Азиатский банк развития: финансовые любимчики и аутсайдеры
суббота, 28 апреля 2018 г. 10:38:11
О непростой ситуации в экономике Кыргызстана, о ее международных займах и долгах, о перспективах страны рассказывает экономический эксперт Кубат Рахимов.
 
– Азиатский банк развития в течение 2018 года планирует предоставить Таджикистану около 160 млн долларов на реализацию ряда проектов. Долгов у страны много, что стало поводом для возврата международных институтов к финансированию исключительно на безвозмездной основе. Не кредиты, а только гранты. При этом в 2017 году внешний долг Таджикистана достиг 40,3 процента от ВВП. У Кыргызстана же 70 процентов. Но АБР и другие банки не дают нам такие гранты. Почему Таджикистан ходит у АБР в любимчиках, а Кыргызстан нет?
 
– Азиатский банк развития, как и другие международные финансовые институты развития, работает исходя из того, что его контрагенты – это государство и проекты государственные, то есть банк финансирует то, что дается правительством на уровне министерств, ведомств и прочая. Здесь крайне важна финансовая дисциплина, пополняемость бюджета, ситуативная прогнозируемость дефицита или же профицита бюджета. Плюс готовность выполнять свои финансовые обязательства.
 
Деятельность АБР охватывает широкий спектр направлений. Это и инфраструктура, включая дорожную, реконструкцию и строительство новых дорог, в Таджикистане, например, примерно 650 километров дорог за счет АБР восстановлено. Потом они достаточно плотно работают с энергетическим сектором, со сферой образования...
 
У нас в Кыргызстане проекты и программы, под которые мы могли бы запрашивать помощь, гранты и финансирование у АБР, хромают на обе ноги. На днях в Стамбуле будет проходить ежегодная встреча по транспортной секции. Сколько я езжу на эти мероприятия, столько от Кыргызстана одни и те же проекты озвучиваются, но не предлагается, например, электрификация железной дороги. Эти проекты не реализуются не потому, что АБР «плохой», а потому что нет качественной проработки с нашей стороны. Однако ряд проектов нам все же удалось продвинуть. В конце прошлого года, например, по системе образования нам выделили 30 миллионов долларов, из них 18 миллионов в виде кредита, остальные 12 в виде гранта, которые в основном пойдут на профтехобразование. Они хотят сменить модель развития нашей системы ПТО и всего среднего специального образования в целом.
 
Поэтому говорить, что грантов от АБР нет вообще, я бы не стал, гранты идут. То, что записывается в качестве технической помощи и всевозможных мер такой помощи, более или менее равномерно размазано по министерствам и ведомствам. В частности, проект содействия вступлению Кыргызстана в ЕАЭС. Это, конечно, забавно, что Азиатский банк развития озаботился вступлением КР в ЕАЭС спустя два года после физического вступления республики в союз, т.е. в 2015 году мы вступили, а в 2017 году АБР решил что-то сделать. Но происходило это как-то скомканно, бессистемно, на мой взгляд. Здесь, я считаю, должен был быть диалог между Евразийской экономической комиссией и банком, потому что само правительство Кыргызстана, на мой взгляд, не может самостоятельно четко сформулировать свои потребности.
 
Вот такой парадокс. А со стороны евразийских интеграторов формулировка этого фокуса могла бы быть гораздо четче. Поэтому АБР сформулировал, исходя из видения министерства экономики страны, исходя из видения, которое сформулировал аппарат правительства, но, как я вижу, несмотря на неплохую команду экономистов и финансистов, которую они собрали, результата особого нет.
 
– То есть политики в этих вопросах нет?
 
– Нет. Просто, на мой взгляд, правительству нужно быть более собранным, более сконцентрированным, потому что, как я уже говорил, АБР работает только с государственными проектами и государственными органами, а Кыргызстан, к сожалению, беден на генерацию пусть даже сумасшедших идей. У нас нет нормальных, сформулированных, четко прописанных проектов, в отличие от того же Таджикистана, который четко артикулирует, что ему надо.
 
Еще один момент. Кыргызстан не может четко сформулировать ни одного проекта, что говорит об институциональной слабости и о внутреннем недоверии в стране. Люди, которые могли бы поставить на ноги малую энергетику, а такие люди есть, готовы вводить мощности по 150 мегаватт ежегодно. Это очень крупный проект, но частный, а с ним АБР, увы, не работает. При этом наша совершенно неэффективная пятиуровневая система энергетики имеет формальное право обращаться в АБР. Вот такой парадокс.
 
Еще раз повторюсь: за счет того, что в Таджикистане более организованная система государственного управления, он получает финансирование от АБР. У нас же пока есть только разрозненные структуры и такие разрозненные проекты, которые не относятся к категории комплексных, потому и финансирование незначительное.
 
Проблема не в политике и не в том, что мы вступили в ЕАЭС. АБР плотно работает в Казахстане, раз уж на то пошло. Когда в Казахстане был финансовый кризис и произошел обвал тенге, именно АБР первым пришел на помощь и дал миллиард долларов на поддержание платежного баланса республики. В том, что АБР не спешит выделять нам средства, виноваты мы сами. У нас вечная чехарда, у нас не могут даже сформировать четкую структуру, которая бы занималась инвестициями.
 
– В Пекине заговорили о возвращении Кыргызстаном долгов. Это – угроза, всего лишь напоминание или будет реальный шаг к истребованию долгов? Можно сказать, что Китай не станет списывать их, как Россия?
 
– Я не думаю, что будут какие-то реальные шаги. Мне кажется, что это сделано просто для того, чтобы мы не забывались. У нас ведь могут немного не понимать, кто главный кредитор и, заметьте, грантодатель. Это раз. Во-вторых, я не уверен, что такое заявление китайского посла в КР вообще было, потому что я не могу найти никакого первоисточника. На мой взгляд, это была какая-то полуфейковая новость, за которую все схватились. Возможно, мы приняли за данность то, что хотели услышать. Если вы найдете первоисточник, пришлите его мне. А пока считайте, что я не отвечаю на это ваш вопрос, потому что не хочу плодить фейки. Когда я увижу, что посол сказал именно это, тогда можно будет говорить об этом предметно.
 
– При таких темпах роста госдолга он может сравняться с ВВП. Не грозит ли стране дефолт? Или у власти есть механизмы остановки роста долга, особенно китайцам – какая-то правительственная программа, некий план или что-то еще?
 
– Я вам скажу такую вещь: я полностью разделяю позицию экс-генсека ШОС Муратбека Иманалиева, который говорит, что не надо бояться заимствовать, если это – бюджет развития, если наши государственный и муниципальные бюджеты будут пониматься как бюджет развития. Что это такое? Это – капитальные расходы, которые идут для кредитования, прямого инвестирования, гарантийного обеспечения различных инвестиционных проектов, то есть мы точно знаем, что вкладываем в то, что нам даст отдачу.
 
Мы же с этими китайскими кредитами залезли в заведомо убыточные объекты, либо в проекты, которые носят характер очень длительной окупаемости, например «Датка-Кемин». Причем, как оказалось, бюджет этого проекта приблизительно равен бюджету проекта по модернизации Бишкекской ТЭЦ – 386 и 389 миллионов, что натолкнуло меня на небольшое исследование. И я пришел к выводу, что у Эксимбанка Китая есть некая предельная сумма кредитования на одного заемщика, которая составляет примерно 2-2,5 миллиарда юаней. Наши условные компрадоры, отталкиваясь не от бизнес-планов, т.е. им неважно, сколько нужно потратить, берут столько, сколько могут взять. Поэтому и получается похожесть этих сумм. Также до 400 миллионов долларов китайцы дали на частичное финансирование альтернативной автомобильной дороги «Север–Юг».
 
Это говорит о том, что есть разрыв между инвестиционными и электоральными циклами. То есть как только электоральный цикл позволяет брать деньги – берут, поскольку за них не придется нести ответственности, потому что инвестиционный цикл дольше. Это  инфраструктурные проекты, это  энергетические проекты, отвечать за них не надо. А мы должны брать под те проекты, которые могут дать отдачу, у которых можно увидеть рентабельность и так далее. Надо было брать кредиты, за которые можно было бы ответить в шестилетний срок, в одном электоральном цикле.
 
Деньги любят счет, и вся демагогия, построенная на том, что вот, мол, смотрите, мы решили социальные проблемы, обеспечили бесперебойное перебрасывание энергии с юга на север, обеспечили какую-то мифическую энергетическую независимость – бред это все. Не было никаких общественных слушаний, никто не анализировал, чем обернется стране так называемая энергетическая независимость, а она оборачивается тяжелейшей финансовой зависимостью от Китая. Да и покупали бы дальше в разумных пределах казахский уголь и российский газ, занимались бы полноценным энергосбережением и экономией и не имели бы сейчас таких долгов. Через несколько лет начнутся полноценные выплаты по китайским кредитам, и мы по 300 миллионов должны будем ежегодно выплачивать.
 
В Кыргызстане нет механизма контроля над действиями чиновников, берущих кредиты, последствия по которым наступят через 10-20 лет. Я не говорю, что не нужно брать длинные кредиты, это не совсем верно, но чем длиннее срок, тем длиннее кредит и тем более тщательно парламент, партии, гражданское общество должны подвергать экспертизе все эти проекты. Та же Бишкекская ТЭЦ: чем больше она генерирует энергии, тем больше она дает убытков, это фабрика по производству убытков. «Датка-Кемин», построенная якобы для того, чтобы обойти чужие энергосистемы и свою замкнуть, окупится в лучшем случае через 50 лет.
 
– И все же возможен дефолт?
 
– Не надо бросаться в крайности. Покажите хотя бы одно государство, где объявлен дефолт. Даже Венесуэла, где тяжелейшее финансовое положение в целом относительно неплохо котируется на рынке долгов. Речь можно будет вести по техническим дефолтам, то есть по конкретным выплатам, траншам, бумагам. Не надо запугивать людей и политиков, нет такого понятия – полный дефолт государства. У Японии огромный долг, в несколько раз превышающий ВВП, у Китая – тоже. Проблематика упирается в МВФ. Какой-то экономист высчитал, что для стран с развивающейся экономикой лимит кредитования не должен превышать 60 процентов ВВП. Кто-то это придумал, МВФ за это зацепился – и понеслось. Но это все индивидуально. Есть маленькие страны с маленькими экономиками, которым просто нужен бюджет развития. Если бы наши заемщики формулировали как бюджет развития, тогда можно и дальше заимствовать.
 
В Кыргызстане многие проблемы связаны с тем, что у нас государственный долг перекошен в сторону внешнего долга. Внутренние заимствования не превышают 10 процентов. То есть нужно:
 
а) наращивать внутренние заимствования путем выпуска ценных бумаг, которые будут интересны населению, банкам, бизнесу, как это делается во всем мире,
 
б) развивать сектор корпоративных заимствований – запустить фондовую биржу, чтобы наладить взаимодействие с международными финансовыми центрами,
 
в) развивать государственно-частное партнерство, когда наше государство не будет увеличивать суверенный долг, но будет иметь обязательства перед частными инвесторами,
 
г) ограничить заимствования у какой-либо одной страны или кредитора пределом в 25%, чтобы не попасть в чрезвычайную зависимость от него, тем более если это могущественный сосед.
 
"Ритм Евазии"
Беседу вели Наталья Коноплянкина, Ринат Файзулин
28.04.18

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
дизель kg


Публикации Авторов:

16.05.2019
I.Tarasenko, K.Karabekov (Ъ)
Афганскую проблему расширили до Центральной Азии

16.05.2019
V.Panfilova, NG
Выборы президента могут пойти не по сценарию Нур-Султана

06.05.2019
"Ferghana.ru"
На севере Афганистана убили банкира ИГ в Центральной Азии Муфтия Узбека

30.04.2019
V.Panfilova, NG
Из Пекина в Ташкент пойдет восточный экспресс

29.04.2019
"CA News"
Какие соглашения были достигнуты странами Центральной Азии в рамках форума «Один пояс - один путь»

26.04.2019
V.Panfilova, NG
Личность национального компромисса в Казахстане

23.04.2019
"Podrobno.uz"
Узбекистан и Кыргызстан обсуждают совместное использование реки Падшаота. Не обошлось и без правительства США

17.04.2019
V.Panfilova, NG
Москва и Душанбе выведут мигрантов из тени

16.04.2019
V.Panfilova, NG
Токаев получил поддержку Ташкента

12.04.2019
"RBC.ru"
Казахстан ответил на предложение вывести г.Байконур из аренды России

11.04.2019
V.Panfilova, NG
Назарбаев придал ускорение транзиту власти

10.04.2019
"Kun.uz'
Всемирный банк сообщил о рекордном объеме переведенных мигрантами средств

09.04.2019
"Gundogar"
Anti-Slavery International: Туркменский хлопок попадает на мировые рынки через Турцию

09.04.2019
V.Panfilova, NG
Экс-президент призвал действующего покаяться

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней