Кто живет над облаками? О памирскости и «таджикскости»
пятница, 23 ноября 2018 г. 11:01:22
Памирцы – народы, живущие в горах Памира и говорящие на разных восточно-иранских языках. Некоторые относят их с этнической точки зрения к таджикам, а другие говорят о них как о новой появляющейся этнической группе. Этническая идентичность этих общин, которые в основном принадлежат к исмаилитской ветви шиитского ислама, долгое время обсуждается как внутри общин, особенно в Таджикистане, так и за их пределами. Научные исследования и материалы об общинах Памира и памирцах, написанные группой ученых из региона и Запада, были собраны в недавно опубликованной книге Identity, History and Trans-Nationality in Central Asia. The Mountain Communities of Pamir («Идентичность, история и транснациональность в Центральной Азии». Горные сообщества Памира»). Книгу редактировали Дагихудо Дагиев и Кэрол Фаучер. Доктор Дагиев (научный сотрудник The Institute of Ismaili Studies в Великобритании), который родился и вырос на Памире, рассказывает в интервью CAAN о поиске самоидентичности памирцев и исторической и современной таджикскости.
 
Расскажите нам о книге, а также об этнических группах, культуре и языков Памира, как геополитической части Таджикистана, так и Бадахшана в более широком охвате.
 
Книга является итогом конференции, которая была проведена в Астане в 2014 году. В ней представлены различные аргументы, обсуждающие процессы идентификации и идентичности памирцев. Книга состоит из трех частей: i) первая часть посвящена географии региона и недавней истории памирских общин; ii) во втором разделе критически исследуется богатое философское, религиозное и культурное наследие памирцев через произведения известных исторических деятелей; iii) в третьем разделе рассматриваются вопросы, касающиеся современного распространения традиций, миростроительства, внутренних связей, а также того, что означает быть таджиком/памирцем для нового поколения региона. Эксперты предоставляют свежие сведения об общинах исмаилитов в регионе, таким образом обновляя историческое и этнографическое наследие советских времен современной наукой.
 
Памирцы или бадахшанцы в популярном дискурсе образуют небольшую группу иранских народов, населяющих горный регион Памира и Гиндукуша, являющегося историческим регионом Бадахшана. Тщательное прочтение научной литературы, по-видимому, показывает, что концепция «Памир» и «Бадахшан» отделимы, так как Памир относится к географическому ландшафту, а Бадахшан относится к территории с историческими границами и государственным контролем.
 
Памирские общины расположены на территориях четырех нынешних национальных государств: Таджикистана, Афганистана, Китая и Пакистана. Эти общины говорят на разных диалектах восточно-иранских языков. В течение XIX века регион был полем противстояния мировых держав того времени: Британской и Российской империй. В результате две колониальные державы искусственно поощряли соперничество между местными правителями, эмирами и ханами, реализуя так называемую политику «разделяй и властвуй». К концу 19 века река Пяндж превратилась в естественную границу между колониальными державами, а затем в 20 веке регион был разделен между четырьмя странами.
 
 
Этническая самоидентификация памирцев была политизирована в последнее столетие в Таджикистане и является чувствительной темой, особенно после обретения страной независимости. Как этот процесс развивался?
 
Согласно летописям русских исследователей, жители Памирских гор считали себя таджиками, а не памирцами. Во второй части книги анализированы факторы, которые способствовали смене идентичности среди некоторых памирцев.
 
Именно ученые, изучавшие Памир, представили и внесли в науку термины «Памир» и «памирцы», которые позже стали маркером идентичности для таджикского народа Горно-Бадахшанской Автономной Области Таджикистана (ГБАО). Российские и советские ученые сыграли важную роль в развитии и памирской, и таджикской идентичности, а после распада Советского Союза той же тенденции придерживаются и западные ученые.
 
В советское время все сферы жизнедеятельности получили развитие, в том числе строительство дорог, административных учреждений, больниц, школ, а также значительно возрос уровень грамотности, что и оказало непосредственное влияние на жизнь горных людей и увеличило население с 21 000 до 200 000 человек. Образование сыграло ключевую роль в Горном Бадахшане, в частности в 1989 году, когда был образован Институт изучения Памира, филиал Академии наук Таджикистана.
 
Согласно данным исследованиям, памирскость – это эволюционирующая концепция и ей еще предстоит дальнейшее развитие. Пока она развивается без того, чтобы деградировать в сторону сепаратистских движений, у нее есть хорошие шансы остаться в рамках национальных дебатов для памирских таджиков и таджикского государства.
 
Таким образом, несмотря на популярное мнение, которое отделяет памирцев от таджиков, вы и другие интеллектуалы из Памира утверждают, что памирцы – это таджики. На чем основан ваш аргумент? Разве такое мнение не создает других вопросов, например, являются ли также таджиками те, кто говорят на тех же памирских языках в Афганистане (Бадахшан) и Пакистане (Хунза), такие как ваханцы и ишкашимцы? Они сами себя идентифицируют как таджики? А как насчет персоговорящих народов Афганистана, таких как хазара? На чем мы основываемся, когда мы называем таджиками сарыкольцев, которые имеют характерную тюркскую внешность, говорят на уйгурском языке и живут в Китае? Кто такой собственно таджик в целом и как мы определяем этническую принадлежность – на основе языка, культуры, геополитической местности?
 
В то же время, некоторые другие историки и интеллектуалы спорят об использовании слова «таджик», заявляя, что это большевики, исходя из политических убеждений, поменяли название народа и языка персоязычных иранцев своей территории, чтобы оборвать связи между советскими и несоветскими персами (таджиками). Они также говорят, что это все иранцы, которые говорят на фарси, и слово «таджик» было просто антонимом тюркскости в творческой литературе.
 
Как уже говорилось, термин «памирцы» обычно используется в отношении группы иранских жителей Горного Бадахшана в Таджикистане и провинции Бадахшан Афганистана. В Китае эти же люди официально считаются таджиками. Не так давно то же самое происходило и в Афганистане, где их определяли как таджиков, но совсем недавно афганское правительство переклассифицировало эти народы в памирцев.
 
Поэтому, в настоящее время «памирцы» относятся к определенной группе людей, которые говорят на разных языках коренных народов ГБАО и в более широком Памирском регионе. Они имеют тесные языковые, культурные и религиозные связи с народом провинции Бадахшан Афганистана, с сарыколийцами и ваханцами в Таджикском автономном округе Ташкурган в провинции Синьцзян в Китае, а также с говорящими на язык вахи в Афганистане и в Верхней Хунзе, Годжалский район, северных горных районах Пакистана.
 
Термин «таджик» можно отнести к двум различным категориям: одно – это узкое определение, которое может быть применено только к персидско/таджикскоязычным жителям нынешней Центральной Азии и Афганистана. Второе определение может быть применено к иранскому народу Центральной Азии, Афганистану и в других местах, где люди говорят на разных древних языках иранской семьи, но исторически определяютсебя таджиками.
 
С этой точки зрения термин имеет историческое и современное определение, которое необходимо отразить в его историческом контексте, как временном, так и пространственном. Конечно, определение термина «таджик» как этнической идентичности было разным в сознании и восприятии людей до создания Таджикистана в качестве «национального государства» в 1929 году. Отражает ли с того времени термин «таджик» культурный, социальный, политический ландшафт региона – спорный вопрос.
 
Стоит признать, что крупные ученые определили нынешний таджикский народ и тех людей, которые говорят на восточно-иранских языках, как иранский народ Центральной Азии. Действительно, это была целенаправленная политика большевистского правительства, которая разделяла этих людей по этническому признаку, называя их язык тоҷикӣ, тогда как до советской эпохи этот язык так не назывался. Этот язык на протяжении веков был известен как персидский, а местом рождения современного персидского языка были Балх и Бухара. Персидский язык потом широко распространился по всем территориям Большого Ирана (Сасанидская и Ахеменидская империи). Одним из лучших примеров поддержки этого аргумента является тот факт, что так называемые памирцы называли персоговорящих жителей Дарваза и Каратегина фарсиван (те, кто говорит на фарси).
 
Персидский язык был общим языком для всех народов, говорящих на иранских языках в Центральной Азии, но когда этот язык был переименован в таджикский, официальный процесс чего завершился в 1936 году, тогда он стал исключительно применим к одной группе ираноязычных народов Центральной Азии – тем, кто говорил на таджикском (персидском). Как следствие, другие группы ираноязычных народов в Центральной Азии, такие как памирские таджики (говорящие на памирских языках), начали считаться «другими».
 
 
Центральная мечеть Мургаба
 
В одном из ваших недавних интервью вы называете таджиками жителей долины Свата в Пакистане. Я тоже вижу развивающееся движение таджикизации в этой части мира, хотя они не говорят на фарси (больше не говорят). Что за история тут происходит?
 
Что касается Свата, то я бы сказал, что даже до создания Таджикистана как республики в Советском Союзе большинство этнических групп, включая ваханцев, шугнанцев, рушанцев, язгуламцев, сарыколцев, хунза, гилгитов, сватов, читральцев, нуристани, калашцев, пашайи, фурмулов, ягнобцев, в основном называли себя таджиками или считались другими как таджики из-за их общего арийского происхождения. Например, непаштунские племена Афганистана были идентифицированы как таджики.
 
С появлением термина «таджик» (tāzīk, tāzī, tadžiki, täžik, tazik, и т. д.), который восходит еще к 9 и 10 векам, группа ученых признала, что происхождение слова является среднеперсидским или приходится родственным иранскому (согдийскому или парфянскому), и этим именем называли неарабов и нетюрков, которые говорили на персидском языке или происходили от иранских народов Центральной Азии. Другая группа ученых утверждает, что термин «таджик» относиться к коренным арийским племенам в регионе, которые в течение истории были известны под разными именами, такими как ārya, airyā, arya, dadik-hā, dahī, dehgān (dehqān), āzādan, āzādagān, pārsiwān или pārsigu.
 
 
Таджикские девочки Дарваза
 
Продолжим разговор об этнической принадлежности таджиков. Вероятно, многие из потомков тех, кто раньше говорил на фарси в Самарканде и Бухаре и в других персоязычных районах нынешнего Узбекистана, теперь говорят на узбекском языке и идентифицируют себя как узбеки. Их предки идентифицировали себя по городам происхождения, например, самаркандцы или бухарцы. С научной точки зрения, можем ли мы все еще назвать этих молодых людей таджиками, учитывая, что они и их предки никогда не идентифицировали себя как таджики?
 
Конечно, большинство людей, живущих в разных современных государствах, таких как Узбекистан, как вы упомянули, больше не говорят на фарси (на таджикском), но по-прежнему этнически они не являются узбеками или пакистанцами. В частности, после драматических событий конца прошлого века, распада советского государства и его коммунистической идеологии, как написано в книге Самуэля Хантингтона «Столкновение цивилизации», молодые поколения очень заинтересованы в том, чтобы знать и узнавать историю, идентичность, язык и культуру своих предшественников. Конечно же, язык, на котором были описаны тысячи лет их истории и культуры, был персидским языком. Это основная причина, по которой многие из этих иранских народов Центральной Азии начинают высказываться о своем языке и самобытности, и это применимо к таджикам Узбекистана, Афганистана, Пакистана и Китая.
 
Вы живете в Европе уже долгое время, где также происходят разные обсуждения этнической идентичности, как в Великобритании, так и в других частях континента. Насколько популярны такие этнические дискуссии среди обычного населения? Например, немецкоязычные жители Швейцарии или Австрии задумываются о самоидентификации или такие вопросы уже полностью урегулированы геополитически – у меня есть паспорт Австрии, я австриец, я не немец?
 
Конечно, в этой части мира все немного отличается, хотя невозможно забыть ужасный опыт двух мировых войн. Однако с тех пор европейцы продвинулись дальше, и одно из самых больших достижений является уважение к другим культурам, традициям и языкам. Я могу говорить, что такие вопросы об идентичности менее политизированы и на этих основаниях они пытаются создать Конфедерацию европейских стран, утверждая, что Европа является домом для всех людей, живущих на этом континенте.
 
Вернемся из Европы в наш Бадахшан. Всякий раз, когда мы говорим о Бадахшане, мы в основном говорим о памирцах, таджиках, исмаилитах и т. д. Но часто мы забываем о проживающих там тюркских народах. Например, Мургабский район, расположенный в Бадахшане, охватывает более 30% общей территории Таджикистана, но в основном населен кыргызами.
 
Это очень важный вопрос, и мы попытались рассмотреть его во введении книги. Важно отметить, что Памир населяют и другие группы, в том числе киргизы, которые живут в восточной части ГБАО Таджикистана. Наша книга не предназначена для охвата всех общин, проживающих в регионе Памира, а фокусируется на памирских общинах, которые объединяют общее религиозное исповедание, исмаилизм, ветвь шиитского ислама, присутствие которого в регионе датируется еще с 10-го и 11-го веков и связано с деятельностью Насира Хусрава (1004-1088). Кроме того, памирцы говорят на гетерогенных языках, включенных в восточно-иранскую группу иранской ветви индоевропейской языковой семьи.
 
 
 
Мальчик-кыргыз в Мургабе
 
В эпоху глобализации и когда экономика стоит на первом месте, а деньги играют главную роль, в чем важность изучения и продвижения таких вопросов? Консолидировать Таджикистан с точки зрения политической идентичности? Заработать имидж среди определенных групп населения в соседних странах и получить политический вес в будущем в этих странах?
 
Я бы сказал, что никогда не было важнее знать собственную идентичность, чем в эпоху глобализации. Это не значит закрывать двери инаковости, а наоборот: только будучи уверенным в том, кем вы являетесь и откуда вы пришли, вы можете открыть в себе терпимость. Действительно, терпимость не является точным словом: это принятие разнообразия во всех аспектах: культурном, политическом, лингвистическом, религиозном. Процессы глобализации или интернационализации не должны вызывать гомогенизацию, а наоборот, открыть дверь для тех, кто не похож на нас.
 
Доктор Дагихудо Дагиев является научным сотрудником Департамента академических исследований и публикаций в Институте исследований исмаилизма в Лондоне. Дагиев получил степень доктора философии в факультете политических наук в Университетском колледже Лондона (UCL) и защитил докторскую диссертацию на тему «Процесс перехода в постсоветской Центральной Азии и его проблемы: Пример Таджикистана и Узбекистана». Сферы научных интересов Дагиева охватывает современные общества в посткоммунистической Центральной Азии, их историю и религию, возрождение ислама как веры, появление исламистских идеологий и национализм.
 
Степень бакалавра получил в Хорогском госуниверситете (Таджикистан), факультете гуманитарных наук по классической таджикско-персидской литературе и языкам. Он также является выпускником программы по исламским исследованиям и гуманитарным наукам (GPISH 2000-2002) и получателем стипендии магистра Оксфордского университета по евразийским исследованиям (2002-2004 гг.).
 
В 2013 году была опубликована его первая книга «Переход в Центральной Азии: Состояние, национализм и политические изменения в Таджикистане и Узбекистане».
 
"CAA Network"
21.11.18

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
kolesa.kg


Публикации Авторов:

11.12.2018
Yu. Roks (NG)
Ожидаемый триумф Пашиняна состоялся

10.12.2018
"CA -news"
Страны Центральной Азии в глобальном индексе терроризма. Кыргызстан на 80-м месте

07.12.2018
V.Panfilova, NG
Ташкент уличил Киев в нечестной игре

03.12.2018
"Stanradar"
Атамбаев промахнулся: итоги первого года президентства Сооронбая Жээнбекова

30.11.2018
"Sputnik-TJ"
Миллиардер, политик, дипломат: чем занимаются дети президентов стран ЦА

30.11.2018
"EADaily"
«Газпром» подтвердил заинтересованность в закупках газа из Туркмении

30.11.2018
V.Polovinko (Novaya Gazeta)
Парламент хочет судить президента

29.11.2018
"Stanradar"
Источник в Администрации президента России: Чего Москва хочет от Бишкека?

27.11.2018
G.Mihaylov (Regnum)
Москва поддерживает действующего президента Кыргызстана: интервью с экспертом

27.11.2018
"Forbes.kz"
Как обострение отношений между Россией и Украиной скажется на Казахстане

27.11.2018
V.Panfilova (NG)
Ташкент готовится воевать, но неизвестно, против кого

26.11.2018
"Afghanistan.ru"
Засуха в Афганистане привела к сокращению объёма наркопроизводства

20.11.2018
V.Panfilova, NG
В Конгрессе США создан Кокус по Узбекистану

17.11.2018
K.Krivosheev, Ъ
В отношения Таджикистана и Узбекистана добавили энергии

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней