Казахстан: Модернизация в контексте национального строительства
среда, 24 января 2018 г. 10:16:55
«Казахстан создан, надо создать казахстанцев» — этот невысказанный тезис присутствует во многих инициативах главы Казахстана. Альтернативную точку зрения наиболее выпукло можно выразить тезисом: «Национализм создает нацию».
 
Последней важной, даже всеобъемлющей инициативой стало предложение о модернизации общественного сознания («Рухани жанғыру») – которую коротко можно охарактеризовать как импульс от власти обществу на назревший вопрос о традициях и современности, казахскости и казахстанскости.
 
Что предлагается?
 
В статье Н. Назарбаева «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» от 12 апреля 2017 г. тематика национального строительства поставлена в контексте модернизации.
 
В статье представлен свой подход, без общественно-политических дискуссий, посредством постановки общих для граждан ориентиров и установок формирования нации. При этом, культурные и духовные моменты подчинены задачам экономического характера: «Цель известна – войти в тридцатку развитых государств мира. … конкурентоспособность человека, а не наличие минеральных ресурсов, становится фактором успеха нации. Программа «Цифровой Казахстан», и программа трехъязычия, и программа культурного и конфессионального согласия – это часть подготовки нации (всех казахстанцев) к жизни в XXI веке (выделено Т.И.). Это часть нашей конкурентоспособности».
Что касается духовной, культурной составляющей, то она, судя по тексту статьи, «невозможна без изменения ряда привычек и стереотипов». То есть, предлагается сохранить «внутреннее ядро национального «Я» при изменении некоторых его черт». К примеру, «национальные традиции и обычаи, язык и музыка, литература и свадебные обряды, — одним словом, национальный дух, должны вечно оставаться с нами».
 
Но если модернистские установки в экономической сфере имеют четкие определения (доход на душу населения хотя бы), то культурные – абстрактны, как абстрактен сам национальный дух. Как его определять? Если же говорить конкретно о свадебных обрядах, что затрагивает почти всех и почти каждого, то что взять за основу: вариант т.н. комсомольской свадьбы или скучноватую регистрацию в загсе? Как быть с заключением брака у муллы, что практикуется для нерегистрируемых юридически бракосочетаниях, часто при вступлении мужчины во второй и последующий браки без развода с женой?
 
Переход на латиницу с 2025 г. сам по себе революционный шаг, что затрагивает казахское литературное наследие, написанное с 1940 г. Но вопрос также состоит и в том, чтобы увязать в национальном сознании воедино комплекс памятников вокруг Улытау и мавзолея Кожа Ахмета Яссауи, древние памятники Тараза и захоронения Бекет-Ата, древние комплексы Восточного Казахстана и сакральные места Семиречья, и многие другие места. Иначе, получим просто нечто аналогичное турмаршруту по «Золотому кольцу России». В прошлом писатели, такие как Ильяс Есенберлин (трилогия «Кочевники») и деятели искусства, сотворяли душу нации, придавая смыслы памятникам и историческим местам.  Но пока только молчание. Словно все слова о великом и значимом были сказаны в прошедшую эпоху.
 
С одной стороны, охранительная тенденция в том, чтобы противостоять воздействию «чуждых идеологических влияний», а с другой стороны, можно согласиться, что « государство и нация – не статичная конструкция, а живой развивающийся организм». Что требует качества названного в статье, «внутреннее стремление к обновлению – это ключевой принцип нашего развития».
 
Обращает внимание внешне алармистский тезис: «Чтобы выжить, надо измениться. Тот, кто не сделает этого, будет занесен тяжелым песком истории». По сути,  это напоминание и отчасти понимание того, что есть силы торможения. Те самые, что отодвигают выполнение  государственных программ по экономическому развитию и социальному обустройству.
 
Позитивная часть «Рухани жанғыру» (модернизации общественного сознания) состоит в том, что, то ряд программ финансируемых государством обращены к формированию культурной и исторической памяти, в частности — проект «Сакральная география».
 
Общественная реакция
 
При всем этом, сложно избавиться от впечатления, что отсутствие дискуссий и слабость отклика общественности демонстрирует три недостаточности: недостаточность интеллектуального ресурса, логически-рационального и вместе с ним и самоорганизующего начала. А как без этих основ созидать нацию? В истории нет таких примеров.
 
Эти три недостаточности проявляются в некоторых неясностях, недоговоренностях в отношениях формирования идеалов, ценностей, образцов мышления и поведения.
 
Первое. Модернизация общественного сознания могла быть живым работающим документом, если писавшие текст ясно написали бы, что и какие традиции и привычки надо сдать в музей истории и положить рядом с каменным топором и прабабушкиной прялкой. Это как минимум. По максимуму же, необходимы дискуссии, в которых граждане уточняют позиции. Примечательны  в этом отношении дискуссии эпохи перестройки, когда один за другим исчезали барьеры и предрассудки насчет ленинизма, религии, рынка, частной собственности, отношения к истории советского периода в сознании многих.
 
Второе. Модернизация может происходить только, если имеется содержательный момент обсуждения. Слова ради слов, для отчетности просто затягивают решение. На практике организованные «сверху» обсуждения часто сводятся к тому, что произносят речи по поводу модернизации, проявляя в меру способностей ораторское умение. Однако необходимы не Жиренше-шешены, умеющие ловко применять слово и производить впечатление на слушателей. Необходимо больше логически-рационального начала – вот суть любой модернизации. А с этим дефицит. Для модернизации нужны новые Дидро, Даламберы, Вольтеры и переосмысление ценностей и культурной и исторической памяти.
 
Третье. Казахстанскость предлагаемой нации противоречит ценностно-смысловым установкам, присущим казахскоговорящим нейтив-спикерам. Блогосфера оказалась более чувствительной к этому пониманию,  чем «большие» СМИ. На фоне множества эмоционально насыщенных публикаций в Сети есть отдельные заметки, довольно ясно выражающие отдельные моменты неприятия и торможения нациестроительства. Например, молодой издатель, популяризатор изучения казахского языка Бахытжан Бухарбай заметил по поводу Послания Президента народу Казахстана от 10 января 2018 г.:
 
«Кто знает казахский прекрасно понимает, что «қазақстандық» звучит настолько искусственно и противоестественно, что переведи слово обратно на русский, получим «казахстанский». А казахстанским может быть только продукт. Как бы того не желали идеологи, быть продуктом у меня не получится никак. И таких как я — в стране больше десяти миллионов».
 
Казахский язык, объявленный ценностью, воспринимает произведенную в стране вещь, товар как казахстанский продует, но отвергает казахстанскость в нациестроительстве, ибо в его пространстве смысловых значений человек не приравнивается к продукту, вещи.
 
Также г-н Бухарбай подметил недостаточность интеллектуального ресурса у государственного аппарата насчет тезиса о казахстанской нации:
 
«В предыдущих посланиях президент, обращаясь на казахском языке, максимально заменял слово «казахстанец» на благозвучное «отандастар». Он тонко чувствует дискурсы. В этот же раз послание было опубликовано, а спичрайтеры и технологи продемонстрировали полную некомпетентность в понимании таких нюансов. Мне кажется, что если бы это было традиционное выступление с трансляцией на ТВ, то глава государства разбавил бы все как следует. Казахский и русский тексты послания изобилуют этим словом, показалось даже, что в этот раз оно звучало чаще, чем раньше. Если в русском тексте это слышится более или менее привычно, то в казахском — жутко режет слух. Потому что казахский язык отказывается завуалировать искусственную природу этого слова. Сложилось впечатление, что какой-то идеолог в Акорде, который давно оторвал руку от пульса, агрессивно продавливает эту модель нациестроительства».
 
Политизация вопроса нациестроительства дополняется тем, что казахскость и казахстанскость – две постановки проблемы не могут быть решаемы в силу вышеупомянутых трех недостаточностей, следовательно, неясностей, недоговоренностей, противоречия с ценностно-смысловыми установками языкового характера. Как показывает многовековая история, недостаточность ресурсов, а значит, возможностей, компенсируется в рамках более широких объединений и общностей, в которых частично или полностью компенсировалась эта недостаточность. Отчасти в этом состоит живучесть идей интеграции в евразийском и центрально-азиатском направлениях.
 
"CAA Network"
ТАЛГАТ ИСМАГАМБЕТОВ 
23.01.18

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
mercedes


Публикации Авторов:

17.11.2018
K.Krivosheev, Ъ
В отношения Таджикистана и Узбекистана добавили энергии

16.11.2018
D.Marganova (Kommersant)
Кыргызстан вмешается в дела духовные

15.11.2018
A.Ermekov (MK-K)
США перешли к плану «Б» по дестабилизации Центральной Азии

15.11.2018
"Newizv.ru"
Эксперт: Назарбаев хочет создать свою систему безопасности в Азии

13.11.2018
V.Panfilova, NG
Глава Таджикистана представит президенту РФ своего преемника

12.11.2018
"Afghanistan.ru"
Отсутствие базы: в чем главный промах Китая в Афганистане

06.11.2018
A.Redjebov, "Gundogar"
Петля затягивается. Что происходит в Туркменистане

01.11.2018
"Catoday.org"
Рейтинг Doing Business: Казахстан лучший в СНГ, Таджикистан худший

01.11.2018
"Ozodagon"
Работникам туркменских коммунальных служб не платят за внеурочную работу

30.10.2018
"Ferghana.ru"
Китай выделил дополнительные деньги для строительства зданий правительства и парламента Таджикистана

26.10.2018
"Afghanistan.ru"
Американская помощь Афганистану: благотворительность или арендная плата за военные базы?

25.10.2018
V.Panfilova, NG
Бердымухамедов попытается заманить Вашингтон в газовую отрасль

24.10.2018
"NG.ru"
На узбекско-американском бизнес-форуме подписано соглашений на сумму 2,55 млрд долл.

23.10.2018
V.Panfilova, NG
Рахмон нашел национальную идею

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней