Многовекторная дипломатия на практике – Казахстан
воскресенье, 22 апреля 2018 г. 21:18:39
В начале 1990-х президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил понятие многовекторной внешней политики, определив ее как «развитие дружественных и предсказуемых взаимоотношений со всеми государствами, играющими существенную роль в мировых делах и представляющими для нашей страны практический интерес».
 
Многовекторная дипломатия в теории и на практике (часть 1) 
 
В начале 2018 года многовекторность политики Казахстана проходит испытание на прочность. С ухудшением отношений России и Запада последние шаги Казахстана – введение латинского алфавита и успешно проведенный визит Назарбаева в США в январе 2018 года – вызвали явное недовольство Москвы. Оно только усугубилось, когда в ходе последнего голосования по российской резолюции по Сирии в Совете Безопасности ООН, Казахстан воздержался от голосования. Казахстан является непостоянным членом Совета, а также предоставил свою площадку для ведения переговоров по Сирии, инициировав «астанинский процесс», что, вероятно, объясняет его нейтральную позицию. Во время последовавших после этого телефонных переговоров между Назарбаевым и Путиным стороны еще раз обсудили ситуацию в Сирии.
 
Каковы риски в реализации многовекторности Казахстаном? Как Россия рассматривает свой альянс с Казахстаном и чего ждет от него? Какие выгоды и угрозы, кнуты и пряники могут использоваться в переговорах с союзниками? Следует ли Казахстану внести изменения в свою многовекторность?
 
Эти вопросы прокомментируют нам американские и российские эксперты.
 
Ольга Оликер, директор Программы «Россия и Евразия» в Центре стратегических международных исследований, CSIS (Вашингтон, США)
 
Я ожидаю продолжения рациональности из Казахстана, по крайней мере во внешнеполитическом контексте
 
Казахстан исторически очень хорошо балансировал отношения с Россией, Китаем, США и с другими странами. Для продолжения этой политики есть сильные стимулы: как экономические, так и политические. Поэтому я не ожидаю больших изменений в этой политике, хотя Россия может попытаться усилить давление. Многие из инициатив, которые Россия предложила соседствующим с ней странам, самая последняя и важная из которых – это Евразийский экономический союз, направлены на то, чтобы добиться большей согласованности со стороны других государств-членов. Тем не менее, государства-члены по большей части смогли сохранить автономию. Экономические связи Казахстана со многими другими странами, прежде всего с Китаем, сдерживают более тесное сближение с Россией, даже если все остальное подталкивает в этом направлении. А все остальное – нет. В самом деле, с недавним открытием Узбекистана настрой в Центральной Азии очень динамичный и благоприятствуют независимому мышлению и действиям. Что касается голосования в Сирии, то роль Казахстана в качестве принимающей стороны-организатора переговоров в Астане делает воздержание от этого голосования очень рациональным выбором. Вкратце, я ожидаю продолжения рациональности из Казахстана, по крайней мере во внешнеполитическом контексте.
 
Ричард Вайц, старший научный сотрудник и директор Центра военно-политического анализа в Институте Хадсона.
 
Казахстан вносит важный положительный вклад в региональную безопасность, которая ценится как в России, так и на Западе
 
Учитывая свое расположение, Казахстан, вероятно, преследует единственную возможную политику, нацеленную избежать попадания на прямую линию огня в конфликте между Россией и Западом.
 
Казахстан имеет продолжительную границу, глубокие экономические связи и отношения в сфере безопасности с Россией. В частности, он является влиятельным членом Евразийского экономического союза и Организации Договора о коллективной безопасности. В то же время Казахстан имеет важные, хотя и менее тесные связи с западными странами, особенно в экономической сфере. Казахстану необходимо поддерживать западные инвестиции и минимизировать риск попадания под западные санкции за чрезмерную поддержку российской политики. В более позитивном плане, предоставляя свое посредничество в поиске урегулирования конфликтов с участием Сирии, Афганистана и Ирана, Казахстан вносит важный положительный вклад в региональную безопасность, которая ценится как в России, так и на Западе.
 
Эндрю Качинс, старший научный сотрудник, Центр изучения Евразии, России и Восточной Европы, Джорджтаунский университет
 
Нейтральная позиция в конфликте особенно понятна и уместна, так как она необходима для сохранения имиджа добросовестного посредника
 
Новость о том, что Казахстан воздержался при голосовании в СБ ООН по предложению Российской Федерации осудить авиаудары США, Франции, Великобритании по сирийским объектам химического оружия 14 апреля, стала примечательной. Из трех стран, которые поддержали эту резолюцию, а это Китай, Россия и Боливия, Китай является самым важным экономическим партнером Казахстана (хотя США по-прежнему занимают первое место по объему прямых иностранных инвестиций), а Россия является самым важным политическим партнером Казахстана, учитывая членство в Организации Договора о коллективной безопасности и Евразийском экономическом союзе. У России есть значительные дополнительные рычаги воздействия, которые Казахстан должен учитывать при принятии решений, которые могут прийтись не по душе Москве, – и они не обязательно безвредные. Со времен аннексии Крыма Россией и поддержки ею гражданской войны в Донбассе в 2014 году, в Казахстане, как и практически во всех ближних соседях России, бывших частью Советского Союза, растет озабоченность по поводу возможности принятия Россией мер, которые могут каким-то образом затронуть их суверенитет.
 
Вполне возможно, что некоторые в Вашингтоне могут даже разочароваться тем, что Казахстан не проголосовал против российского предложения вместе с восемью другими странами, включая США, Великобританию, Францию и других, но это были бы завышенные ожидания. Резкое ухудшение отношений между Россией и Западом с самого начала кризиса в Украине создает большие проблемы для Казахстана, в части поддержания равновесия в своей многовекторной внешней политике. Западные экономические санкции против России также вызвали ряд экономических вызовов для Казахстана, учитывая естественные тесные торговые связи с Россией. Крайне важно, чтобы политики США помнили о том, что наши стремления экономически наказывать и изолировать Россию несут побочный ущерб для таких стран, как Казахстан с тесными экономическими связями с Россией.
 
Наконец, учитывая ведущую роль Казахстана в рамках астанинского процесса и стремление содействовать мирному разрешению нынешней семилетней гражданской войны в Сирии, его нейтральная позиция в конфликте особенно понятна и уместна, так как она необходима для сохранения имиджа добросовестного посредника.
 
Марлен Ларюэль, директор Программы Центральная Азия, Институт европейских, российских и евразийских исследований, Университет Дж. Вашингтона
 
Если США и Россия захотят сыграть в «холодную войну» 2.0, то у многих стран не будет иного выбора, кроме как оживить старую схему «нейтралитета», тоже времен «холодной войны»  
 
В последние годы традиционная многовекторная политика Казахстана действительно столкнулась с вызовами, представленными изменением Россией международной границы Украины с аннексией Крыма и тревожным ухудшением отношений между США и Россией. Многовекторность может функционировать только в мире, где есть определенный баланс между силами и где есть коллективная воля в сохранении мира, но гораздо труднее быть «многовекторным» в период высокой поляризации, когда страны сталкиваются с необходимостью сделать выбор.
 
Я думаю, что Казахстан имеет право – и должен сделать это – отказаться от выбора в этой бинарной оппозиции «Россия против Запада». Необходимо избегать поляризации, учитывая собственную стратегическую ситуацию и тесные связи с Москвой, которые Казахстан не может себе позволить игнорировать. Что касается торга, то Россия не может предложить ничего нового позитивного, чего она еще не предоставляла Казахстану, и теперь в наличии остается только негативный, «испорченный» компонент, который Астана должна учитывать. Российско-казахстанские отношения построены на практичной и необходимой двусмысленности: Москва считает Астану второстепенной, Астана считает себя равной. Но обе должны поддерживать хорошие отношения друг с другом: Россия не может позволить себе потерять поддержку от Астаны в нынешнем евразийском контексте, Казахстан не может позволить себе иметь дело с неудовлетворенной Москвой.
 
Но, возможно, более важно, по моему мнению, это то, что эту поляризацию следует поставить под сомнение, оспорить ее и отказаться от нее как частично искусственной конструкции, которая, может служить в чьих-то интересах в США и России, но наносит ущерб всем другим субъектам. Исходя из этого, нейтралитет Казахстана в СБ ООН, пусть даже неизбежный как жест в отношении России, а также к сирийским властям, которых необходимо сохранить за столом переговоров, демонстрирует форму возобновления «нейтралитета». Если США и Россия захотят сыграть в «холодную войну» 2.0, то у многих стран не будет иного выбора, кроме как оживить старую схему «нейтралитета», тоже времен «холодной войны».
 
Никола Контесси, профессор, доцент кафедры гуманитарных и общественных наук, политологии и международных отношений, Назарбаев Университет
 
Возможно, Казахстану потребуется адаптировать свою политику к новым реалиям, не обязательно меняя ее
 
Казахстан играет более значительную роль в международных делах (в том числе будучи непостоянным членом Совета Безопасности ООН и инициатором астанинского процесса), и это, скорее всего, укрепляет его многовекторную политику. Однако членство в Совете Безопасности также имеет роль со своей собственной институциональной логикой, и я бы не придавал слишком большое значение отдельным голосам его членов, особенно непостоянных членов. Тем не менее, Казахстан предоставляет площадку для астанинского процесса и, следовательно, должен поддерживать репутацию добросовестного посредника. Если посмотреть в прошлое, то Казахстан до сих пор всегда стремился браться за те международные проблемы и роли, которые соответствовали принципам многовекторности. До сих пор действия на практике были также последовательны с многовекторностью, и нет никаких признаков того, что правительство Казахстана намеревается изменить свой курс.
 
Если мы считаем за основные цели многовекторности утверждение и сохранение национальной независимости, гармоничные внешние отношения и стратегические дивиденды для страны, то текущая международная обстановка, характеризующаяся обострившимся соперничеством между великими державами, делает эту политику еще более актуальной. Так как соперничество великих держав, как правило, увеличивает давление на малые страны и обостряет выбор, чью сторону занять. Однако, по сравнению с 20 лет назад, мир постепенно смещается: Азия возвышается, существуют БРИКС, новые международные экономические и политические учреждения, и все это предлагает больший диапазон возможностей. Поэтому, возможно, Казахстану потребуется адаптировать свою политику к новым реалиям, не обязательно меняя ее.
 
Казахстан может играть конструктивную роль между Россией и Западом благодаря тому, что имеет хорошие отношения с обеими сторонами, а Россия становится более изолированной на международном уровне. С другой стороны, было бы неточно говорить о том, что Россия теряет свою привлекательность. Хотя бы потому что, если астанинский процесс существует, то, скорее всего, из-за России. Кроме того, есть масса других общих интересов – Каспий, Евразийский экономический союз, военное сотрудничество, космическое сотрудничество и приграничная торговля. Но, конечно, в переговорном процесс используются и пряник, и кнут.
 
Аркадий Дубнов, политолог, эксперт по странам СНГ и Центральной Азии, член Совета по внешней и оборонной политики РФ
 
Кремлю доверительные отношения с Акордой важны не меньше, чем Акорде такие же отношения с Кремлем. Возможно даже, для Кремля они важнее…
 
Риски Казахстана могут быть связаны с попыткой пророссийских активистов в северных областях продемонстрировать/провозгласить тренд на сецессию. Однако это не будет иметь серьезных последствий для власти в Казахстане. Во-первых, пассионарных русскоязычных или русских в Казахстане, способных на подобную активность практически не осталось. Во-вторых, структуры нацбезопасности страны внимательно отслеживают сепаратистские тенденции и жестко пресекают возможность их возникновения. В-третьих, подобная попытка принесет больше вреда Москве, чем Астане, поскольку будет усиливать позиции национал-патриотов в Казахстане, которые сильны среди молодежи.
 
Впрочем, уже сейчас недружественные по отношению к Казахстану заявления российских депутатов (Косачев, Затулин), и провокационные комментарии российских телеведущих (Соловьев на днях пугал Казахстан майданом) катализируют антироссийские настроения в казахской среде. Разумеется, пока жив Назарбаев, это никак не повлияет на политику Акорды в отношении Кремля; союз с Россией останется незыблемой константой внешней политики Казахстана. Но трудно гарантировать, что преемники Елбасы останутся верны этому тренду, и чем больше Кремль будет пытаться одернуть Акорду, тем больше вероятность такого рода изменений в будущем. Надо понимать, что в нынешней ситуации в Кремле еще видят в Назарбаеве и союзе с Казахстаном главную основу сохранения своего влияния в Центральной Азии, но чрезвычайно озабочены имиджевой составляющей этого влияния. Поэтому так болезненны для Кремля прецеденты, подобные тому, что произошли с воздержавшимся от голосования в ООН за российский проект резолюции Казахстаном. Однако, можно быть уверенным, что это не приведет к серьезным изменениям в отношениях между Москвой и Астаной. Кремлю, как представляется, доверительные отношения с Акордой важны не меньше, чем Акорде такие же отношения с Кремлем. Возможно даже, для Кремля они важнее… Слишком высок риск потерять самого важного союзника на постсоветском пространстве.

"CAA-Network"
20.04.18

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
18.05.2018 | "Newsweek"
Комментарии
карс kg


Публикации Авторов:

21.05.2018
T.Kiseleva (365Info)
Узбекистан может обогнать Казахстан уже через несколько лет — экономист

21.05.2018
I.Subbotin (NG)
Узбекский лидер в США: что стоит за многовекторностью Ташкента

16.05.2018
"Rusvesna"
Грядёт бойня в Азии: 5000 боевиков ИГИЛ уже в Узбекистане

16.05.2018
A.Hodasevich (NG)
Таджикский плацдарм Лукашенко

15.05.2018
"Parlamentskaya Gazeta"
Путин распорядился внести изменения в договор о присоединении Кыргызстана к ЕАЭС

14.05.2018
I.Subbotin (Afghanitsan.ru)
«Ядерный» демарш Трампа: отомстит ли Иран в Афганистане

14.05.2018
V.Panfilova (NG)
На саммите ЕАЭС состоятся смотрины новых глав Армении и Кыргызстана

11.05.2018
"Ozodi"
В Таджикистан прибыл командующий Центральным командованием США

10.05.2018
D.Bulgaru (RT)
Борьба за «грамотность»: США планируют снизить влияние российских СМИ в Центральной Азии

10.05.2018
"Nuz.uz"
Касымова: «Главный приоритет внешней политики Узбекистана — Центральная Азия»

10.05.2018
E.Rusakova (N+1)
Ученые построили «генетическую карту» евразийских степных народов

08.05.2018
"Afghanistan.ru"
Разногласия между первыми лицами Афганистана вызвали опасения у парламентариев и иностранных дипломатов

07.05.2018
"IslamNews"
Они сражались за Родину. Мусульманские народы Центральной Азии в Великой Отечественной войне

04.05.2018
"Informburo.kz"
Казахстан стал предпочтительнее России для мигрантов из Центральной Азии

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней