ЕАЭС может стать для Турции альтернативой Евросоюзу – турецкий эксперт
пятница, 22 июня 2018 г. 10:25:21
24 июня граждане Турции будут голосовать сразу на двух выборах: президентских и парламентских. После референдума 2017 г. страна стала президентской республикой, и глава государства после новых выборов также получит и функции премьер-министра. И хотя шансы Реджепа Тайипа Эрдогана на победу можно назвать хорошими, если его партия не получит большинства в парламенте, это значительно ограничит его возможности – считает старший научный сотрудник Политического центра Анкары, декан факультета экономики и административных наук Университета имени Сулеймана Демиреля Умит Алперен. Собеседник «Евразия.Эксперт» рассказал о предвыборной обстановке в стране и шансах кандидатов на победу, об отношениях Турции с ЕАЭС и ШОС, а также о том, к чему привела закупка Анкарой российских ЗРК С-400.
 
- Господин Алперен, как вы оцениваете предвыборную ситуацию в Турции?
 
- Уже месяц в Турции царит предвыборное настроение. Как вы знаете, 15 апреля 2017 г. в стране прошел референдум, который изменил парламентскую форму правления на президентскую. Но по сравнению с ситуацией перед предыдущими выборами, сейчас ситуация иная. В этот раз турки будут выбирать сразу и президента, и парламент.
 
На протяжении последних 16 лет страной правила Партия справедливости и развития (ПСР). И сегодня оппозиция впервые верит в то, что она может потеснить ПСР у власти, или, по крайней мере, устроить ей серьезную встряску.
 
На этих выборах экономическая ситуация будет играть решающую роль. В последние пару месяцев экономические показатели в стране не демонстрировали положительную динамику. Это вызывает беспокойство как у государства, так и у населения. Усиление доллара США по отношению к турецкой лире почти на 20% и инфляция значительно влияют на покупательную способность населения.
 
- У кого из кандидатов наибольшие шансы стать президентом Турции? И если им вновь станет Эрдоган, какую политику он будет проводить?
 
- В президентских выборах, скорее всего, будет второй тур. Не думаю, что в первом туре кто-либо наберет больше 50% голосов. Кандидат от Республиканской народной партии Мухаррем Индже и Эрдоган, вероятнее всего, будут соперниками во втором туре. Объединенная позиция и эффективность избирательных политик оппозиционных партий определят результаты президентских выборов. Но шансы Эрдогана во втором туре, по моему мнению, выше, чем у Индже.
 
В последнее десятилетие Эрдоган был наиболее решительной и влиятельной фигурой в турецкой внешней и внутренней политике. Я не думаю, что его политика изменится после выборов.
 
Если Эрдоган хочет быть прогрессивным и способным на трансформации лидером в новую президентскую эру, его партии придется получить как минимум половину мест в парламенте. Иначе маловероятно, что президент, не получивший поддержку парламента, сможет вести активную и продуктивную политику.
 
- Кого поддерживает население? Что показывают опросы общественного мнения?
 
- Согласно опросу компании, довольно точно предсказавшей результаты президентских выборов в 2015 г., голос за Эрдогана собираются отдать 48,3% избирателей, за Индже – 31,4%, за Мерал Акшенер – 9,5%, за Селахаттина Демирташа – 8,2%, за Темеля Карамоллаоглу – 2,1%, и за Догу Перинчека – 0,5%.
 
С другой стороны, согласно опросу по выборам в парламент, предвыборный альянс Партии справедливости и развития и Партии националистического движения («Народный альянс») поддерживают примерно 49,3% населения; «Национальный альянс», сформированный Народно-республиканской партией, Партией благополучия, «Хорошей партией» (IYI) и Демократической партией – 40,7%, и еще 10% поддерживают Демократическую партию народов (ДПН). Если ДПН пройдет процентный барьер на выборах, «Народный альянс» не сможет получить большинство в парламенте. Если это произойдет и Эрдоган будет избран президентом, это значительно ослабит его влияние и активность. В этом случае вероятным будет назначение повторных выборов, как и в 2015 г.
 
- Если к власти придут оппозиционеры, какой будет их политика?
 
- Эрдоган стоял во главе ПСР на протяжении последних 16 лет, и здесь мы можем предсказать дальнейший политический курс. Если же говорить об оппозиции, неизвестно, какую внешнюю и внутреннюю политику она собирается проводить, если победит на выборах, поскольку никаких конкретных политических предложений от нее мы пока не услышали. Мне кажется, турецкая оппозиция не будет активна во внешней политике так же, как Эрдоган. Она предпочтет более гармоничную политику по отношению к ЕС и другим международным политическим и экономическим организациям.
 
- Будет ли после выборов Турция прилагать больше усилий в деле интеграции в ШОС? Получит ли она статус наблюдателя в этой организации?
 
- Несколько лет назад Европарламент подавляющим большинством приостановил переговорный процесс по вступлению Турции в ЕС. Тогда Эрдоган заявил, что Турция нашла нового партнера в лице ШОС и займет свое место в этой организации. После этого в научных и политических кругах началась дискуссия по этому поводу. На самом деле интерес Турции к ШОС возник еще раньше. 6-7 июня 2012 г. на саммите глав государств ШОС в Пекине Турция получила статус партнера по диалогу ШОС.
 
Турция хочет развивать сотрудничество с ШОС в контексте связей с Азией. Как вы знаете, за последний год ШОС расширилась, Индия и Пакистан спустя долгое время были названы полноправными членами организации. И Турции, и ШОС хотелось бы укрепить свои двусторонние отношения, поэтому, когда условия будут подходящими, Турция станет страной-наблюдателем при ШОС.
 
Отношения между Турцией и ШОС следует рассматривать как дополнительное сотрудничество, а не как альтернативу НАТО и ЕС. У ШОС, НАТО и ЕС разная структура и цели. НАТО – это военная организация, ЕС – наднациональная организация, а ШОС – организация солидарности.
 
Такая перспектива позволяет точнее понять отношения Турции и ШОС.
 
- Как Турция оценивает сотрудничество с Евразийским экономическим союзом?
 
- ЕАЭС нацелен на то, чтобы стать наднациональным альянсом наподобие ЕС.
 
Между странами-членами ЕАЭС действует свобода перемещения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. В этом контексте ЕАЭС может стать для Турции альтернативой Евросоюзу, но не ШОС.
 
В 2015 г. отношения Турции и ЕАЭС были особенно интенсивными. Ожидалось, что соглашение о свободной торговле будет подписано сторонами к концу 2017 г., но пока этого не произошло. Сотрудничество в торговле и бизнесе является приоритетным для обеих сторон. В будущем отношения между Турцией и ЕАЭС могут стать еще глубже, но многое будет зависеть от того, насколько стороны будут дополнять друг друга и насколько крепкими будут российско-турецкие отношения.
 
- Может ли Турция закупать российские самолеты Су-57 вместо американских F-35? И если это произойдет, как это скажется на отношениях Турции с США?
 
- Турция граничит с зоной боевых действий на Ближнем Востоке и поэтому нуждается в системах противовоздушной обороны. По этой причине Турция согласилась на закупку С-400 у России, что вызвало недовольство США.
 
Хотя Турция является членом НАТО с 1952 г., американская политика на Ближнем Востоке игнорирует безопасность Турции.
 
В 2002 г. Турция стала партнером программы НАТО по разработке F-35. Анкара обязалась закупить более ста F-35, была заключена сделка на миллиарды долларов. Однако потом под различными предлогами США стали откладывать продажу данных самолетов Турции – в частности, из-за закупки Анкарой российских С-400.
 
Отношение США и НАТО к Турции противоречат духу союзничества. Анкара хочет приобрести и средства ПВО, и американские F-35, но США чинят на этом пути препятствия. Как суверенное и независимое государство, Турция остро нуждается в системах ПВО и старается обеспечить свои военные нужды не только за счет США.
 
Штаты хотят, чтобы Анкара оставалась зависимой от них в области высокотехнологичных вооружений, и стремятся таким образом усилить свои влияние и контроль над Турцией. А Анкара хочет сама решать, у кого приобретать вооружения.
 
Когда Турция начала сотрудничать в военной сфере со странами, не являющимися членами Североатлантического альянса, она уделяла внимание тому, чтобы это не подорвало ее и так не лучшие отношения с США и НАТО. Анкара стремится к достижению баланса, который бы не ухудшил ее отношения со Штатами и НАТО.
 
Поэтому в текущих условиях закупка российских Су-57 вместо F-35 не представляется возможной. Но в среднесрочной и долгосрочной перспективе Турция может начать совместно с Россией производить Су-57 или же может закупать данные самолеты. 5-10 лет назад мы не могли представить закупку российских С-400. Но сегодня страна-член НАТО обзавелась российской системой ПВО.
 
"Евразия.Эксперт"
14.06.18

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
avtogid


Публикации Авторов:

23.10.2018
V.Panfilova, NG
Рахмон нашел национальную идею

19.10.2018
V.Panfilova, NG.ru
Москва и Бишкек выяснят отношения в Гааге

18.10.2018
"Matritca.kz"
Хан Кене погиб в открытой войне, а не в результате заказного подлого убийства, - М.Тайжан

17.10.2018
"Lenta.ru"
Туркмены оголодали и пустились из страны наутек

17.10.2018
"CentrAsia"
Атамбаев написал правду и разоблачил сам себя

17.10.2018
V.Panfilova, NG.ru
Россия становится монополистом в атомной сфере Узбекистана

15.10.2018
I.Pankratenko (NG)
"Турецкий марш" в Центральную Азию: попытка номер два

15.10.2018
"Tengrinews", KZ
Казахстан опередил Германию по богатству государства

15.10.2018
"Zakon.kz"
Сходка криминальных авторитетов из Центральной Азии и Кавказа прошла в Стамбуле

15.10.2018
A.Serenko (Afghanistan)
Аналитическая записка № 5: О возможных сценариях выборов президента Афганистана

12.10.2018
V.Panfilova, NG.ru
Россия возобновит закупку туркменского газа

12.10.2018
V.Panfilova, NG.ru
Ташкент и Ашхабад (Душанбе?) разминируют конфликт от мин на границе

10.10.2018
V.Panfilova, "NG.ru"
В Кыргызстане потеряли 10 миллиардов долларов

05.10.2018
S.Gamova (NG)
Кыргызстан хочет продавать воду соседям

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней