Казахстан продолжает поиски вариантов транзита власти
суббота, 24 февраля 2018 г. 20:09:01
В начале февраля парламент Казахстана принял к рассмотрению законопроект «О Совете Безопасности Республики Казахстан». Законопроект значительно усиливает политический статус этого органа, закрепляя за ним ведущее место в иерархии принятия политических решений стратегического характера.
 
Не место красит человека…
 
Напомним, что ныне действующий Совет Безопасности (СБ) был создан указом президента, которым были также утверждены положение о СБ и его состав.
 
Новость состоит в том, что из консультативно-совещательного органа, который вырабатывает решения в сферах обороноспособности и национальной безопасности, направленные на сохранение государственного суверенитета, независимости и территориальной целостности страны, а также помогает президенту в поддержании социально-политической стабильности в стране и  защите конституционных прав и свобод граждан, СБ, согласно законопроекту, становится конституционным органом, «координирующим проведение единой государственной политики в сфере обеспечения национальной безопасности и обороноспособности РК в целях сохранения внутриполитической стабильности, защиты конституционного строя, государственной независимости, территориальной целостности и национальных интересов Казахстана на международной арене».
 
Соответственно, меняются функции СБ. Если сейчас он сосредоточен на вопросах обороны, общественного порядка и безопасности, то в новом законопроекте, помимо этого, получает полномочия осуществлять мониторинг и оценку процесса исполнения стратегических документов государства, а также наделяется правом проводить комплексный анализ государственных программ, законопроектов, важных государственно-значимых инициатив. Более того, СБ наделяется правом обсуждать кандидатуры, рекомендуемые на политические должности, – т.е. людей далеко не последних.
 
Наконец, третья и самая главная новость – согласно статье 4 законопроекта, первому президенту – Елбасы (особый статус Нурсултана Назарбаева, который условно  можно перевести как «лидер нации» или «президент»), принадлежит право пожизненно возглавлять СБ.
 
Учитывая состав СБ, в который помимо следующего президента, высокопоставленных чиновников (руководитель администрации президента, госсекретарь, министр иностранных дел) и силовиков (генеральный прокурор, председатель Комитета национальной безопасности, министр обороны, министр внутренних дел) входят председатель сената, председатель мажилиса, премьер-министр, т.е. люди, занимающие, согласно статьи 48 Конституции РК, второе, третье и четвертое места в политической иерархии Казахстана, политический вес этого органа может стать колоссальным.
 
Коллективное управление транзитным периодом
 
Естественно, практически все наблюдатели и эксперты сошлись во мнении, что эта законодательная инициатива направлена на обеспечение предстоящего транзита власти в Казахстане.
 
Ранее мы писали, что казахстанская власть пока не определилась с конкретным сценарием транзита, а рассматривает и обкатывает различные варианты. Соответственно предлагаемые изменения следует рассматривать как одну из моделей передачи власти. По крайней мере, выглядит она весьма логичной и даже в некотором роде  изящной. Тем не менее назвать её казахстанским ноу-хау или, как модно сейчас говорить, «политической инновацией» было бы преувеличением.
 
Казахстанский политолог директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев обращает внимание на схожесть предлагаемой модели правления с политической системой Ирана. «Подобная форма правления очень напоминает иранскую политическую систему, где есть как верховный лидер, так и президент. Что-то подобное, возможно, будет и в Республике Казахстан. Таким образом, СБ становится органом, через который казахский лидер нации может осуществлять свои властные полномочия. Если раньше секретарь Совбеза подчинялся главе государства, то в случае проведения этой реформы он наоборот будет подчиняться председателю совета».
 
Таким образом, отмечает эксперт, транзит власти в РК произойдет не путем ухода действующего главы государства из политической жизни страны, а путем его перехода на новую позицию.
 
Это мнение совпадает с оценками российских исследователей. Так,  заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин в прошлом году озвучил версию о возможности передачи власти от Н. Назарбаева «коллективному преемнику», т.е. не конкретной персоне, а институту. 
 
Эти подходы не разделяет казахстанский эксперт директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев, обращая внимание на следующие отличия. «Во-первых, Иран после исламской революции 1979 года, а также СССР выстраивали свои политические и экономические системы в условиях изоляции и конфронтации с Западом. В результате был создан классический вариант мобилизационной системы, где поиск и борьба с внутренними и внешними врагами стал частью государственной идеологии. Кстати, из соседей Казахстана по такому пути сейчас идет Россия.
 
Во-вторых, в основе иранской и советской политических систем лежали некоторые идейные ценности, которые в какой-то период объединяли власть и общество. В Иране это была чёткая религиозная самоидентификация. А в Советском Союзе – идеология марксизма-ленинизма. В Казахстане же таких скрепляющих ценностей нет, что видно по разрастающейся угрозе «идейного сепаратизма» внутри казахстанского общества».
 
Как бы там ни было, учитывая, что, согласно статьи 7 предлагаемого законопроекта, решения СБ являются обязательными к исполнению государственными органами, организациями и должностными лицами Казахстана, он вполне может стать политическим институтом, способным оказывать определяющее влияние на внутри- и внешнеполитическую ситуацию в стране.
 
Вместе с тем не следует забывать и вот о чем. Даже если вариант «коллективного преемника» будет реализован, СБ столкнется со всеми пороками и недостатками, присущими нынешней политической системе. Не исключено, что подобный сценарий лишь законсервирует их, поскольку классическая система сдержек и противовесов так и не будет создана. Просто верхушка «вертикали власти», во главе которой останется Н. Назарбаев, станет более сложной. И, соответственно, обоснованно говорить о завершении процесса транзита власти можно будет лишь тогда, когда эти недостатки будут преодолены и страна выйдет на траекторию устойчивого политического развития.
 
"Ритм Евразии"
 Антон МОРОЗОВ 
24.02.18

Другие материалы раздела:
Комментарии
опель


Публикации Авторов:

18.09.2020
M.Orlova, 24.kg
Что ждет кыргызстанцев, если кандидат "против всех" победит на выборах?

18.09.2020
"Nezavisimaya gazeta"
Туркменистан избавляется от русского языка

16.09.2020
V.Panfilova, NG
Ашхабад предлагает Кабулу площадку для мирных переговоров

15.09.2020
"Kabar.kg"
Кыргызстан суверенное государство - остальное это говорильня

15.09.2020
"Ritm EurAsia"
На территории ЕАЭС введут систему полной прослеживаемости товаров

14.09.2020
"IA-Center"
Будущее Казахстана в Беларусском зеркале

14.09.2020
V.Panfilova, NG
Кыргызстану угрожает рост протестных настроений после выборов

11.09.2020
E.Pogrebnyak, Vzd
«Белорусский майдан» созревает в еще одном осколке СССР

09.09.2020
"Ritmeurasia"
Узбекистан пересмотрел свое отношение к ЕАЭС

07.09.2020
"Ritmeurasia"
Президент Кыргызстана не стал подписывать закон, где говорится о коррупционерах

04.09.2020
"Ritmeurasia"
ЕЭК изучит ситуацию по прекращению Казахстаном поставок металлического лома в Россию

03.09.2020
"Eurasianet"
Китай, возможно, хочет открыть новые военные базы в Таджикистане, утверждает Пентагон

02.09.2020
"Nezavisimaya gazeta"
Бердымухамедову предлагают уйти по-хорошему

01.09.2020
G.Alekseenko (Afganistan.ru)
Центральная Азия стала спасательным кругом для мирных афганцев

01.09.2020
V.Panfilova, NG
Страны бывшего СССР создают новый консультативный альянс – без России

30.08.2020
"Gazeta.uz"
«Накинули на голову мешок и забрали на вертолете» — отец блогера из Соха

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней