Итоги 2017 года в ЦА: I - Узбекистан и Кыргызстан
пятница, 29 декабря 2017 г. 14:45:44

 

Много разного, как и во всякий год, случалось в Центральной Азии в уходящем 2017-м. Из главного позитива отмечу две вещи. Одну — потому что она произошла. Другую — потому что не случилась, пишет известный эксперт по ЦЕнтральной Азии Аркадий Дубнов.

Первое. В Киргизии уже второй раз подряд происходит мирная, пусть и плановая, но смена власти: в результате выборов главой государства стал Сооронбай Жээнбеков, уже пятый президент республики.

Второе. Регулярно прогнозируемое обострение ситуации вследствие прорыва вооруженных боевиков из Афганистана так и не случилось. Не прорвались.

Все остальное в регионе развивалось по инерционному сценарию, за исключением, может, наметившихся преобразований в Узбекистане, а также внезапного обострения в отношениях между Киргизией и Казахстаном. Тем не менее, происходящее именно в Узбекистане, самой населенной стране Центральной Азии, после внезапной смерти бессменного лидера и политического аксакала постсоветского пространства Ислама Каримова, выглядит определяющим и стабилизирующим трендом развития всего региона на ближайшие годы.

Новый президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев затеял у себя в стране перестройку, начав ее гораздо раньше, чем к ней подступил в свое время Михаил Горбачев, пытаясь преобразовать СССР, спасая его от грядущего социального и экономического коллапса. Похоже, так, на опережение, действовать Мирзиёева заставляла необходимость как можно скорее утвердиться во власти. Короткая скамейка запасных в чиновничьей когорте, не способная разрешить кадровый голод, неопределенность перспектив нового посткаримовского курса, ошеломительные указания, спускавшиеся провинциальному начальству сверху по исполнительной вертикали, неопределенность с ресурсами поддержки со стороны региональных кланов, — все это рисовало картину первых нововведений со стороны нового руководства несколько хаотичной.

Тем более что четвертьвековое наследие каримовского правления оставило свой след не только в экономике и социуме, но и в ментальности узбеков, привыкших к своему бесправию перед лицом всесильного государства, его тотальному безразличию к нуждам тех, кто находится внизу социальой лестницы. Достаточно вспомнить, сколь унизительно отзывался Каримов о трудовых мигрантах, вынужденных уезжать из Узбекистана в поисках работы, чтобы прокормить семью, называя их лентяями и бездельниками. А таких были миллионы людей…

Мирзиёев с самого начала повел себя иначе, что выглядело поразительно. Однако поверить в то, что начальники, по-узбекски — раисы, начнут относиться к своим уехавшим на заработки соотечественникам чуть с большим вниманием, было трудно. И тем не менее, официальный Ташкент перестал, наконец, делать вид, что участь доброй четверти трудоспособных узбеков, работающих вне страны, его не касается.

Выделить именно эту человеческую деталь среди прочих подвижек, отличающих новую узбекскую власть от предыдущей, представляется важным, потому что другие «открытия» новой власти, например, что главная проблема экономики страны — в ее полной зависимости от государства вкупе с отсутствием свободной конвертации иностранной валюты, — кажутся вполне очевидными. Что и было сделано, разумеется.

Тем не менее, главным свидетельством обновления внутренней политики в Узбекистане стали резонансные шаги по освобождению из заключения многолетних узников каримовской эпохи, лишенных свободы еще в прошлом веке. На этом фоне вызывающе смотрятся новые аресты и преследования журналистов и правозащитников, произошедшие уже в этом году. Эти действия узбекских силовых структур, демонстрирующих стремление сохранить свой контроль над всеми сторонами общественной жизни, показывают, сколь напряженной и противоречивой остается расстановка сил среди правящих элит страны. Не случайно президент Мирзиёев заявил о необходимости разработать новый закон, регулирующий деятельность Службы национальной безопасности (СНБ), который, по имеющимся данным, должен будет существенно ограничить полномочия узбекских чекистов.

Для внешнего же мира чрезвычайно важными выглядят новые приоритеты во внешней политике Узбекистана, очень быстро начавшие воплощаться в реальные действия в 2017 году. Ташкент обозначил своей целью укрепление тесного и доверительного регионального сотрудничества в Большой Центральной Азии, включающей в себя также и Афганистан. Этот рациональный подход основан хотя бы на географическом положении Узбекистана, граничащего абсолютно со всеми странами региона, делающим его естественным средоточием инфраструктурных и ресурсных проектов, объединяющих Центральную Азию. Маршруты первых зарубежных визитов Мирзиёева и их результаты весьма выразительно свидетельствуют как о региональных амбициях Ташкента, так и об ограничениях в их реализации. Единственная соседняя страна, с лидером которой узбекский президент еще не встретился в двухстороннем формате (многосторонние саммиты не в счет) — это Таджикистан.

Если модернизация Узбекистана при Мирзиёеве даст свои первые результаты, а региональная повестка дня Ташкента окажет заметное влияние на оздоровление атмосферы межгосударственных отношений в Центральной Азии (достаточно напомнить о существенном продвижении в решении пограничных споров между соседями по региону после смены власти в Ташкенте), то впору будет говорить о появлении нового лидера на евразийском субконтиненте. Кроме того, при подобном стечении обстоятельств мы станем свидетелями удачного транзита власти, случившегося в форс-мажорных обстоятельствах и приведшего к модернизации страны.

Другая смена власти, о которой мы упоминали в начале обзора, — в Киргизии, — важна уже хотя бы тем, что она состоялась впервые как мирная передача президентских полномочий от одного избранного на выборах президента другому (Роза Отунбаева, передававшая в 2011 году полномочия Алмазбеку Атамбаеву, была назначенным временным президентом). Само по себе это чрезвычайно важное событие, поскольку ни одна страна постсоветской Центральной Азии не может похвастаться подобным достижением, в Туркмении и Узбекистане лишь смерть предыдущего правителя открывала дорогу его преемнику, а в Казахстане и Таджикистане до сих пор у власти те, кто взял ее после распада СССР — с той разницей только, что в последнем случае это случилось в экстраординарных условиях гражданской войны.

Другое дело, что киргизский транзит власти вряд ли можно считать полностью завершенным. Можно с уверенностью предположить, что считающийся отошедшим от дел четвертый президент Киргизии Алмазбек Атамбаев в наступающем 2018 году предпримет серьезные усилия, чтобы вернуться во власть. Станет ли это результатом досрочных парламентских выборов, которые позволят ему занять пост спикера, либо каким-то иным образом, сказать сейчас трудно…

Другим важным итогом 2017 года, имеющим отношение к Киргизии и ее бывшему президенту, но не относящимся к позитивным сторонам его правления, следует считать масштабный кризис в киргизско-казахстанских отношениях, спровоцированный грубой риторикой Атамбаева в адрес президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, а также его окружения. Несмотря на то, что острую фазу кризиса удалось преодолеть благодаря взвешенным действиям нового, пятого президента Киргизии Сооронбая Жээнбекова, без промедления ответившего на миролюбивые сигналы, полученные от Назарбаева, предновогодним визитом в Астану, — полностью исчерпанной проблему считать преждевременно. Бишкеку предстоит серьезная работа по исполнению обязательств, взятых на себя при вступлении в Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

После российского суда над бывшим министром экономразвития Алексеем Улюкаевым даже боимся предположить, что означает жест президента Казахстана.

С другой стороны, эти события показали явное несовершенство структурных механизмов ЕАЭС, призванных решать межгосударственные конфликты и споры между членами союза, вызванные односторонними действиями одного из них в отношении другого, — в данном случае, действиями Казахстана на границе с Киргизией. Выяснилось, что Евразийская экономическая комиссия (ЕАК), главный исполнительный орган ЕАЭС, призванная быть арбитром в подобной ситуации, оказалась не в состоянии сыграть эту роль, в ее уставных документах не значатся подобные функции… Не стал заниматься урегулированием конфликта и Высший совет глав государств ЕЭАС, отдав этот вопрос на уровень двухстороннего формата отношений в ожидании смены власти в Киргизии, что указывало на определяющую роль личностного фактора в этом конфликте.

Тем не менее, приходится признать, что ЕАЭС в его центральноазиатском сегменте в уходящем году чуть ли не приказал долго жить…

Еще одним и возможно, более важным уроком клинча-2017 между Астаной и Бишкеком является то, что он обнажил всю неоднозначность, если не сказать, — двусмысленность нынешнего этапа киргизского пути к демократии, которым так любят гордиться некоторые представители киргизской элиты. Вседозволенность власти, циничное попрание ею закона и повсеместное использование административного ресурса, тотальное преследование оппозиционной прессы, откровенно клановый подход при решении кадровых вопросов — все это дискредитирует нынешнюю киргизскую действительность, претендующую на соответствие современным демократическим стандартам.

Продолжение следует.


facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
мерседес


Публикации Авторов:

13.11.2019
"EADaily"
Узбекистан покинул тройку мировых лидеров по экспорту хурмы

11.11.2019
"RIA Novosti"
Эксперты рассказали о взаимодействии России и Китая в Азии

11.11.2019
"TASS"
Макрон заявил о готовности решать проблемы Центральной Азии со всеми странами региона

11.11.2019
"Haqqin.az"
Резиденция президента Казахстана осталась без света

06.11.2019
"Haqqin.az"
Таджикистан задумал передать Узбекистану территорию с золотом

01.11.2019
"LSM.kz"
Казахстан поставил ультиматум странам ЕАЭС

01.11.2019
V.Panfilova, NG
Пекин осваивает Горный Бадахшан

30.10.2019
J.Lillis, EN
Кто же все-таки лидер нации в Казахстане?

24.10.2019
K.Karabekov, Ъ
Дело экс-президента Кыргызстана рассмотрят конституционно

24.10.2019
"Nezavisimaya gazeta"
Туркменский газопровод берут под охрану афганские военные

23.10.2019
V.Panfilova, NG
Назарбаев возвращает свои полномочия

18.10.2019
A.Saruar (LSM.kz)
Казахстан проиграл всем странам ЕАЭС во взаимной торговле

16.10.2019
"CentrAsia"
Вернут ли Жээнбеков и Трамп американскую военную базу в Кыргызстан?

15.10.2019
V.Panfilova, NG
Назарбаев убеждает, что в Казахстане лишь один президент

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней