Антикитайская тема в Кыргызстане приобрела новый импульс
среда, 23 января 2019 г. 13:59:36
Антикитайская тема приобрела в Кыргызстане новый импульс и не на шутку обеспокоила как власть, так и общественность. 17 января 2019 г. в Бишкеке состоялся митинг, в котором, по разным оценкам, участвовало от 300 до 500 человек. Митинг был разогнан милицией и около 20-и человек были задержаны, в том числе и один журналист. Участники требовали от властей остановить присвоение гражданства Кыргызстана иностранцам, выдворить нелегально находящихся в Кыргызстане китайцев, провести проверку по вопросам использования китайских кредитов. В числе основных организаторов митинга были участники общественного движения «Кырк чоро», которое известно в Кыргызстане своими радикальными идеями по вопросам общественной морали и национальных интересов. Неудивительно, что в числе требований митингующих оказались требование препятствовать заключению браков между китайскими гражданами и кыргызскими девушками, а также требование вернуть в общегражданский паспорт графу для указания национальности. Как известно, графа «национальность» в паспорте была отменена в 2017 года без широкого обсуждения.
 
С начала нового года, это уже второй митинг «антикитайской» направленности. Первая акция протеста с аналогичными требованиями состоялась в праздничный день 7 января 2019 года.
 
Что означают эти митинги для Кыргызстана и насколько серьёзна проблема усиления антикитайских настроений в Кыргызстане?
 
Чтобы ответить на эти вопросы, нужно рассматривать недавние митинги в Бишкеке в комплексе с многочисленными факторами и анализом тех тенденций, которые наблюдались в кыргызско-китайских отношениях за последние годы. Помимо этого, необходимо учитывать внутренние политические и экономические процессы в Кыргызстане на современном этапе в их взаимосвязи с геополитическими факторами. Разумеется, изучение всевозможных факторов в теме «Китай-Кыргызстан» требует тщательного подхода и дискуссий. В данной статье автор предлагает лишь беглый анализ последних событий.
 
Восприятие Китая: исторический и современный образ
 
Необходимо начать с того, что китайская тема весьма чувствительна для Кыргызстана, впрочем, как и для других стран Центральной Азии. Не секрет, что с советских времен в Кыргызстане сложился не совсем позитивный образ Китая. Периоды напряженности между Советским Союзом и Китаем наложили свой негативный отпечаток на то, как Китай воспринимался в общественном сознании кыргызстанцев. Китай воспринимался как опасный большой сосед, от которого исходит угроза национальной безопасности. Географическая близость огромного по территории и численности населения государства порождала страхи в сознании людей. Страх усиливался еще из-за почти полного отсутствия знаний о Китае, его жителях, культуре и религии.
 
В период после получения независимости многое изменилось: Кыргызстан стал налаживать отношения со своим великим соседом, из года в год росли торгово-экономические отношения. Экономические успехи и рост влияния Китая на глобальной арене усиливали его позитивное восприятие как экономически мощной страны, сотрудничество с которой сулило выгоды не только в сфере торговых отношений, но и в сфере технологических новшеств и инвестиций в экономику. Не секрет, что в настоящее время Китай стал основным инвестором Кыргызстана. Более 40 % государственного внешнего долга Кыргызстана приходится на экспортно -импортный банк Китая. Кыргызстан, как и Таджикистан, достиг порога финансовой безопасности по соотношению государственного внешнего долга к ВВП. Госдолг Кыргызстана перед Китаем составляет 24 % от ВВП. Также, по существующим оценкам долг Кыргызстана перед Китаем в последние десять лет вырос в двести раз.
 
Вместе с ростом внешнего госдолга перед Китаем, восприятие Китая и китайцев среди обычных граждан стало меняться, чего нельзя сказать о властвующих политических элитах, которые имеют свой прагматический интерес в том, чтобы Китай продолжал выделять инвестиции Кыргызстану.
 
Страхи среди населения, что Китай заберет земли или какие-то природные ресурсы в обмен на свои кредиты, продолжали расти на протяжении нескольких лет. Свою лепту в усиление этих страхов подбрасывали различные информационные агентства, знакомя жителей страны с практикой финансирования различных крупных проектов со стороны Китая в нескольких десятках стран Азии, Африки и Европы. В результате росла озабоченность тем, что Кыргызстан оказался у Китая на «финансовом крючке», и что со временем страна окажется не в состоянии выплатить долг, что может привести к потере природных ресурсов, а, может быть, и к потере суверенитета.
 
Сторонники различных теорий заговора любят говорить о том, что подобные страхи создаются внешними силами, которые не заинтересованы в усилении позиций Китая в Центральной Азии. Но справедливости ради нужно отметить, что даже если учесть наличие информационного влияния внешних игроков, цифры внешнего долга Кыргызстана не надуманы. Они действительно представляют собой повод, чтобы серьезно задуматься о последствиях такого долга для страны. Дискуссии о внешнем долге Кыргызстана появились не вдруг, они нарастают все время, особенно усилившись с 2016 года.
 
Важно отметить и другой аспект в теме внешнего долга Кыргызстана перед Китаем. Это отношение населения к собственным политическим элитам, которые поступательно продолжали увеличивать государственный долг. Для этого даже были внесены изменения в Бюджетный кодекс в 2017 году об отмене максимального допустимого порога для внешнего долга в 60% от ВВП.
 
Когда в мае 2018 года гражданские активисты сделали видеообращение через социальные сети всем «скинуться» и оплатить внешний долг Китаю, это вызвало неоднозначную реакцию общественности. Обсуждения в социальных сетях и на платформах электронных СМИ показали негативное отношение граждан к власть имущим, которые «украли» кредиты, «положили в свой карман», «разбазаривают» природные ресурсы страны. Эмоциональные высказывания вроде того, что необходимо «отдать китайцам в залог коррупционеров», привлечь коррупционных чиновников к ответственности и т.п. свидетельствуют о высоком уровне раздраженности в обществе политикой правительства в сфере внешних заимствований.
 
Точки напряженности в отношениях между Китаем и Кыргызстаном: реакция властей и общественности
 
В целом можно отметить, что за последние годы существовало, по крайней мере, несколько точек напряженности в кыргызско-китайских отношениях.
 
После террористического акта, совершенного смертником против китайского посольства в Бишкеке 3 августа 2016 года, последовали определенные меры в отношении граждан Кыргызстана при получении китайских виз. КНР ввела требования по сбору биометрических данных, проведение собеседований с заявителями, установление квот и электронной очереди. Трудно стало получать туристическую визу бизнесменам из Кыргызстана, а также студентам, которые обучались в Китае, но не могли вовремя получить визу после посещения Кыргызстана во время каникул. Несмотря на обращения представителей бизнес-сообщества и студентов с просьбой способствовать облегчению процесса получения виз, кыргызский МИД предпочитал ограничиваться заявлениями о том, что Китай ужесточил свои визовые требования не только в отношении Кыргызстана, но и других центральноазиатских стран по причине обеспокоенности ростом терроризма и экстремизма.
 
Еще одна важная точка напряженности в кыргызско-китайских отношениях – это протесты населения против золотодобывающих и других предприятий с участием китайского капитала. Весной в 2018 году в Казармане местные жители подожгли строящуюся с 216 года золотоизвлекательную фабрику «Джи Эл Макмал Девелопинг». В 2013 году произошли митинги против строительства нефтеперерабатывающего предприятия «Джунда» в Кара-Балте. Это лишь некоторые примеры протестов против китайских инвесторов, В целом, с начала 2000-х гг. в Кыргызстане наблюдались конфликты местного населения с зарубежными компаниями.
 
Известны также и агрессивные действия группировки «Кырк чоро» против китайцев в нескольких барах Бишкека с применением рукоприкладства в отношении китайцев и местных девушек, которые, по мнению представителей этого движения, оказывали иностранцам интимные услуги.
 
Тема кыргызско-китайских отношений активизировалась в конце 2018 г., когда появилось множество публикаций в электронных и печатных СМИ о так называемых лагерях политического перевоспитания в Китае, в которых находятся казахи, кыргызы и уйгуры, проживающие на территории Синьцзян – Уйгурского автономного округа КНР. Служба новостей Центральной Азии 20 ноября 2018 года со ссылкой на радио «Свободная Азия» сообщила, что этнических кыргызов массово задерживают и отправляют в эти лагеря, которые фактически являются тюрьмами, где применяются пытки.
 
Электронные СМИ и кыргызстанский сегмент Фейсбука буквально запестрил новостями о лагерях политического перевоспитания в Китае. Активное обсуждение шло о действиях властей Казахстана по защите этнических казахов, а некоторые местные телевизионные каналы в Кыргызстане и соцсети транслировали видеообращения детей- казахов, родители которых удерживались в Китае. Широкий отклик в кыргызских СМИ и соцсетях нашла также история Сайрагуль Сауытбай, казашки с китайским гражданством, которая убежала из Китая, чтобы воссоединиться со своей семьей, переехавшей в Казахстан два года назад. Общественный деятель Эдил Байсалов 17 ноября опубликовал в Твиттере список задержанных, в том числе представителей интеллигенции из числа этнических кыргызов.
 
Подобные новости подкреплялись свидетельствами кыргызских кайрылманов, которые сообщали о том, что не могут связаться со своими родственниками, оставшимися в Китае. Кыргызские кайрылманы обратились в казахстанскую организацию «Молодые добровольцы Ата-Журта» с просьбой о помощи. А 30 ноября появились новости о встрече кыргызов-кайрылманов в Бишкеке и организации Комитета по защите китайских кыргызов. Этот Комитет заявил о 50-и тысячах китайских кыргызов, которые содержатся в лагерях политического перевоспитания в Китае. Кайрылманы сообщили, что чуть ранее обратились к президенту Кыргызской Республики и к МИД с просьбой обратить внимание на ситуацию с этническими кыргызами в КНР. Официальной реакции на заявления кайрылманов не последовало, а МИД сообщил, что изучает ситуацию. Омбудсмен Токон Мамытов также пообещал изучить ситуацию, съездить в Китай и поделиться имеющейся информацией (сайт Радио «Азаттык», 30 ноября 2018 г).
 
Позицию властей раскритиковали некоторые общественные деятели, в том числе бывший омбудсмен Турсунбек Акун, упрекнувший Токона Мамытова в том, что он до сих пор ничего не предпринял, а также общественный деятель Эдиль Байсалов, призвавший власти Кыргызстана обратить внимание на проблему и предпринять шаги, направленные на ее урегулирование. Экс-замминистра иностранных дел Аскар Бешимов высказался за то, чтобы кыргызские власти официально обратились к властям Китая основываясь на межгосударственных соглашениях и получили официальную информацию об этнических кыргызах. Он также отметил, что весь прогрессивный мир открыто обсуждает факт существования так называемых «лагерей перевоспитания» (сайт Радио «Азаттык», 30 ноября 2018 г).
 
Об общественной реакции частично можно судить по дискуссиям в Фейсбуке. Жители Кыргызстана выражали сожаление по поводу положения этнических кыргызов и других меньшинств в Китае, призывали власти предпринять какие-то шаги. Часть критиковала Китай за нарушение прав человека. Достаточно большое количество комментирующих осудило власти Кыргызстана, в том числе Жогорку Кенеш, за неспособность предпринять конкретные действия для защиты соотечественников, а также в замалчивании проблемной ситуации из-за своей вовлеченности в коррупционные схемы с участием китайских бизнес-компаний. Критика была направлена также на то, что власти не могут решить внутренние проблемы, в том числе вопросы миграции. В то время как граждане Кыргызстана вынуждены уезжать в Россию в поисках работы, «мигранты-китайцы ведут в Кыргызстане вольготную жизнь», – считают некоторые пользователи соцсетей. Обращали внимание также на случаи заключения китайцами браков с гражданками Кыргызстана с целью получения гражданства и покупки недвижимости. Нашлись и такие, кто считают, что «лучше помочь гражданам Кыргызстана, которые живут в бедности, чем пытаться решать вопросы граждан Китая».
 
Интересно, что президент Сооронбай Жеенбеков 19 декабря 2018 г. на своей итоговой пресс-конференции, отвечая на вопрос журналистов о ситуации с этническими кыргызами в КНР, сказал, что это внутреннее дело Китая и что Кыргызстан ведет работу по сбору нужной информации о задержаниях кыргызов по дипломатическим каналам. Президент тогда призывал осторожно пользоваться информацией о так называемой китайской экспансии, назвав это дезинформацией, направленной на создание ажиотажа в обществе.
 
Антикитайский митинг 17 января 2019 г.: различные интерпретации
 
Итак, 17 января в Бишкеке состоялся второй за этот год антикитайский митинг. После первого митинга, состоявшегося 7 января, президент страны прореагировал, высказавшись на эту тему во время своей поездки по Чуйской области. В частности, Сооронбай Жеенбеков отметил, что желающие «испортить отношения с Китаем» будут наказаны в рамках закона. Президент сказал, что кыргызстанцы должны быть благодарны Китаю за выдаваемые в неограниченных объёмах кредиты и гранты. Таким образом, стало понятно, что президент считает митинги организованными действиями внутренних политических игроков.
 
В целом, реакция представителей власти показала некоторую нервозность, возможно, по той причине, что вопрос о внешнем долге и использовании китайских кредитов все-таки реальный и на него рано или поздно придется давать ответ. Коррупция в сфере выдачи паспортов Кыргызстана тоже существует, о чем ранее заявляли официальные лица.
 
Пока же власти по привычке пытаются действовать методом запугивания граждан возможными политическими беспорядками, нестабильностью, и влиянием «внешних сил».
 
С учетом того, что общественное недовольство в Кыргызстане достаточно часто использовалось как инструмент манипулирования массовыми группами в межэлитной политической борьбе, заявления о «внутренних» врагах всегда настораживают, потому что они чреваты «нечестной» политической игрой. Кстати, на следующий день после митинга в Бишкеке, не преминули появиться публикации в СМИ на кыргызском языке, в которых авторы пытаются донести до читателя мысль о том, что в огромных долгах перед Китаем и в распиле китайских кредитов виноват бывший президент Алмазбек Атамбаев. В частности, электронное издание “chyndyk.kg” 17 января пишет, что, возможно, следующий антикитайский митинг пройдет перед домом Атамбаева, а сайт «Nazarnews.kg” информирует о том, как «Атамбаев увеличил долг Кыргызстана перед Китаем в 6-7 раз».
 
Любопытно, что зампредседателя ГКНБ Кыргызстана Асылбек Кожобеков, выступая 17 января в Жогорку Кенеше, отметил, что кроме плохой разъяснительной работы с населением, есть и другие причины антикитайских митингов. Он сказал, что у ГКНБ есть предварительная информация о тех, кто стоит за организацией этих митингов. Также Кожобеков отметил, что антикитайские митинги происходят и в других странах СНГ, и, видимо, какие-то силы в этом явно заинтересованы. В то же время он отметил, что доказательств о вмешательстве внешних сил пока нет. В общем, осталось непонятным, связаны ли антикитайские митинги в СНГ с таковыми в Кыргызстане.
 
Справедливости ради нужно отметить, что представители власти все же «ответили» на некоторые заявления митингующих. В частности, первый вице-премьер-министр Кубатбек Боронов дал пресс-конференцию, на которой опроверг информацию о возможной передаче земель Кыргызстана Китаю. О пользе для государственного бюджета в виде налогов от китайских компаний и о необходимости информирования граждан об этом, заявил также депутат Жогорку Кенеша Абдывахап Нурбаев.
 
Вице-премьер-министр Алтынай Омурбекова озвучила данные о числе иностранцев в Кыргызстане по странам прибытия. По ее словам, в Кыргызстане в настоящее время находится 498 тысяч иностранных граждан, состоящих на официальном учете и прибывших в Кыргызстан в целях работы, учебы и другим причинам. Наибольшее количество иностранцев прибыли из Узбекистана (272 тыс. чел.) и Российской Федерации (155 тысяч чел.). А вот граждан Китая по данным регистрационной службы в КР около 25 тысяч. Сообщается также, что за последние девять лет гражданство Кыргызстана получили только 268 китайских граждан, причем большая часть (171 чел.) — это этнические кыргызы.
 
Что касается экспертной оценки произошедших антикитайских митингов, необходимо отметить, что пока были высказаны только предварительные мнения о причинах и подоплеке этих митингов. Было бы полезным начать обсуждать тему антикитайских настроений на аналитическом уровне, рассматривая разные аспекты отношений между Кыргызстаном и Китаем в комплексе.
 
В целом есть несколько экспертных позиций в отношении причин усиления антикитайских настроений.
 
Группа политологов, информационно поддерживающая президента, на своей пресс-конференции, состоявшейся после произошедших митингов, практически повторила то, что сказал президент и правительственные чиновники – о том, как важны для Кыргызстана китайские инвестиции и добрососедские отношения с великим соседом. Часть комментаторов и экспертов полагает, что за митингами стоят оппозиционные к нынешнему руководству страны политические группы. Некоторые прямо говорят или намекают, что это бывший президент Атамбаев. На противоречивость таких заявлений указывают другие комментаторы, считающие, что вряд ли Атамбаеву выгодно раскачивать антикитайскую тему учитывая, что одним из основных требований митингующих является требование к властям отчитаться по использованию китайских кредитов и накопившемуся за последние годы внешнему долгу перед Китаем.
 
Некоторые политологи считают прошедшие митинги репетицией мобилизации протестных масс с использованием социальных сетей и электронных технологий, и что в таких репетициях могут быть заинтересованы как внутренние, так и внешние игроки. Конечно, не обошлось и без конспирологических интерпретаций. Кто-то видит в антикитайских митингах интересы США, кто-то – интересы России, а третьи – интересы обоих глобальных игроков, не заинтересованных в усилении роли Китая в Центральной Азии.
 
Наконец, есть реакция обычных жителей. Например, на форуме «diesel.elcat.kg” в тематическом обсуждении «Митинг в Бишкеке против китайцев», многие пользователи характеризовали их в основном как националистические и акцентировали внимание на тех требованиях митингующих, в которых говорилось о призывах не «выдавать кыргызских девушек за иностранцев», запретить въезд китайцев и т.п. Встречались и более резкие оценки митингующих за «фашизм», а власти обвинялись в попустительстве националистам. Участников форума волновал возможный ответ Китайской стороны на эти митинги, к примеру, закроет ли Китай свои границы. Отдельные пользователи высказывали мнения о том, что эти митинги ничто иное как «прощупывание власти» для организации более массовых мероприятий весной, а китайская тема – это своего рода предлог.
 
При всем разнообразии интерпретаций значения произошедших митингов, упускается из виду то, что так называемые антикитайские митинги в определенной мере являются одновременно и протестами против коррупции, и неэффективного государственного управления, против неспособности властей создать достойные условия жизни для своих граждан. Важно пытаться рассматривать системные причины антикитайских митингов. К сожалению, большая часть политических комментаторов склонна упрощать обсуждение прошедших митингов, считая их проявлением политических технологий внешних игроков, или сугубо националистическими событиями.
 
То, что среди главных организаторов митингов оказались члены движения «Кырк чоро», известные своими националистическими и радикальными взглядами, заставляет многих сомневаться в мотивах участников этих митингов. Тем не менее, важно понимать, что протестный потенциал в обществе достаточно велик, и он подпитывается реальными страхами людей потерять землю и независимость из-за необдуманной политики внешних заимствований, а также реальным недоверием к политическим элитам, «разбазаривающим» в восприятии простых граждан природные ресурсы страны за взятки и «откаты».
 
"CAA Network"
Анар Мусабаева 
21.01.19

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
ford


Публикации Авторов:

10.12.2019
"Nezavisimaya gazeta"
Нур-Султан освободит немецкий бизнес от налогов

07.12.2019
V.Panfilova, NG
Президент Таджикистана готовит себе преемника

03.12.2019
"Vedomosti Kazakhstana"
Транзит Касым-Жомарта, Шавката и Сооронбая: «сегунат», выход из-под контроля и борьба со спецслужбами

02.12.2019
"Tengrinews", KZ
Иностранный олигарх "спонсировал" политиков из Казахстана - СМИ

29.11.2019
F.Vakilov (Trd)
Узбекистан - "Открытие года" по версии National Geographic Traveler

28.11.2019
V.Panfilova, NG
Казахстанский бизнес укрепляется в Кыргызстане

27.11.2019
"Express-k.kz"
Казахстан – единственный в мире экспортер осмия, самого дорогого металла в мире

27.11.2019
К.Карабеков, К.Кривошеев, Ъ
Кыргызская таможня перешла все границы

25.11.2019
"Haqqin.az"
Кыргызы протестуют против коррупции

25.11.2019
"Eurasia.expert"
Армения и Казахстан упростят миграционный режим

25.11.2019
V.Panfilova (NG)
Президенту Кыргызстана грозят импичментом

21.11.2019
"Vesti.uz"
Из Узбекистана активнее других выезжают казахи

20.11.2019
"Eurasianet.org"
«Противоречит национальному менталитету». Почему узбекские артисты уезжают за границу?

20.11.2019
V.Panfilova, NG
Узбекистан собирается из конкурентов сделать партнеров

13.11.2019
"EADaily"
Узбекистан покинул тройку мировых лидеров по экспорту хурмы

11.11.2019
"RIA Novosti"
Эксперты рассказали о взаимодействии России и Китая в Азии

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней