханяна, именно Ташкенту следует серьёзно задуматься о восстановлении идентичности региона. Эгоцентристская историческая риторика стран региона в 90-х гг. привела к полной потере региональной идентичности. Поэтому, странам региона стоит задуматься над запуском сотрудничества между историками, задачей которых была бы выработка подходов к трактовке исторических событий и отделение общей истории от национальной. В связи с этим, логичной выглядит достижение договоренности об объявлении одного из ближайших годов «Годом истории Центральной Азии» во всех пяти странах региона. Взаимодействие в данной сфере поможет государствам региона решить одну из главных на данный момент задач – возвращение на карту мира Центральной Азии в качестве геополитического субъекта.
 
"CAA-Network"
Наргиза Мураталиева
16.04.19

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
машины в бишкеке


Публикации Авторов:

22.05.2019
Sh.Abdulhasanov (Polit - Asia)
Трудовая миграция − панацея для Центральной Азии

22.05.2019
V.Panfilova, NG
Евросоюз изменит подход к странам ЦA

16.05.2019
I.Tarasenko, K.Karabekov (Ъ)
Афганскую проблему расширили до Центральной Азии

16.05.2019
V.Panfilova, NG
Выборы президента могут пойти не по сценарию Нур-Султана

06.05.2019
"Ferghana.ru"
На севере Афганистана убили банкира ИГ в Центральной Азии Муфтия Узбека

30.04.2019
V.Panfilova, NG
Из Пекина в Ташкент пойдет восточный экспресс

29.04.2019
"CA News"
Какие соглашения были достигнуты странами Центральной Азии в рамках форума «Один пояс - один путь»

26.04.2019
V.Panfilova, NG
Личность национального компромисса в Казахстане

23.04.2019
"Podrobno.uz"
Узбекистан и Кыргызстан обсуждают совместное использование реки Падшаота. Не обошлось и без правительства США

17.04.2019
V.Panfilova, NG
Москва и Душанбе выведут мигрантов из тени

16.04.2019
V.Panfilova, NG
Токаев получил поддержку Ташкента

12.04.2019
"RBC.ru"
Казахстан ответил на предложение вывести г.Байконур из аренды России

11.04.2019
V.Panfilova, NG
Назарбаев придал ускорение транзиту власти

10.04.2019
"Kun.uz'
Всемирный банк сообщил о рекордном объеме переведенных мигрантами средств

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней