Появятся ли ковбои в казахских степях?
среда, 18 июля 2018 г. 10:19:34
Минсельхоз Казахстана вновь пытается завалить зарубежье экспортируемым из республики мясом. С этой целью ведомство разработало очередной амбициозный план: концепцию Национальной программы развития мясного животноводства на 2018-2027 годы. Ведомство сворачивает принятую в начале 2017 года программу объединения в течение пяти лет 670 тыс. мелких сельхозтоваропроизводителей в состав 1,6 тыс. кооперативов и намерено развивать животноводство путем формирования «пояса» мелких поставщиков сырья (фермеров) вокруг крупных переработчиков по принципу «якорных» проектов.
 
Документом предусматривается обеспечение занятости широких слоев населения, наращивание поголовья крупного рогатого скота (КРС) и формирование класса фермеров с культурой и традициями чуть ли не американских ковбоев. В ближайшее 10-летие планируется, доведя общее количество фермерских хозяйств с 16 тыс. до 100 тыс., создать класс фермеров-животноводов.
 
Таким образом, основу новой стратегии по-прежнему будут составлять не крупнотоварные производства, а семейные фермы. Концепцией также предусмотрено открытие еще 80 промышленных откормочных площадок и семи современных мясоперерабатывающих комплексов. Это, полагает первый вице-министр сельского хозяйства Арман Евниев, «позволит увеличить численность КРС с 7 млн. до 15 млн. голов, нарастить производство говядины и баранины с 600 тыс. тонн до 1,6 млн. тонн, увеличить экспортную выручку отрасли до 2,4 млрд. долларов и войти в топ-пяти мировых экспортеров говядины». Новый глава сельхозведомства Умирзак Шукеев заверил, что в 2018 году экспорт мяса будет доведен до 15 тыс. тонн. 
 
Между тем, несмотря на предыдущие программы и бравурные рапорты агрочиновников о том, что «поголовье скота из года в год растет», его численность до сих пор не достигла того уровня, который был накануне распада СССР. На 1 января текущего года республика имела 6,7 млн. голов КРС и 16 млн. голов овец, что на 3,1 млн. и 20 млн. голов, соответственно, ниже показателей 1990 года. В отрасль вливаются огромные средства в виде инвестиций и субсидий, но рубежи советского периода остаются недостижимыми. И если производство мяса (в убойном весе) тогда достигало 1560 тыс. тонн, то теперь сократилось более чем в 1,5 раза. Положительная динамика роста слаба и не успевает за увеличением потребления внутри страны, не говоря уж про экспорт. Так, если за январь-август 2016 года Казахстан ввез 96 тыс. тонн мяса и субпродуктов, то за такой же период прошлого года – уже 116,1 тыс. тонн.
 
Власти, не считая внутренний рынок приоритетным, разрабатывали и продолжают разрабатывать программы развития животноводства исключительно для увеличения продаж за рубеж. Так, согласно планам правительства, к 2016 году экспорт мяса из Казахстана должен был составить 60 тыс. тонн, а к 2020 году – 180 тыс. тонн.
 
Поскольку, по утверждениям чиновников, казахстанские породы растеряли свои положительные качества, то для улучшения продуктивности скота в страну экстренно завезли свыше 55 тыс. голов племенного (ангус, герефорд, шароле) скота из Канады, США, Австрии. Затраты исчислялись сотнями тысяч долларов, ведь импортный скот стоит в разы дороже местного. Однако ожидания не оправдались.
 
Доля элитного скота выросла с 5% до 10%, но на объеме производимого мяса это не сказалось. И это понятно. Упор сделали на строительство дорогостоящих откормочных площадок (только за 2011–2012 годы их было создано на 35 тыс. мест), но инициаторы «забыли», что элитному скоту необходимы качественное ветеринарное обслуживание, соответствующая кормовая база, и никаких преференций и субсидий на это не выделили.
 
Мелкие собственники скота, не имея финансовых и материальных средств, вынуждены пасти скот буквально под окнами своих домов. За счет племенной генетики средний живой вес скота удалось повысить с 310 кг в 2011 году всего до 335 кг в 2017 году, тогда как живая масса разводимых за рубежом герефордов у коров составляет 550–600 кг, быков – 800-1000 кг. Основная причина провалов в том, что при решении реальных проблем отрасли отсутствует их профессиональный, объективный анализ. Начавшееся в 1990-е годы в РК реформирование агропромышленного комплекса, вылившееся в развал крупных товарных хозяйств и переход к мелкотоварному сельскохозяйственному производству, несмотря на негативные результаты, продолжается.
 
Сегодня основная численность КРС – 62% – приходится на личные подсобные хозяйства, 29% на крестьянские и фермерские, 8% поголовья на сельхозпредприятия. Соответственно, большая часть произведенной говядины – 79,3% – приходится на ЛПХ, 15,4% – на фермерские и крестьянские хозяйства и 5,4% – на сельхозпредприятия. Аналогичная ситуация с овцами и свиньями. Таким образом, сегодня деятельность ЛПХ – это форма самозанятости и источник дополнительного дохода.
 
Затеи с масштабными экспортными поставками мяса премиум-класса в Россию и Китай провалились. По данным Минсельхоза, в 2016 году поставки говядины в Китай составили 12,4 тонны, в Россию – 1,3 тыс. тонн. Теперь взоры агрочиновников обратились в сторону Ирана и стран Персидского залива, куда начались поставки говядины и баранины. В Минсельхозе полагают, что с новой программой объем производства этого мяса чуть ли не утроится и экспортная выручка может составить 2,4 млрд. долларов.
 
Основная задача этой программы – развитие фермерских хозяйств с акцентом на малые (до 50 голов КРС) фермы. С текущего года в республику ежегодно будет ввозиться по 150 тыс. голов породистого скота с тем, чтобы к 2023 году маточное поголовье достигло 950 тыс. Это должно дать 100 тыс. тонн мяса, которое республика сможет поставлять на экспорт. Для этого нужны свободные пастбища, дешевые кредиты и – главное – желание людей выращивать скот.
 
Однако у сельчан, как правило, нет возможности вкладываться в расширение: низкая рентабельность ЛПХ не позволяет обеспечивать животных полноценными кормами и ветеринарным обслуживанием, едва перекрывает затраты. К примеру, убойный вес крупного рогатого скота в хозяйствах населения на 20% ниже аналогичного показателя сельхозпредприятий.
 
Для выпаса 50 голов КРС необходимы пастбищные угодья площадью 500 га на одно хозяйство, трактор, косилка, пресс-подборщик, кошара, водная инфраструктура, средства на закупку маточного поголовья, зарплату… В целом это оценивается в 55 млн. тенге. При этом кредиты на проекты в отрасли животноводства предоставляются на срок до 7 лет с процентной ставкой до 6% годовых. И размером до 8 тыс. МРП (в текущем году это порядка 19,24 млн. тенге).
 
Вопрос упирается и в несоответствие произведенного мяса стандартам качества и безопасности. Мясо, о котором отчитываются в Минсельхозе, это в основном скот, выращенный на ЛПХ и, как правило, не соответствующий международным стандартам. Сохраняющееся на всей территории страны неблагополучие по инфекционным и инвазионным болезням говорит о затянувшемся кризисе в ветеринарной службе, которая остается раздробленной на отдельные структуры с размытой ответственностью. Болезни, вспышки инфекций животных отмечаются практически во всех регионах республики. Как было отмечено на прошедшей в начале года коллегии Минсельхоза, ветеринаров не только не хватает, но их отправляют в отпуска из-за отсутствия финансирования. Государству необходимо брать эту отрасль под жесткий контроль иначе никакого роста продукции животноводства (а тем более её экспорта) не будет. 
 
Не поставив отрасль на индустриальную основу, рассчитывать на решение существующих в животноводстве проблем не приходится. Мелкотоварность сегодняшнего казахстанского животноводства не позволяет даже при выращивании высокопродуктивных пород скота массово внедрять современные технологии селекции, содержания и кормления, создать прочную кормовую базу, в стойловый период проводить регулярный биохимический анализ кормов.
 
Механизма укрупнения крестьянских хозяйств нет, как нет и заготовительной системы, которую почти полностью заменила сеть посредников, сосредоточенная вблизи городов и районных центров. Для сдачи скота на убой владельцам нередко надо преодолеть 150-200 км, чтобы доставить его в специализированный пункт.
 
В агроведомстве принимают различные концепции и программы развития животноводства, выбивают для них финансирование, но заметного результата как не было, так и нет. Находящемуся на грани выживания сельчанину нужны не эти виртуальные программы, а реальное освобождение от налоговых удавок и армии перекупщиков, наличие качественной кормовой и сбытовой базы, доступность кредитов, платежеспособный спрос.
 
"Ритм Евразии"
Сергей СМИРНОВ
16.07.18

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
авто


Публикации Авторов:

17.08.2018
V.Panfilova, "NG.ru"
Рахмон и Мирзиёев могут разрубить рогунский узел

14.08.2018
"Tengrinews"
США дали гарантию Казахстану по антироссийским санкциям

14.08.2018
"Sodrujestvo"
Центральная Азия дистанцируется от исламского мира?

14.08.2018
"NG.ru"
Экс-президента Армении Роберта Кочаряна освободили в зале суда

10.08.2018
V.Panfilova (NG)
В Бишкеке судят бывшего премьера

09.08.2018
K.Karabekov (Kommersant)
Кыргызскую власть отстранили от экс-президента

01.08.2018
V.Panfilova (NG)
В Душанбе обвинили Иран в причастности к теракту

31.07.2018
"TUT.by"
Минск отказал в выдаче бывшего премьер-министра Кыргызстана, усмотрев в преследовании политику

31.07.2018
"RIA Novosti"
Мнение: ИГ пытается утвердиться в бывшей советской Средней Азии

31.07.2018
V.Panfilova (NG)
"Газпром" может вернуться в Туркменистан

27.07.2018
"Caravan.kz"
Назарбаев и Путин действуют, как хорошо информированные оптимисты

24.07.2018
I.Subbotin (Afghanitsan.ru)
От США ждут пересмотра афганской стратегии: почему это касается России

24.07.2018
V.Panfilova (NG)
Центральная Азия – в фокусе интересов США

23.07.2018
"Ferghana.ru"
Туркмения и Узбекистан стали лидерами Центральной Азии в рейтинге рабства 2018 года

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней