“К процессу создания нового будущего ЦА может и должна присоединиться Россия”. Обзор российских СМИ за декабрь
суббота, 5 января 2019 г. 22:13:09
Российские СМИ подвели итоги прошедшего года для Центральной Азии, обозначили главные направления нового года, обсудили будущее региона и региональной интеграции. Какой будет эта региональная интеграция? Российские эксперты считают, что Россия должна участвовать в этом процессе, «евразийская экономическая интеграция – уникальное явление», и важно в ближайшее время создать общий рынок товаров и услуг. Другие отмечают, что нельзя говорить о регионе в целом, и его следует разделить, как минимум, на части: “примерно модернизированные Казахстан и Узбекистан, немодернизированную Туркмению, и Кыргызстан и Таджикистан — фактически failed states”.
 
Регион 
 
Артем Данков, директор Института Конфуция, заведующий кафедрой востоковедения Факультета исторических и политических наук Томского государственного университета, прогнозирует развитие событий в Центральной Азии в рамках глобального прогноза РСМД на период 2019-2014 гг. (Центральная Азия: борьба за новое будущее). Будущие процессы в регионе Данков объясняет в четырех категориях: «сочетание несочетаемого, средний класс, срединное государство и собственная идентичность». Сочетание несочетаемого эксперт видит в новых и старых противоречиях и в «ранее неизвестных формах «сшивания» социального, экономического и политического пространства». Так, он отмечает следующие разрывы в странах региона: фрагментация по уровню и качеству жизни, различные для промышленных и аграрных центров демографических тенденции, урбанизация региона, которая отличается в зависимости от местности, этническая гомогенизация и политика контроля национального информационного пространства.
 
В обсуждении среднего класса эксперт РСМД обращает внимание на существование четырех основных источников формирования среднего класса — государства, коррупции, теневого сектора и трудовой миграции. Хотя согласно мировым стандартам уровень жизни в регионе достаточно низкий, сформировалась прослойка населения, которую можно отнести к среднему классу, и она может стать или не стать опорой преобразований в странах. Развитие среднего класса затруднено, так как именно неоднозначные источники тормозят его формирование.
 
Срединное государство Китай — один из основных торговых партнеров и инвесторов стран ЦА. Однако взаимоотношения между государствами осложняются «сочетанием взаимных фобий, политических проектов, коррупции и поиска экономической выгоды». Собственная идентичность государств культивировалась через дискуссии о принадлежности к русскому, тюркскому, иранскому или исламскому миру, «Большой Евразии» или «Сообществу общей судьбы» в рамках инициативы ЭПШП и др. Сегодня курс сменился в сторону создания собственной региональной идентичности. Это обуславливает «смягчение визовой политики, урегулирование пограничных вопросов, расширение взаимной торговли, развитие регионального туризма, трансграничные экономические проекты (инфраструктура, энергетика и водопользование, совместные промышленные предприятия, сельское хозяйство)». Эксперт считает, что пока неясно, что действительно объединяет регион, и “к процессу создания нового будущего Центральной Азии может и должна присоединиться Россия”.
 
Два материала Известий посвящены ЕАЭС, первый от Тимофея Бородачева, программного директора клуба «Валдай», подводит итоги и перспективы на будущее для стран-партнеров Союза (Союз здравых сил: какие вопросы обсудит высший Евразийский совет). Материал начинается с определения проблем и потенциала России, которая, с одной стороны, наиболее выигрывает от Союза. Но санкционные трудности с западными партнерами вызывают опасения у стран-партнеров по Союзу. Автор обращает внимание на крайне позитивные итоги прошедшего года для евразийской экономической интеграции — за три квартала 2018 года внутренняя торговля в ЕАЭС выросла почти на 12%. Он утверждает, что «граждане ЕАЭС уже получают выгоду от интеграции, хотя и не всегда это осознают….правительства стран-участниц совсем не всегда делают так, что достижения интеграции для граждан очевидны. При этом статистически, в среднем, интеграцию поддерживает порядка 64% населения стран-участниц — это очень высокий результат для аналогов в мировой практике». Также отмечается ввод Таможенного кодекса ЕАЭС, для «самого большого и протяженного в мире единого таможенного пространства, простирающегося от границ Китая до восточных рубежей Европейского союза», рост железнодорожного транзита, который придаст «дополнительный импульс» трансконтинентальной торговле Китай – ЕАЭС – Европа, и соглашение между ЕАЭС и Китаем, где ЕАЭС… помогает Китаю приспособить себя к сложному международному окружению». Материал заключает, что «евразийская экономическая интеграция – уникальное явление», и важно в ближайшее время создать общий рынок товаров и услуг.  И для этого необходимо ответить на три вопроса: «Что важнее — общий открытый друг для друга рынок или инфраструктура его регулирования? Что важнее — качество товаров на общем рынке или реальная взаимная открытость? Что важнее — рынок или грамотное государственное вмешательство?»
 
Второй материал обсуждает введение единой валюты для стран-участников объединения (Слились в единой валюте: ЕАЭС создаст общие деньги для расчетов). Предположительно, единая валюта для стран ЕАЭС — России, Белоруссии, Казахстана, Кыргызстана и Армении будет электронной, и ее использование будет ограничено операциями взаимозачетов в рамках межстрановой торговли. Председатель правления Национального платежного совета Алма Обаева заявила что «курс единой валюты будет зависеть от курса национальных денежных единиц членов ЕАЭС по отношению друг к другу, а также от вклада каждой страны в совокупный торговый оборот союза». Инициативу по валюте ЕАЭС поддержал Минфин России. Глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков сообщает, что помимо ЕАЭС введение валюты рассматривается и для БРИКС. Материал кратко рассказывает историю введения единых безналичных валют для других межгосударственных объединений, например, искусственной денежной единицы ЭКЮ для торговли в Евросоюзе. В 1999 году ЭКЮ полностью был заменен евро, который получил функции реальной эмитируемой денежной единицы. Эксперты говорят о роли единой валюты как инструмента дедолларизации. Ведущий эксперт «Центра развития» НИУ ВШЭ Сергей Пухов отмечает, что сегодня основная часть расчетов в ЕАЭС производится в долларах,  политические и экономические интересы стран союза препятствуют использования нацвалют, рубль усиливается,  а значение денежных единиц стран-партнеров снижается и в этой ситуации единая искусственная валюта для клиринга — нейтральный вариант, который может устроить всех. Доцент РАНХиГС Сергей Хестанов считает, что учитывая новые санкции, отказ от доллара при ведение расчетов в пространстве ЕАЭС позитивно скажется на российской экономике. Хестанов проводит аналогию с ЭКЮ, чье использование предварило введение успешного евро. Тем не менее, оба эксперта заключают, что «перспективы появления подобной фиатной валюты в ЕАЭС сомнительны», к тому же, как заметил Пухов, «внедрение общей денежной единицы автоматически обесценит суверенитет каждого участника союза».
 
Председатель попечительского совета общественного фонда Transparency Kazakhstan Марат Шибутов заявил, что Казахстан может поднять вопрос «пресечения контрабанды китайских и турецких товаров из Кыргызстана в формате Евразийского экономического союза (ЕАЭС) (Кыргызскую таможню возьмут под контроль страны ЕАЭС). По мнению Шибутова, Кыргызстан лидирует по объему контрабанды. Сравнив статистические данные Китая/Кыргызстана и Кыргызстана/Турции, эксперт выявил разницу в показателях, и сделал вывод о контрабанде. Гендиректор аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» (Бишкек) Дмитрий Орлов объясняет «НГ» разницу особенностями методологии подсчета в странах. Например, Кыргызстан не учитывает транзитные товары, а Китай учитывает в том числе и страну транзита. Шибутов заявляет, что фонд Transparency Kazakhstan обратился к  премьер-министру Бакытжану Сагинтаеву, чтобы вопрос о контрабанде был поднят в ЕАЭС, поскольку «таможенные платежи поступают в общий фонд ЕАЭС, а потом делятся по установленным долям. До 2020 года доля Киргизии в таможенных сборах ЕАЭС составляет 1,9%, что в реальности выше отчисляемых ими сборов. Фактически Республика Казахстан, Российская Федерация и Республика Беларусь за счет собственных таможенных платежей спонсируют бюджет Кыргызской Республики». Руководитель Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович предлагает создать группу из таможенников всех стран ЕАЭС для совместного контроля на кыргызской таможне. Он полагает, что такая мера позволит заполнить государственный бюджет страны и «обеспечит большую транспарентность и прозрачность торговым операциям ЕАЭС». Казахстанский политолог Айдос Сарым считает, что проблема серого импорта относится в одинаковой степени и к Казахстану, и к Белоруссии.
 
Галия Ибрагимова в материале Лента.ру обсуждает итоги 2018 года в регионе, а также периферийность и центральность Средней Азии в мировой политике (Восток — дело сложное, 29.12.2018). В Узбекистане наблюдается уход от культа Ислама Каримова и проводятся новые реформы. Политика многовекторности направлена на сближение с Россией, налаживание контактов с США и включает миротворческие инициативы узбекских властей в урегулировании афганского конфликта. Прорывным событием в Узбекистане, по мнению автора, стала встреча президентов Узбекистана и Таджикистана, благодаря которой отменен визовый режим, открыты границы, но в то же время Ташкент начал и “торговую войну” с Украиной.
 
Для Казахстана вопрос транзита власти продолжает быть актуальным, хотя в 2018 году за действующим президентом уже закрепили пост пожизненного главы Совета Безопасности, что позволит Назарбаеву оставаться у политической власти даже по завершению президентских полномочий. Среди других событий года – председательство Казахстана в Совете Безопасности ООН, переход с кириллицы на латинскую графику, визит Нурсултана Назарбаева в США и встреча с Дональдом Трампом, ратификация парламентом республики протокола об обеспечении коммерческого железнодорожного транзита, что позволит США направлять свои грузы в Афганистан из казахстанских портов железнодорожным транспортом через Узбекистан. Претензии региона «на роль основного транзитного хаба … и главного стратегического партнера США в Афганистане» задевают Москву. И, несмотря на заверения Астаны, что в основе сотрудничества с Вашингтоном лежит «исключительно коммерческий интерес», «осадок у Кремля остался».
 
Для Таджикистана в 2018 году была актуальна борьба с терроризмом, особенно в связи с убийством в Дангаринском районе Таджикистана иностранных туристов, ответственность за которое взяла на себя террористическая организация «Исламское государство», названы и другие трагические инциденты, упомянута «напряженная ситуация  в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) в горах Памира». Осенью президент Эмомали Рахмон призвал местные власти к порядку, обещав в противном случае ввести в регион дополнительные воинские подразделения. Местные жители считают, что позиция Рахмона связана с предстоящим транзитом власти и желанием властей установить контроль над всей территорией республики. В 2018 году состоялся запуск первого агрегата Рогунской ГЭС в стране, событие, случившиеся благодаря налаживанию отношений между Ташкентом и Душанбе.
 
Основные события Кыргызстана в 2018 году — новый президент Сооронбай Жээнбеков собирает своих сторонников и зачищает политическое пространство от всех протеже экс-президента Алмазбека Атамбаева, более того в стране рассматривался закон о лишении судебной неприкосновенности экс-президентов республики. Бишкек улучшил отношения с Ташкентом, начался процесс о делимитации границ. Кыргызстан настроен на многовекторность и развивает отношения с США.
 
Избрание в парламент сына туркменского президента Гурбангулы Бердумухаммедова Сердара, который уже занял важный пост в правительстве, дает основания полагать, что вопрос транзита власти в стране уже решен. Автор отмечает, что в 2018 году в стране разразился продовольственный кризис на фоне репортажей официальных СМИ «о продуктовом изобилии и росте благосостояния граждан». Принятие Конвенции о правовом статусе Каспийского моря— самый позитивный момент для Туркменистана и один из решающих для всего региона. В заключении отмечается «важный тренд, который наметился для всей Средней Азии, — активизация диалога между пятью республиками региона. И хотя пока вопрос о центральноазиатской интеграции не стоит, политические элиты стран осознают важность не только двустороннего, но и общерегионального сотрудничества».
 
Известия указывают на Конвенцию по Каспийскому морю как самое важное событие, обсуждая уходящий год для всего постсоветского пространства (Где граница: чем запомнится уходящий год странам бывшего СССР). Каждой стране отводится 15 морских миль территориальных вод и 10 миль рыболовной зоны. Основная площадь остается в общем пользовании сторон. Запрещаются иностранные военные базы на берегах Каспия и «вооруженные силы внерегиональных держав». Президент Казахстана назвал документ конституцией, гарантирующую безопасность в регионе, а президент России – эпохальным событием. Впрочем, российские военные силы имеют право передвижения по всему Каспию.
 
Узбекистан
 
Узбекские власти не пускают импорт из Украины в ответ на выдавливание узбекского автопрома с украинского рынка (Ташкент уличил Киев в нечестной игре). Около месяца на таможне Узбекистана простаивают грузы с лекарствами и сахаром. Узбекские парламентарии  планируют также запретить ввоз кондитерской и масложировой продукции. Как заявил депутат Эркин Халбутаев, «наши украинские партнеры не учитывают сложившийся существенный дисбаланс в нашей взаимной торговле. Стоит напомнить, что объем импорта из Украины в Узбекистан более чем в три раза превышает экспорт наших товаров в эту страну». Тем временем Украина прекратила антисубсидиарное расследование по импорту легковых автомобилей из Узбекистана, за инициацию которого ранее Киев был обвинен в «выдавливании узбекских производителей с автомобильного рынка». Научный сотрудник Центра изучения Кавказа, Центральной Азии и Поволжья Института востоковедения РАН Александр Воробьев считает торговые споры между странами «классической торговой войной» и в ухудшении ситуации возлагает ответственность на Украину: «Киев мог не придать должного значения тому, что переговорные позиции Ташкента по двусторонним торгово-экономическим вопросам сегодня как минимум не слабее». Руководитель отдела экономики Института стран СНГ Аза Мигранян, обсуждая сложившийся узбекско-украинский рынок экспорта различных товаров, говорит, что узбекская сторона решила «ущипнуть» украинских производителей в ответ на ущемление собственных интересов. «Так как Узбекистан пользуется положением о зоне свободной торговле СНГ, то с Украиной возникают достаточно хорошие условия. Вопрос заключается в том, чтобы вести равно конкурентную борьбу на внутриукраинском рынке», – заключает эксперт.
 
В Regnum также обсуждают товарные войны между Киевом и Ташкентом (Украинско-узбекистанская торговая война). Автор называет «позорным пшиком» расследование по импорту на Украину узбекских автомобилей силами украинской Межведомственной комиссии по международной торговле (МКМТ), поскольку узбекский автоимпорт на Украине исчез совсем и Киеву ошибочно рассчитывать на то, что «гордые и вспыльчивые потомки хорезмшахов и Тамерлана не будут мстить». Указывая, что 79% экспорта украинского сахара и фармацевтика на сумму в $49−50 миллионов приходится на узбекский рынок, материал оценивает в $4,8 млн стоимость груза украинской фармацевтической продукции, который удерживается на узбекской границе.
 
Таджикистан 
 
Известия рассуждают, почему таджикские власти озабочены нарядами и внешним обликом граждан, активно борясь против хиджабов и мини-юбок (Платок дело тонкое: почему Таджикистан воюет с хиджабами и бородами). В стране готовится законопроект о запрете появления в хиджабе и сатре (вид мусульманского платка). Ранее были введены запреты на ношение хиджаба  и сатра в ЗАГСах и образовательных учреждениях — детских садах и школах. У тех, кто носит хиджаб, появляются проблемы с трудоустройством, на рынке в Душанбе проведен милицейский рейд. Штраф за ношение хиджаба— 1000 сомони. С позволения президента Таджикистана Эмомали Рахмона, акции проводятся и против бород. «В январе 2016 года сотрудники таджикской милиции отчитались о том, что в 2015 году в Хатлонской области принудительно сбрили бороды почти 13 тыс. мужчин ….закрыты 162 торговые точки, занимавшиеся продажей хиджабов». Под контролем внешность имам-хатибов, власти считают, что длина борода не должна превышать 3 см и должна умещаться в кулак. Своими действиями таджикские власти борятся с исламизацией общества и «выкорчевывают хотя бы внешние признаки чрезмерной религиозности — борода и хиджаб воспринимаются как первый шаг к радикализации». Одновременно идет борьба против мини-юбок, кофт, платьев с декольте, топиков, вещей из прозрачной ткани. Инструкция Министерства культуры Таджикистана детально показывает, какую одежду следует носить на работе, в выходные и праздничные дни. Министерство образования регламентирует внешний вид школьников. По мнению автора, регламентация светской одежды связана со стремлением правительства «стимулировать развитие национальной культуры» и «деградации национальной культуры способствуют вовсе не новомодные тренды, а катастрофическая ситуация в экономике…. Экономические же усилия и успехи властей заметны гораздо меньше, чем претензии к внешности».
 
Кыргызстан  
 
На международной конференции «Всеобщая декларация прав человека как основа конституционализма и парламентской демократии в Кыргызской Республике» в Бишкеке отметили 70-летие Всеобщей декларации прав человека, к которой республика присоединилась одной из первых в Центральной Азии (Кыргызстан с Нового года будет жить по новому Уголовному кодексу). В своем выступлении президент Сооронбай Жээнбеков отметил, что в 2019 г. страна начнет жить в рамках нового законодательства и отметил успехи в защите прав человека. Выступавшие кыргызские правозащитники обозначили проблемы в области прав человека. Руководитель правозащитного центра «Бир Дуйно – Кыргызстан» Толекан Исмаилова напомнила, что «все президенты Кыргызстана клялись в любви к гражданскому обществу, а потом на правозащитников навешивали ярлык «иностранный агент». Эксперт по гендерным вопросам Анара Ниязова обвинила власти в отсутствии сбалансированной гендерной политики и привела в пример парламент, где при формировании партийных списков вычеркиваются женщины-кандидаты. По мнению кыргызского политика Равшана Джеенбекова, президент переоценил кыргызские реалии в отношении соблюдения прав человека: «Кыргызстан был страной, ущемляющей права человека, таким и остался». Он также упомянул, что до сих пор не пересмотрены дела политических заключенных и навряд ли стоит ожидать изменения ситуации в лучшую сторону с принятием нового Уголовного кодекса, поскольку основная проблема состоит в отсутствии «открытости и прозрачности, состязательности, общественного контроля, ответственности» судебной системы страны.
 
Президент страны Сооронбай Жээнбеков на пресс-конференции подвел итоги уходящего года (Кыргызстан возобновит отношения с США). Президент признал наличие многих проблем в стране, экономическую важность функционирования «Кумтора», источника налогов на 9 млрд сомов, создание условий для выезда из страны и обеспечение прав в РФ для мигрантов. По мнению генерального директора аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» Дмитрия Орлова, «государство фактически взяло курс на выдавливание своих социально активных граждан из страны», добавляя, что единственным занятием президента на протяжении года было выяснений отношений с Алмазбеком Атамбаевым. Президент Жээнбеков отрицает, что поправки к закону «О гарантиях деятельности президента» касательно лишения неприкосновенности президента направлены против Атамбаева. Во внешней политике Жээнбеков намерен возобновить отношения с США, соглашение о сотрудничестве с которыми было денонсировано в одностороннем порядке при Атамбаеве. Также президент заявил, что второй военной базы РФ не планируется. Орлов предупреждает, что «как бы не случился конфликт непосредственно в Центральной Азии, население которой в ближайшие годы вырастет до 85 млн человек. Нехватка воды и продуктов питания может привести к конфликту». Кыргызский оппозиционер Равшан Джеенбеков критически оценивает и работу, и лидерские качества главы государства: «Президент не может удержать под контролем все ветви власти. Когда он говорит о борьбе с коррупцией, коррупция в стране расцветает.… В стране начинается анархия под прикрытием борьбы с коррупцией».
 
Казахстан
 
Марат Шибутов, Юрий Солозобов и Наталья Малярчук подготовили для Regnum подробный обзор сотрудничества России и Казахстана с детальным анализом политических, экономических, военных, медийных, культурных и других аспектов. (Российско-казахстанские отношения на современном этапе. Часть 1, Часть 2). В первой части доклада рассматривается правовая база взаимоотношений и двусторонние отношения анализируются через Концепции внешней политики двух стран. Один из выводов: «В целом во внешней политике России по отношению к Казахстану, за исключением официальной риторики на протокольных мероприятиях, можно говорить лишь как о серии не связанных друг с другом ответных рефлексивных реакций на какие-то действия Казахстана, российских лоббистов, внешней среды и даже на ряд случайных событий». Далее рассматривается методология изучения Казахстана и региона, здесь авторы приходят к выводам, что нельзя говорить о регионе в целом, и следует разделить на части: «1. Казахстан и Узбекистан — направление на постепенную модернизацию и индустриализацию, эволюционная либерализация политической системы, налицо выход за матрицу экономики, заложенную при СССР. 2. Туркмения — отсутствие политической модернизации, формальный политический нейтралитет, мощное присутствие в экономике Китая, сохранение сырьевой модели экономики. 3. Киргизия и Таджикистан — фактически failed states, у которых основные надежды на восстановление страны и улучшение положения связаны с внешними акторами (Россией и Китаем)». Авторы обращаются к социологическим данным касательно отношения России и Казахстана друг к другу. Согласно им, «Россия выступает для казахстанцев как первоочередной партнер для сотрудничества и наиболее близкая по всем параметрам страна…», но «по отношению к Казахстану, к сотрудничеству в больших объемах россияне не готовы и его не хотят». В двусторонних отношениях лучшее взаимодействие показывают «лидеры государств и простые граждане», в интеграционных объединениях страны «выступают как партнеры и союзники», в дипломатических анализ биографий послов показывает, что Россию в Казахстане представляют «кадровые дипломаты пенсионного или предпенсионного возраста», а Казахстан в России «политические «тяжеловесы», имеющие прямой выход на президента».
 
Вторая часть начинается с экономических отношений, которые авторы намерены осветить как можно детальнее: выявляя данные по торговле юридических лиц— согласно которым, Россия ғ главный партнер Казахстана; по инвестициям— где Россия лидирует только в сравнении с другими странами  СНГ, то же самое справедливо и в отношении Казахстана; по совместным предприятиям, информация по которым закрыта в России, а по Казахстану количество таких предприятий выше чем с другими странами-партнерами; по трансграничным операциям физических лиц Казахстан в пятерке стран, которые перечисляют деньги в Россию, объемы переводов из России в Казахстан растут с 2011 г.; по торговле физических лиц и продаже валюты данные показывают рост спроса на российский рубль в Казахстане и эта вторая по востребованности валюта после доллара США; данные по туризму показывают 30−40 тысяч человек в год с каждой страны; по совместной инфраструктуре наиболее крупными проектами являются Каспийский трубопроводный консорциум, где у России -24% а у Казахстана – 19%  акций, а также планируемые к разработке месторождения нефти и газа на Каспии.
 
Заключительная часть начинается с освещения военной сферы. Военное сотрудничество стран включает военное образование, совместные учения, закупку вооружения, военно-техническое сотрудничество, общую систему ПВО, взаимодействие на уровне штабов и членство в ОДКБ. На территории Казахстана находятся несколько испытательных полигонов, за которые Россия платит арендную плату и продает военное вооружение по внутрироссийским ценам. Казахстан и Россия располагают Единой системой ПВО, командование которой расположено в г. Алма-Ата. Обсуждая медиа-тему, авторы указывают на доминирующее влияние российских СМИ в Казахстане, причем как печатных, так и онлайн СМИ, а также телевидения, соцсетей — «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой Мир», и российских поисковиков Яндекс и Майл.ру с их новостными агрегаторами. Широкий охват российского медиаполя имеет и обратное влияние, около 15−20% пользователей в Казнете — из России, казахстанские журналисты и политологи пишут для российских СМИ и дают им комментарии по событиям в Казахстане и Средней Азии. Авторы отмечают, что для блоггеров новых медиа Youtube, Instagram и других приоритетны не только казахстанская, но и российская аудитория. И обращают внимание на «ряд острых тем, по которым российские СМИ (умышленно или нет) создают довольно серьезные для Казахстана проблемы: наступление талибов на Казахстан из Афганистана; база НАТО или США на Каспии в Актау; биологическая лаборатория США в Алма-Ате; китайская экспансия в Казахстане; Казахстан как источник террористической угрозы для России». Они указывают на 2 негативных тренда в отношении подачи событий в Казахстане: националистический и неоимперский, которые иногда сливаются. В отношении России подобные публикации в казахстанских СМИ отсутствуют. Также авторы говорят о влиянии русского языка в Казахстане, росте казахстанских студентов в российских вузах. В завершении они напоминают, что 3,6 миллиона русских проживает в Казахстане сегодня, однако их количество снижается.
 
Туркменистан
 
По данным ECA International, Ашхабад – самый дорогой город в мире для постоянно проживающих и работающих иностранных специалистов (Самым дорогим городом для жизни иностранцев стал Ашхабад). В 2018 г. туркменская столица поднялась со 146 места на первое. Директор ECA International по Азиатскому региону Ли Куейн объясняет: «Падение обменного курса черного рынка в сочетании с нехваткой иностранной валюты вызвало инфляцию в Туркменистане и привело к значительному росту цен на товары за последние 12 месяцев». Десятка мировых городов в рейтинге выглядит следующим образом: Ашхабад, Женева, Цюрих, Базель, Берн (Швейцария), Гонконг, Сеул, Токио, Осло, Ставангер.
 
"CAA Network"
04.01.19

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
www.avtogid.kg


Публикации Авторов:

18.01.2019
V.Panfilova, NG
Антикитайские настроения в Кыргызстане усиливаются

17.01.2019
A.Mumin (Camonitor.kz)
Борьба бульдогов под ковром: Атамбаев пытается «съесть» Жээнбекова

16.01.2019
V.Panfilova, NG
Туркменских резервистов ставят под ружье

15.01.2019
V.Panfilova, NG
Индия укрепляется в Центральной Азии

15.01.2019
E.Aripov, NG
Что на самом деле происходит в Центральной Азии

11.01.2019
V.Panfilova, NG
Бывший премьер Кыргызстана "наследил" в Историческом музее

03.01.2019
M.Konarovskiy (Afgh)
Афганистан: К некоторым итогам 2018 года (1 часть)

03.01.2019
"Sputnik-TJ"
Клинцевич: Афганистан становится для США базой для вмешательства в дела ЦА

02.01.2019
"Dawn.com"
США признают, что Китай, Россия и Иран являются ключевыми игроками в Афганистане

28.12.2018
"NG.ru"
Казахстан сменяет кириллицу на латиницу

26.12.2018
V.Panfilova (NG)
Кыргызскую таможню возьмут под контроль страны ЕАЭС

24.12.2018
"Vesti.ru"
В Каракумах пересохла "дружба народов"

18.12.2018
"Regnum"
«Дадим денег»: США хотят заключить соглашение о сотрудничестве с Кыргызстаном

17.12.2018
V.Panfilova, NG
Активность Назарбаева напоминает избирательную кампанию

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней