Для Кыргызстана 2018 год может оказаться переломным в экономике – экс-министр Кыргызстана
пятница, 23 февраля 2018 г. 14:23:18
 
О ключевых тенденциях и возможных сценариях развития событий в Центральной Азии в 2018 г. «Евразия.Эксперт» рассказал экс-министр сельского хозяйства Кыргызстана Жумакадыр Акенеев.
 
- В Центральной Азии происходят динамичные изменения. Какие бы основные события вы выделили, которые определят будущее региона?
 
- Самое главное событие в регионе Центральной Азии – это, конечно же, резкое изменение внешнеполитического курса Узбекистана с приходом к власти Шавката Мирзиёева, который практически на 360 градусов развернул всю политику, которую Ташкент проводил долгие годы при Исламе Каримове.
 
Если полтора года назад Узбекистан был закрытой страной с жесткой центральной системой управления, не признающей демократические ценности, то сегодня эта страна демонстрирует абсолютно все демократические ценности, открывает границы, делает очень большие преобразования в сфере экономики, во внешнеэкономическом направлении, устанавливает демократические институты.
 
Второе важное событие – это президентские выборы в Кыргызстане. Впервые президент центральноазиатской республики ушел со своего поста, проработав положенные по закону шесть лет.
 
На протяжении 2017 г. было проведено много мероприятий в рамках ЕАЭС и ШОС, что свидетельствует о необходимости функционирования этих организаций, об их значимости, а также показывает, что каждая страна, вовлеченная в эти организации, может получить выгоду.
 
2017 год был в какой-то мере омрачен тем, что возникла проблема с прохождением грузового транспорта на кыргызско-казахской границе из-за высказываний экс-президента Атамбаева в адрес Нурсултана Назарбаева. Казахская сторона ответила это тем, что ужесточила прохождение товаров и людей через границу. Все это нанесло существенный урон экономике Казахстана, Кыргызстана и даже России. Поскольку практически все машины, которые стояли на границе, везли груз либо в Казахстан, либо транзитом должны были пройти Казахстан и выгрузиться в России или в странах ЕС. По подсчетам Всемирного Банка, объем ВВП Кыргызстана упал на 0,3%, то есть экономике был нанесен ущерб в размере $400-500 млн. Но мы считаем, что мультипликативный эффект перешагнул миллиардную или полуторамиллиардную оценку.
 
Это привело к тому, что кыргызская экономика, хотя мы занимаем передовые позиции в ЕАЭС, из-за блокады потеряла 2,5-3% ВВП. Положение исправил избранный президент Сооронбай Жээнбеков, который после рабочего визита в Россию приехал в Минск на заседание ОДКБ, где встретился с главой Казахстана, и в кратчайшее время они нашли выход из положения. Сегодня уже нет никаких проблем на границе.
 
Кыргызский президент также ездил в Узбекистан, где было подписано соглашение о развитии туризма. Мы возвратили Узбекистану 4 пансионата на побережье Иссык-Куля. Открывается транспортное сообщение: дополнительное авиасообщение, новый железнодорожный маршрут. Туристический поток увеличивается почти в 12 раз только с Узбекистаном. Кыргызстан собирается развивать туризм и с Казахстаном.
 
Туризм в нашей стране выходит уже на третье место среди отраслей экономики после сфер сельского хозяйства и обслуживания, раньше же он находился на шестом месте.
 
- Какие достижения вы можете отметить в рамках ЕАЭС в контексте региона Центральной Азии и каковы перспективы ЕАЭС на 2018 год?
 
-  На мой взгляд, самым главным достижением является рост экономики стран ЦА – членов ЕАЭС.
 
Несмотря на двухмесячную блокаду на казахско-кыргызской границе, в течение года экономика Кыргызстана достигла показателя роста 6%, экспортный потенциал стран вырос на 32%.
 
Более того, в 2017 г. увеличились денежные переводы трудовых мигрантов из Кыргызстана ($200 млрд за прошедший год). По этому показателю Кыргызстан занял первое место среди стран ЦА. Наши трудящиеся мигранты отправили в свою страну больше денег, чем мигранты Узбекистана, Туркменистана, Таджикистана. Я думаю, что такой показатель достигнут из-за того, что кыргызские мигранты работают по специальности, получают в 2-3 раза больше денег, чем мигранты других центральноазиатских республик. Хотя по численности узбекские и таджикские мигранты превышают количество кыргызских мигрантов. В России работают примерно 800 тыс. кыргызских мигрантов, 1,2 млн таджикских мигрантов, около 2 млн узбекских мигрантов.
 
Для Кыргызстана 2018 год может оказаться переломным в сфере экономики, и с учетом того, что мы уже наладили отношения с Казахстаном, ожидаем 20-25% роста экономики.
 
Для этого создаются абсолютно все условия, мы уже начинаем активно сотрудничать с Узбекистаном. Кыргызстан является транзитной страной для китайских и узбекских товаров. Узбекистан выделил $140 млн на организацию перерабатывающих предприятий сельхозпродукции в приграничных районах Кыргызстана и Узбекистана. Дело в том, что, если продукция производится в Кыргызстане, с таким товарным знаком она может продаваться как в Узбекистане, так и в Китае и даже в Европе.
 
Кыргызстан может продавать более 60 тыс. наименований товаров на рынках ЕС, так как Европарламент еще 2 года назад одобрил торговые преференции для нашей страны. Таким образом, для узбекской экономики открывается широкий рынок для распространения своих товаров, повышения своего экспортного потенциала через Кыргызстан.
 
Узбекистану это выгодно, так как он не является членом ЕАЭС, не имеет той же преференции, и у него нет пока такого соглашения с Китаем. В 2018 г. мы ожидаем рост нашего экспортного потенциала в страны ЕАЭС, особенно легкой промышленности, которая сегодня набирает очень большие темпы. Увеличение доходов даст Бишкеку возможность повысить зарплаты бюджетникам и пенсии, так как они не повышались в стране последние 6-7 лет.
 
- Что вы можете сказать о роли Китая в Центральной Азии? Как меняется его влияние в регионе?
 
- Я думаю, что роль китайской экономики постоянно растет. Мы это наблюдаем как на двусторонней основе между Китаем и Кыргызстаном, так и в рамках ЕАЭС. Принято решение о сотрудничестве в области экономики между ЕАЭС и Китаем, особенно в части выполнения проекта «Один пояс и один путь», на что Пекин выделил большие деньги.
 
Я думаю, что отношения с Китаем у Кыргызстана будут только развиваться, особенно в сфере переработки сельхозпродукции, в свете того, что Китай наконец-то открыл границы для экспорта кыргызских товаров в свои богатые районы. Будет развиваться и туризм, будет реализован железнодорожный проект, участниками которого являются Китай, Кыргызстан и Узбекистан.
 
Если раньше эта дорога должна была строиться за счет средств участников проекта, то сегодня практически все расходы берет на себя Китай. Если проект реализуется, это создаст дополнительные транзитные мощности, а юг и север Кыргызстана в рамках этой железной дороги будут соединены международным путем.
 
Ожидается реализация мегапроекта транспортировки пресной питьевой воды по водопроводу в страны Персидского залива – Саудовскую Аравию, Катар, Бахрейн. Через 30 лет регион будет испытывать острый дефицит питьевой воды, и я думаю, что страны охотно откликнуться на этот проект. Иран уже изъявил желание участвовать.
 
- В 2019 г. истекает срок Стратегии Европейского Союза в Центральной Азии. Как вы оцениваете работу ЕС в регионе за 2017 год?
 
- Участие Европейского союза в реализации своих проектов в ЦА, конечно, могло бы быть более эффективным, если бы не санкции ЕС в отношении России. Дело в том, что экономика стран ЦА, включая и Кыргызстан, сильно связана с экономикой России. Санкции, которые применяет ЕС против России, косвенно бьют и по странам ЦА. Тем не менее сегодня отношения между странами Центральной Азии и Евросоюзом находятся на том же уровне, что и в 2016 г. Нет резкого скачка к расширению сотрудничества, присутствуют демократические институты ЕС в рамках международных финансовых и общественных организаций.
 
Узбекистан разворачивается как в сторону ЕАЭС, так и ЕС, и Китая, открывая двери для Центральной Азии. За счет этого, я думаю, начиная с нового года активность Евросоюза в ЦА возрастет.
 
Сейчас готовится логистический проект, предполагающий перегрузку товаров в 40-футовые контейнеры и транспортировку по железной дороге через Узбекистан в Туркменистан, через Азербайджан в ЕС. Такой проект уже апробирован. По скорости доставки товаров этот маршрут оказывается более выгодным, чем перевозка товаров автотранспортом. Я думаю, что этот проект обязательно заработает с нового года.
 
- Насколько были активны США в Центральной Азии в 2017 г. и как изменится внешняя политика Вашингтона в регионе в 2018 г.?
 
- Американское влияние в Центральной Азии осуществляется с помощью Фонда Сороса и других подобных институтов.
 
Однако влияние США в республиках Центральной Азии уменьшается. Бывший президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев на последней сессии ООН сказал, что институты США хотят влиять на политику Кыргызстана, и что Бишкек будет отказываться от сотрудничества с такими институтами. Такое же отношение к американским институтам наблюдается и в Узбекистане, и в Казахстане, и в какой-то мере в Таджикистане.
 
Но это связано и с политикой Трампа, делающей акцент на ограничение присутствия мусульманских стран в жизни США, что сказывается и на странах ЦА. Как будут дальше развиваться отношения стран региона с США, покажет время, поскольку в основном это зависит от того, как будут развиваться отношения глобальных игроков – Китая, России, США на двусторонней основе, и как будут развиваться отношения США со странами БРИКС.
 
Страны БРИКС, ЕАЭС, ШОС приняли решение ограничить хождение американского доллара во внешнеторговых отношениях, переходить к взаиморасчету в нацвалютах.
 
Кстати, к этому соглашению начинает примыкать и Япония, являющаяся давней союзницей США. Если все эти страны примут итоговое решение, то влияние американского доллара как мировой валюты ослабнет, и в таком случае на первое место выйдут золотовалютные резервы. Причем в этом плане большие темпы набирает Китай, Россия, Казахстан. То есть на свое место вернется классическая схема, где каждый товар и производство страны должны будут подкрепляться золотовалютными резервами, а не долларами США.
 
Я думаю, что в мировом масштабе доллар сохранит свое влияние, но, начиная с 2018 г. оно какое-то время будет ослабевать и, как следствие, будет ослабевать влияние США на политику других стран. Я считаю, что США в первую очередь будут обращать внимание на свою экономику. Сегодня нефть опять начинает расти в цене, поэтому экономическую мощь снова будут обретать те страны, которые обладают богатыми запасами углеводородов. 
 
"Евразия.Эксперт"
20.02.18

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
купить авто в киргизии


Публикации Авторов:

23.10.2018
V.Panfilova, NG
Рахмон нашел национальную идею

19.10.2018
V.Panfilova, NG.ru
Москва и Бишкек выяснят отношения в Гааге

18.10.2018
"Matritca.kz"
Хан Кене погиб в открытой войне, а не в результате заказного подлого убийства, - М.Тайжан

17.10.2018
"Lenta.ru"
Туркмены оголодали и пустились из страны наутек

17.10.2018
"CentrAsia"
Атамбаев написал правду и разоблачил сам себя

17.10.2018
V.Panfilova, NG.ru
Россия становится монополистом в атомной сфере Узбекистана

15.10.2018
I.Pankratenko (NG)
"Турецкий марш" в Центральную Азию: попытка номер два

15.10.2018
"Tengrinews", KZ
Казахстан опередил Германию по богатству государства

15.10.2018
"Zakon.kz"
Сходка криминальных авторитетов из Центральной Азии и Кавказа прошла в Стамбуле

15.10.2018
A.Serenko (Afghanistan)
Аналитическая записка № 5: О возможных сценариях выборов президента Афганистана

12.10.2018
V.Panfilova, NG.ru
Россия возобновит закупку туркменского газа

12.10.2018
V.Panfilova, NG.ru
Ташкент и Ашхабад (Душанбе?) разминируют конфликт от мин на границе

10.10.2018
V.Panfilova, "NG.ru"
В Кыргызстане потеряли 10 миллиардов долларов

05.10.2018
S.Gamova (NG)
Кыргызстан хочет продавать воду соседям

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней