Успехи Казахстана в борьбе с бедностью играют ключевую роль в искоренении радикализации
пятница, 16 ноября 2018 г. 11:12:46
АЛМАТЫ — Война с бедностью в Казахстане сократила число бедных граждан на треть, тем самым снизив эффективность вербовки экстремистскими организациями, которые, в первую очередь, обращают внимание на уязвимые слои населения, говорят аналитики.
 
«Уровень бедности в Казахстане сократился с 34,6% в 1996 году до 4,7% по итогам II квартала 2018 года», — сообщила 5 ноября правительству министр труда и социальной защиты населения РК Мадина Абылкасымова, передает сайт Kapital.kz.
 
«Среднедушевые номинальные денежные доходы населения с 2001 по 2017 год выросли в 10,8 раза, достигнув 83 тысяч тенге (255 долларов)», — добавила она.
 
 
Продавец фруктов на Зеленом базаре в Алматы. Фотография без даты. [Викисклад]
 
Президент Центра социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова из Алматы сообщила «Каравансараю» о том, что программа по снижению бедности в Казахстане была запущена в 1995 году.
 
Социологи центра согласны с Министерством труда в том, что с 1995 года правительство добилось огромных успехов. Количество казахстанцев, которым не хватает денег на еду, составляет всего 1,2%, сказала Илеуова, ссылаясь на исследования, проведенные центром в 2018 году.
 
Такой резкий спад произошел «благодаря улучшению дел в экономике. За эти годы ВВП вырос, удалось преодолеть гиперинфляцию. Казахстанская экономика стала открытой, поэтому инвесторы приходят», добавила она.
 
В 1995 году, до запуска программы по борьбе с бедностью, ВВП Казахстана составлял чуть больше 1 трлн тенге (2,7 млрд долл. США). По данным Комитета по статистике, в 2017 году он составил 51,5 трлн тенге (139 млрд долл. США).
 
Между тем, в 1995 году годовой уровень инфляции составил более 60%, тогда как к 2017 году он упал до 7,2%.
 
Помощь уязвимым
 
Экономический рост и сокращение бедности резко снизили уязвимость граждан к вербовке экстремистами, считает эксперт в области терроризма и безопасности Леся Каратаева из Алматы.
 
«У нас... есть способы поддержки социально-уязвимых слоев населения. Это социальные выплаты, социальные магазины для малообеспеченных граждан с низкими ценами», — говорит она.
 
«Кроме того, в Казахстане действует система бесплатной медицинской и лекарственной помощи [для нуждающихся]», — сказала Каратаева.
 
Общее улучшение финансового благосостояния граждан является позитивным моментом, поскольку «профессиональные рекрутеры террористических организаций используют социальную неудовлетворенность людей в своих целях», добавила она.
 
В попытке привлечь отчаявшихся новобранцев экстремисты могут начать помогать им материально, даже выплачивать их долги перед различными кредиторами, а затем использовать такую «щедрость» в качестве рычага воздействия, говорит Каратаева.
 
Она добавила, что, помимо экономического фактора, вербовщики используют и другие методы воздействия.
 
«Все люди разные. Поэтому притягивающими факторами, то есть когда рекрутеры начали работать с человеком, стали менять его ценности, может быть не только социальная неудовлетворенность, но и личные обстоятельства», — утверждает Каратаева.
 
По ее словам, различные факторы играют свою роль в каждом конкретном случае.
 
Низменные методы вербовки
 
Экстремисты часто прибегают к психологическому давлению, говорит директор Павлодарского областного центра анализа и развития межконфессиональных отношений Гульназ Раздыкова.
 
Вербовщик часто заводит разговор о социальной несправедливости и о недостаточной социальной мобильности, сказала она «Каравансараю».
 
Он «включает отрицательную эмоцию», убеждая новобранца в предполагаемой неспособности «молодых людей... зарабатывать честным путем» или в повсеместном распространении коррупции, добавила Раздыкова.
 
Затем, по ее словам, вербовщик предлагает «решение», благодаря которому «жизнь намного улучшится», — экстремизм.
 
Новобранцам обещают денежный достаток (баракат), если они будут жить по псевдомусульманским правилам, установленным экстремистами, сказала Раздыкова, добавив, что вербовщики проводят тщательную идеологическую обработку людей, обратившимся к ним от безденежья и отчаяния.
 
После этого все разговоры об оплате за экстремистскую деятельность прекращаются, говорит она. «Человек уже оказался в ловушке, выбраться из которой очень сложно».
 
"Каравансарай"
Ксения Бондал
14.11.18

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
машины в киргизии


Публикации Авторов:

15.07.2019
"Ritmeurasia"
Чем выгоден ЦА экономический коридор Пакистана и Китая

12.07.2019
K.Karabekov, K.Krivosheev, Ъ
Россия и Кыргызстан рекультивируют отношения

12.07.2019
V.Panfilova, NG
Евразийский вектор становится менее привлекательным для стран ЕАЭС

12.07.2019
"Nezavisimaya gazeta"
Премьер-министр Узбекистана доволен тем, как развиваются отношения его страны с Россией

09.07.2019
"Nezavisimaya gazeta"
Евросоюз презентовал в Бишкеке новую стратегию для Центральной Азии

09.07.2019
V.Panfilova, NG
Русских в Туркменистане легализуют

07.07.2019
"Tengrinews"
Кыргызстан всколыхнуло убийство иностранца в центре Бишкека

04.07.2019
V.Panfilova, NG
Туркменские мигранты ищут «Путь к свободе»

01.07.2019
V.Panfilova, NG
Экс-президенту Кыргызстана грозит пожизненное заключение

26.06.2019
"EADaily"
В Афганистане формируется новая база ИГИЛ — эксперт

26.06.2019
"RIA Novosti"
В ОДКБ рассказали о возросшей угрозе терактов в Центральной Азии

25.06.2019
"NG.ru"
Швейцария вернет Узбекистану $130 млн., конфискованных по делу Г.Каримовой

23.06.2019
«Kun.uz”
Googosha вернула государству $1,2 млрд.

21.06.2019
K.Karabekov, Ъ
Тень-Шаня не получилось

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней