Интеграционные аспекты «водной» дипломатии Республики Узбекистан
четверг, 7 июня 2018 г. 11:18:01
Смена власти в Узбекистане ознаменовала собой начало серьёзных процессов трансформации общества Республики, в первую очередь в сфере экономики. Узбекистан располагается в регионе Центральной Азии, страдающим дефицитом запасов воды. Стратегия действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017-2021 годах, утверждённая новым Президентом страны, предлагает среди прочего ответ и на этот вызов. Документ в качестве одного из приоритетных направлений модернизации и интенсивного развития сельского хозяйства предусматривает дальнейшее улучшение мелиоративного состояния орошаемых земель, развитие сети мелиоративных и ирригационных объектов, широкое внедрение в сельскохозяйственное производство интенсивных методов, прежде всего современных водо- и ресурсосберегающих агротехнологий, использование высокопроизводительной сельскохозяйственной техники.
 
Указом Президента Узбекистана от 04.08.2017 г. N УП-5134 управление водным хозяйством Республики стало перестраиваться на началах децентрализации и дебюрократизации. В качестве одной из основных задач и направлений деятельности Министерства сельского и водного хозяйства Республики Узбекистан была определена реализация единой водохозяйственной политики, направленной на комплексную модернизацию отрасли, внедрение достижений науки и техники, современных ресурсо- и водосберегающих агротехнологий, передового отечественного и зарубежного опыта в отрасли. К задачам ведомства так же отнесены совершенствование принципов и системы управления водными ресурсами, обеспечение их бережного и рационального использования, улучшение мелиоративного состояния орошаемых земель, реконструкция и модернизация водохозяйственных объектов и гидротехнических сооружений. На министерство так же возложена задача по обеспечению на системной основе подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров, с учётом текущей и перспективной потребности отрасли водного хозяйства в высококвалифицированных профильных специалистах.
 
Указ от 04.08.2017 г. учёл предложения Министерства сельского и водного хозяйства, Министерства финансов и Государственного комитета Республики Узбекистан по инвестициям. Так, было в два раза увеличено количество бассейновых управлений ирригационных систем, были созданы отделы ирригации районов при данных управлениях с передачей отделам части ирригационных объектов районного значения. Помимо этого из штата Министерства сельского и водного хозяйства были переданы кадровые штатные единицы для формирования управленческого аппарата отделов ирригации районов при бассейновых управлениях ирригационных систем. Новеллой явилось создание Центра реализации инвестиционных проектов в сельском и водном хозяйстве.
 
Данный Центр согласно Указу Президента должен принимать участие в привлечении иностранных инвестиций, льготных кредитов и средств технического содействия (грантов), обеспечение своевременной и эффективной реализации инвестиционных проектов в соответствии с принципами проектного управления. К тому же на Центр реализации инвестиционных проектов в сельском и водном хозяйстве ложится функция по обеспечению в установленном порядке своевременного проведения тендерных (конкурсных) торгов, заключения контрактов, осуществления их экспертизы в уполномоченных органах. К его задачам так же отнесено осуществление мониторинга поставок оборудования, материалов и выполнения работ и услуг по заключённым контрактам в соответствии с законодательством Республики Узбекистан, международными правилами и процедурами соответствующих международных финансовых институтов и иностранных правительственных финансовых организаций.
 
Таким образом, Узбекистан начал решительное реформирование своего водного хозяйства. Однако только лишь мерами внутреннего характера дело не ограничивается. Водно-энергетический и водохозяйственный комплекс Центральной Азии рассматривается одновременно как возможный источник конфликта, в т. ч. и вооружённого, а так же как объективная основа для интеграционных процессов между государствами региона. С приходом к власти нового лидера в Узбекистане Республика взяла курс на осуществление взвешенной, взаимовыгодной и конструктивной внешней политики, что было закреплено в утверждённой Президентом указанной выше Стратегии действий. Среди приоритетных направлений внешней политики в документе перечислены создание вокруг Узбекистана пояса безопасности, стабильности и добрососедства, укрепление его международного имиджа, доведение до мирового сообщества объективной информации о проводимых в стране реформах, а также совершенствование нормативно-правовой базы внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности Республики Узбекистан и договорно-правовой основы международного сотрудничества. В декабре прошлого года в своём Послании парламенту Президент Шавкат Мирзиёев главным приоритетом внешней политики Узбекистана объявил Центральную Азию.
 
Одним из первых шагов Республики Узбекистан в рамках «водной» дипломатии стало налаживание взаимодействия с Туркменистаном. В межгосударственное соглашение от 16.01.1996 г. о сотрудничестве по водохозяйственным вопросам стороны вдохнули «жизнь», заключив в марте прошлого года одноимённое соглашение уже межведомственного характера. Речь идёт о налаживании между профильными Министерствами сельского и водного хозяйства обеих Республик информационного сотрудничества, обмена опытом, оказания содействия по вопросу пропуска через туркмено-узбекскую границу сотрудников обслуживающего персонала водохозяйственных объектов и т. д., в т. ч. в рамках Межгосударственной Координационной Водохозяйственной Комиссии.
 
Более плодотворными оказались вторая половина 2017 года и начало 2018 года, которые ознаменовались новыми тенденциями – дипломатическими инициативами Республики Узбекистан, предпринятыми в отношении своих соседей: Кыргызстана и Таджикистана. В ходе сентябрьского визита Президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Киргизию главы двух государств договорились о том, что Камбаратинская ГЭС будет строиться совместно, было заявлено о недопустимости строительства станции без участия Узбекистана, а также о готовности Ташкента вложиться в этот проект своими финансами и другими ресурсами. Не менее результативными оказались январские компромиссы по Фархадской ГЭС, достигнутые в ходе встречи главы правительства Узбекистана Абдуллы Арипова и Президента Таджикистана Эмомоли Рахмона: территория, на которой размещена Фархадская ГЭС, признаётся находящейся под суверенитетом Таджикистана, а сама ГЭС будет являться собственностью Узбекистана, потребляющего практически всю вырабатываемую на станции электроэнергию. В марте этого года в ходе визита Шавката Мирзиёва в Душанбе Узбекистан официально заявил о готовности всесторонне рассмотреть возможность участия в строительстве гидроэнергетических сооружений в Республике Таджикистан, в том числе Рогунской ГЭС, с учётом соблюдения общепризнанных международных норм и стандартов по строительству таких объектов. Это позволяет с определённой долей осторожности позитивно говорить о перспективах разрешения одной из застарелых проблем Центральной Азии.
 
Следует так же напомнить компромисс, которого достигли Узбекистан с Кыргызстаном по вопросу эксплуатации Орто-Токойского (Касансайского) водохранилища, которое располагается в Ала-Букинском районе Джалал-Абадской области (Кыргызстан). В соответствии с двусторонним соглашением от 06.10.2017 г. Бишкек обеспечивает безопасность водохозяйственных сооружений, эксплуатирует, проводит техническое обслуживание и осуществляет попуски воды из водохранилища в пределах согласованных сторонами лимитов, основанных на ныне действующих взаимно признанных документах и нормативных актах. В свою очередь Ташкент принимает долевое участие в финансировании затрат по эксплуатации и техническому обслуживанию водохранилища и другие согласованные действия пропорционально получаемому объёму воды. В соглашении содержится положение, согласно которому какие-либо требования к затратам по уплате любых налогов и сборов не предъявляются. Так же Бишкек и Ташкент взяли на себя обязательство по созданию постоянно действующей Комиссии с правом посещения водохранилища для обеспечения его безопасной и надёжной работы. Основной задачей указанной Комиссии является установление режима работы Орто-Токойского (Касансайского) водохранилища и лимита водозабора, а так же определение объёмов необходимых затрат на его эксплуатацию и техническое обслуживание.
 
Указанное позволяет говорить о начале создания в регионе среды, способствующей разрешению очень важной проблемы Центральной Азии. Можно так же зафиксировать готовность Узбекистана идти на компромиссы и взаимовыгодные уступки с соседями и договариваться. Новые подходы в «водной» дипломатии Узбекистана серьёзным образом отличаются от тех, которые практиковались в период президентства Ислама Каримова. Действующее руководство Республики довольно позитивно оценивает успехи своей «водной» дипломатии. Президент в своём выступлении перед дипломатами Республики Узбекистан 12 января 2018 года назвал вопрос по совместному использованию водных ресурсов как один из многих чувствительных, по которому удалось найти ответы в рамках открытого и конструктивного диалога, взаимного учёта интересов и поиска разумных компромиссов.
 
В российской экспертной среде и экспертной среде государств Центральной Азии отмеченные инициативы Узбекистана воспринимаются с интересом, но пока довольно сдержанно. Этому есть ряд причин субъективного и объективного характера. Предложения Узбекистана охватывают пока малый масштаб водной проблемы региона. К тому же самостоятельное решение всего комплекса имеющихся проблем с водой в Центральной Азии государствами региона своими силами представляется маловероятным ввиду необходимости привлечения технологий, которыми сами центрально-азиатские страны не обладают. Следовательно, важнейшим фактором в данном вопросе является внешнее партнёрство.
 
 Одним из таких партнёров может быть, а до недавнего времени и была, Россия, имеющая конкретные варианты решения, проекты и ресурсы, в т. ч. и технологические. Более того утверждённая распоряжением Правительства в 2009 году Водная стратегия Российской Федерации до 2020 года ставит задачу в сфере международного сотрудничества добиваться усиления роли нашей страны в решении глобальных проблем в области охраны и использования водных ресурсов путём активизации участия в деятельности международных организаций, занимающихся водной проблематикой, так же в рамках СНГ, ШОС, ЕАЭС (в оригинальном тексте документа указано прекратившее в 2014 году деятельность ЕврАзЭС – примечание и правка автора). Так же Водная стратегия ориентирует Российскую Федерацию принимать более активное участие в решении водохозяйственных проблем Центральной Азии.
 
Однако опыт предпринимаемых попыток разрешения указанной проблемы на протяжении 27 лет суверенного развития стран Центральной Азии и включения России в этот процесс позволяет говорить о том, что политика Москвы и тут, скорее всего, окажется реактивной, выжидательной и в ближайшей перспективе будет характеризоваться больше наблюдением за развитием событий. Успешная реализация предлагаемых Узбекистаном сегодня вариантов решения водохозяйственных проблем региона, их развитие, а так же увеличение масштабов объективно потребуют вовлечения России. Здесь следует заметить, что сами по себе продвигаемые Ташкентом инициативы для региона Центральной Азии являются, безусловно, позитивными. С другой стороны, неучастие России в этих проектах (в случае их успеха) значительно ослабляет её позиции в Центральный Азии, что негативно может отразиться на Евразийском экономическом союзе.
 
По мнению Л. Хопёрской, одним из факторов существующей объективной потребности региональной интеграции в Центральной Азии является необходимость совместной эксплуатации водохозяйственных и энергетических объектов, и, напротив, непрекращающиеся водно-энергетические конфликты между республиками наряду с иными проблемами способствовали превращению Центральной Азии в «виртуальный» регион. В случае успешности реализации новых водных предложений Республики Узбекистан возможна практическая реанимация идеи центральноазиатской интеграции. Подобное, например, согласуется с идеями, выраженными в Концепции внешней политики Республики Казахстан на 2014-2020 гг., где среди приоритетов и задач для официальной Астаны указано стремление к развитию внутрирегиональной интеграции в Центральной Азии в целях снижения конфликтогенного потенциала и развязки узла водно-энергетических противоречий. Более того, Казахстан видит перспективной целью трансформацию региона в единый интегрированный субъект международной политики и экономики.
 
В самом Казахстане реализацию приведённых положений Концепции внешней политики видят следующим образом. По мнению заместителя заведующего аналитическим отделом Совета Безопасности Республики Ерлана Шамишева, интеграция Центральной Азии на данном этапе возможна «путём создания регулярного формата для сверки часов и поддержания диалога между политическими лидерами», наподобие «Вышеградской группы», позволяющей Польше, Венгрии, Чехии и Словакии выступать с общих позиций по ряду вопросов в Европейском Союзе. Создание такой консультативно-диалоговой площадки, на взгляд Е. Шамишева, – это первый шаг на пути к формированию «полновесной международной правосубъектности региона». Своеобразным откликом на рассуждения Е. Шамишева явилась та часть выступления Президента Узбекистана на консультативной встрече глав государств Центральной Азии в марте этого года, в которой Ш. Мирзиёев перечислял приоритетные направления регионального взаимодействия. Среди них глава Узбекистана выделил «широкий обмен мнениями по наиболее актуальным вопросам международной и региональной повестки, согласование по ним общей позиции и её дальнейшее продвижение на площадках ООН, СНГ, ШОС и других международных организаций».
 
Пример «Вышеградской четвёрки» как некий ориентир для государств Центральной Азии в краткосрочной и среднесрочной перспективе не случаен. Казахстан учитывает подход Узбекистана, предпочитающего двусторонний формат взаимоотношений, в том числе и в вопросах «водной» дипломатии. Поэтому активизацию взаимодействия государств Центральной Азии сейчас сложно назвать интеграцией, однако, тем не менее, исключать возможность эволюции сотрудничества стран региона в этом направлении ни в коем случае нельзя. В своё время европейская интеграция началась с угля и стали, по аналогии старт интеграции в Центральной Азии может быть дан с урегулирования вопросов по воде и энергетике.
 
В этой связи долгосрочной задачей Российской Федерации в случае возможного создания Центрально-азиатского союза как интеграционного образования является его «встроенность» в Евразийский экономический союз. Это представляется возможным ввиду наличия в Договоре о ЕАЭС положений ч. 2 ст. 114. Указанная норма допускает заключение между государствами-членами двусторонних международных договоров, предусматривающих более глубокий по сравнению с положениями Договора о ЕАЭС или международных договоров в рамках Союза уровень интеграции или предоставляющих дополнительные преимущества в пользу их физических и (или) юридических лиц. Такие договоры применяются в отношениях между заключившими их государствами и могут заключаться при условии, что не затрагивают осуществление ими и другими государствами-членами своих прав и выполнение обязательств по Договору о ЕАЭС и международным договорам в рамках Союза. Положения ч. 2 ст. 114 Договора о ЕАЭС были включены с учётом наличия Союзного государства России и Белоруссии, тем не менее, могут быть использованы и для будущих образований на пространстве Евразийского Союза.
 
Несмотря на наличие объективных основ для интеграционных процессов в Центральной Азии, всё же преждевременно пока говорить о каких-то проектах, даже несмотря на итоги недавней консультативной встречи глав государств региона. Следует заметить, что во многом данная встреча явилась результатом инициатив Республики Узбекистан по активизации регионального сотрудничества. Так же Узбекистан поддерживает организацию консультативных встреч глав государств Центральной Азии на регулярной основе. Президент Узбекистана Ш. Мирзиёев предложил среди приоритетных направлений регионального взаимодействия выработку конкретных программ – «дорожных карт» партнёрства в водно-энергетической сфере. В похожих, но более общих формулировках высказался и Президент Казахстана Н. Назарбаев, который акцентировал внимание на важности решения вопросов использования трансграничных водных ресурсов на основе общности правовых позиций, взаимного уважения и соблюдения интересов всех сторон. В совместном заявлении по случаю светлого праздника Наурыз главы государств Центральной Азии подчеркнули, что взаимовыгодное рациональное освоение водно-энергетического потенциала среди прочего будет способствовать обеспечению устойчивого роста благосостояния народов региона.
 
Пока результаты многосторонних усилий по решению водно-энергетических проблем региона отличаются декларативностью заявлений, им не хватает конкретики. Они явно уступают эффективности двусторонней «водной» дипломатии, имеющей конкретные позитивные результаты. Это может быть связано так же либо с нежеланием, либо с неготовностью Узбекистана и других государств региона переносить на данном этапе урегулирование водных проблем на многосторонний уровень.
 
"Военно-политическая аналитика"
Армен Айрапетян, независимый эксперт
04.06.18

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
куплю авто в бишкеке


Публикации Авторов:

23.10.2018
V.Panfilova, NG
Рахмон нашел национальную идею

19.10.2018
V.Panfilova, NG.ru
Москва и Бишкек выяснят отношения в Гааге

18.10.2018
"Matritca.kz"
Хан Кене погиб в открытой войне, а не в результате заказного подлого убийства, - М.Тайжан

17.10.2018
"Lenta.ru"
Туркмены оголодали и пустились из страны наутек

17.10.2018
"CentrAsia"
Атамбаев написал правду и разоблачил сам себя

17.10.2018
V.Panfilova, NG.ru
Россия становится монополистом в атомной сфере Узбекистана

15.10.2018
I.Pankratenko (NG)
"Турецкий марш" в Центральную Азию: попытка номер два

15.10.2018
"Tengrinews", KZ
Казахстан опередил Германию по богатству государства

15.10.2018
"Zakon.kz"
Сходка криминальных авторитетов из Центральной Азии и Кавказа прошла в Стамбуле

15.10.2018
A.Serenko (Afghanistan)
Аналитическая записка № 5: О возможных сценариях выборов президента Афганистана

12.10.2018
V.Panfilova, NG.ru
Россия возобновит закупку туркменского газа

12.10.2018
V.Panfilova, NG.ru
Ташкент и Ашхабад (Душанбе?) разминируют конфликт от мин на границе

10.10.2018
V.Panfilova, "NG.ru"
В Кыргызстане потеряли 10 миллиардов долларов

05.10.2018
S.Gamova (NG)
Кыргызстан хочет продавать воду соседям

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней