Анкара рассматривает Бишкек как важного стратегического партнера
понедельник, 10 сентября 2018 г. 16:06:27
В Кыргызстане последняя декада выдалась весьма насыщенной масштабными событиями: прошли Шестой саммит Совета сотрудничества глав тюркоязычных государств, Всемирные игры кочевников и международный форум алтаистики. В республику съехались руководители ряда государств, ученые, спортсмены со всего мира.
 
Самым почетным среди гостей стал президент Турции Реджеп Эрдоган. По крайней мере, по упоминаемости в СМИ он был на первом месте. Совместно с президентом КР Сооронбаем Жээнбековым Р. Эрдоган посетил Киргизско-турецкий университет «Манас», с премьер-министром Мухаммедкалыем Абылгазиевым побывал в историко-мемориальном комплексе «Ата-Бейит», чаще других президентов и премьеров давал интервью и выступал на пресс-конференциях. Да и отношение киргизских властей к нему было как к главному гостю.
 
 
Лидеры двух стран приняли участие в церемонии открытия одной из самой большой в Центральной Азии мечети, построенной управлением по делам религии и фондом «Диянет» Турецкой Республики
 
Эрдоган и Жээнбеков не подписали никаких сколько-нибудь важных масштабных  документов, не считать же таковыми, например, меморандумы о создании кыргызско-турецкого культурного центра или о сотрудничестве между Министерством образования и науки КР и турецким фондом «Маариф». Не пошло дело дальше разговоров и в отношении кредитов или крупных инвестиций. Максимум, что пообещал турецкий лидер, – дать денег на создание военного института.
 
Об итогах визита Р. Эрдогана в Кыргызстан и планах Турции относительно Центральной Азии «Ритму Евразии» рассказал бишкекский политолог Марс Сариев.
 
– Чем в первую очередь обратил на себя визит?
 
– Эрдоган много говорил о том, что надо уходить от доллара, назвал Соединенные Штаты дикими волками. Соответственно, Турции нужны новые векторы внешней политики, новые активности. К примеру, относительно Кыргызстана, я уже неоднократно говорил об этом, турки будут кардинально решать вопрос с системой учебных заведений Фетхуллаха Гюлена, которого Эрдоган обвиняет в попытке государственного переворота и который скрывается в США. Так и случилось. Наряду с гюленовскими школами и колледжами в Кыргызстан придет турецкая государственная система «Маариф». Гюленовские заведения не закроют, и госсистема будет существовать параллельно с ними, но после визита Эрдогана со стороны кыргызских властей за ними будет контроль. То есть Анкара уже кое-что диктует Бишкеку.
 
Говоря же в целом, сейчас наши власти взяли курс на укрепление связей с Турцией, а Анкара рассматривает Бишкек как важного стратегического партнера в регионе. Есть общие интересы. Важны и тюркская, то есть языковая, составляющая, и религиозная. Как деталь, хочу отметить, что среди лидеров тюркоязычных стран пятикратный намаз, как и положено в исламе, совершают только Эрдоган и наш президент Жээнбеков.
 
– Но все это, так или иначе, и раньше было. В чем новизна нынешнего турецкого подхода?
 
– На фоне антиамериканской риторики Турция начала новый этап вхождения в Центральную Азию. Это приветствуется и Н. Назарбаевым, и Ш. Мирзиеевым и, конечно, С. Жээнбековым. Создается некий союз тюркских государств. Начало положил еще Консультативный совет. Но направление, взятое именно на создание союза, отличается от того, что было и есть: имею в виду ТюрКСОЙ.
 
Справка. ТюрКСОЙ – объединяющая тюркоязычные страны международная организация, цель которой – «сотрудничество между тюркскими народами для сохранения, развития и передачи будущим поколениям общих материальных и культурных памятников тюркских народов». Создана в 1993 г. Азербайджаном, Казахстаном, Кыргызстаном, Узбекистаном, Турцией и Туркменистаном как Организация по совместному развитию тюркской культуры и искусства. Нынешнее название получила в 2009 г.
 
И это логично. В ситуации, когда у России с Казахстаном, скажем так, отношения не в лучшем состоянии, а Узбекистан проводит уверенную самостоятельную политику, балансируя на интересах великих держав, имея сильные позиции в отношениях с Москвой и Вашингтоном, Запад в целом приветствует такое движение тюркоязычных стран. Там полагают, что усиление Турции, как члена НАТО, в Центральной Азии приведет к ослаблению позиций России и Китая.
 
В отношении Китая есть сложный момент - действия китайских властей в СУАР против уйгуров, тюркоязычного народа. Турция к этому относится довольно жестко. Соответственно, с Китаем довольно напряженные отношения по данному вопросу.
 
Так что, несмотря на антиамериканскую риторику Эрдогана, Соединенным Штатам выгодно, чтобы Турция создала тюркский союз, тогда Китаю будет уже сложнее общаться с центральноазиатскими государствами. И естественно, свой проект «Один пояс – один путь» Пекину будет сложнее продвигать, и выход к Каспию и другим морям осложнится.
 
Но и Китай поэтому внимательно следит за происходящим у нас, в нашем регионе. И Россия – тоже, тут надо учесть, что тюркоязычных народов в РФ много, есть тюркоязычные субъекты федерации. Поэтому усиление тюркского компонента в нашем регионе для Москвы – тревожный момент. С этой точки зрения, наверное, знаково, что российское присутствие на недавних Играх кочевников, форуме алтаистики было не очень представительным. То есть прохладное отношение проявлено к этим мероприятиям, потому что они, наверное, считаются не отвечающими интересам России.
 
– Ну не отвернется же Эрдоган вовсе от Запада и не повернет на Восток?..
 
– Думаю, что антиамериканская, антизападная риторика Эрдогана по большому счету всего лишь ширма. Не стоит забывать, что такие вещи, как, например, пантюркизм, всегда были выгодны и интересны Западу. Поэтому объединительные усилия Турции вполне логичны, и их можно прочитать. Что касается Кыргызстана, то в этом процессе он не будет играть значимую роль, учитывая экономическое положение страны. Хотя он и рассматривается Турцией как важная страна, как плацдарм. А Астана и Ташкент, несмотря на то что Узбекистан не входит в тюркскую организацию, будут приветствовать новый союз, который расширяет поле для политического маневра и, конечно, предполагает экономическую выгоду.
 
В этой ситуации России не приходится выбирать. Либо китайское проникновение в регион, жесткое и динамичное, либо Турция с ее идеей пантюркизма. Сама Россия, на мой взгляд, не имеет системного подхода к Центральной Азии, не имеет методологии решения вопроса. Она теряет позиции в регионе. Я вижу усиление Турции, усиление тюркоязычных государств. И это по крайней мере для Кыргызстана неплохо.
 
– Но какая может быть польза Кыргызстана от союза с Турцией на данном этапе? Сколько уже было подписано документов о сотрудничестве, сколько визитов нанесли президенты друг другу. Никакого существенного сдвига в экономическом плане нет. А деньги киргизскому правительству нужны сейчас, нужна реальная экономическая помощь…
 
– Да, все так. Ждать кредитов или грантов от Турции не приходится. Население Кыргызстана живет в мифологеме – Игры кочевников, приезд президентов и премьер-министров и прочее. Это отвлекает людей от экономических проблем. Но давайте подождем, может, и Евросоюз даст денег. Западу интересен процесс, начатый Турцией, у которой тоже денег нет, но есть у США, у Европейского союза. Этот тренд – тюркский союз - нужен западным странам и выгоден, поэтому они будут его поддерживать.
 
– Есть версия, что сближение Сооронбая Жээнбекова с Розой Отунбаевой, бывшим президентом переходного периода и дамой весьма прозападно настроенной, есть знак Западу, что Кыргызстан желает более тесных контактов. Чтобы, грубо говоря, попросить Трампа уговорить МВФ, ВБ дать кредиты Кыргызстану…
 
– Это хорошая и правильная версия. И мне кажется, что этот прием будет удачным. Фактически все, что происходило в последний месяц у нас в стране, как внутриполитические события, так и события международного масштаба, являются знаками Западу о готовности сотрудничать.
 
– И последний вопрос. Парламент 3 сентября вернулся с каникул, начался новый политический сезон. Чего следует ожидать?
 
– Продолжения борьбы с коррупцией. В рамках её найдут очередных «нехороших» чиновников. Не исключено, что объектом недовольства станет премьер-министр и половина состава кабинета. Возможно, будет торговля с северными кланами (президент С. Жээнбеков относится к южному клану. – Ред.) по кандидатуре спикера парламента.
 
Что-то масштабное сложно спрогнозировать. Раньше были большие игроки – Россия и США. Теперь их активность в республике снизилась, а они были ориентирами во внутренней политике, активно влияли. В чем причина их самоустранения? Тут много факторов, и это тема отдельного разговора.
 
"Ритм Евразии"
Беседовал Эгамберды Кабулов
10.09.18

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
kars.kg


Публикации Авторов:

11.12.2018
Yu. Roks (NG)
Ожидаемый триумф Пашиняна состоялся

10.12.2018
"CA -news"
Страны Центральной Азии в глобальном индексе терроризма. Кыргызстан на 80-м месте

07.12.2018
V.Panfilova, NG
Ташкент уличил Киев в нечестной игре

03.12.2018
"Stanradar"
Атамбаев промахнулся: итоги первого года президентства Сооронбая Жээнбекова

30.11.2018
"Sputnik-TJ"
Миллиардер, политик, дипломат: чем занимаются дети президентов стран ЦА

30.11.2018
"EADaily"
«Газпром» подтвердил заинтересованность в закупках газа из Туркмении

30.11.2018
V.Polovinko (Novaya Gazeta)
Парламент хочет судить президента

29.11.2018
"Stanradar"
Источник в Администрации президента России: Чего Москва хочет от Бишкека?

27.11.2018
G.Mihaylov (Regnum)
Москва поддерживает действующего президента Кыргызстана: интервью с экспертом

27.11.2018
"Forbes.kz"
Как обострение отношений между Россией и Украиной скажется на Казахстане

27.11.2018
V.Panfilova (NG)
Ташкент готовится воевать, но неизвестно, против кого

26.11.2018
"Afghanistan.ru"
Засуха в Афганистане привела к сокращению объёма наркопроизводства

20.11.2018
V.Panfilova, NG
В Конгрессе США создан Кокус по Узбекистану

17.11.2018
K.Krivosheev, Ъ
В отношения Таджикистана и Узбекистана добавили энергии

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней