Андрей Казанцев: Боевики из Сирии уйдут в Центральную Азию
пятница, 15 декабря 2017 г. 10:32:34
Победа над террористами в Сирии означает, что уцелевшие боевики будут просачиваться в другие регионы. Возрастает угроза терроризма на постсоветском пространстве. Об этом пишут авторы подготовленного Центром изучения перспектив интеграции доклада «Угроза религиозного экстремизма на постсоветском пространстве» («ЕЭ» публиковал обзор тезисов доклада). Соавтор доклада директор и главный научный сотрудник Аналитического центра ИМИ МГИМО Андрей Казанцев в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал, где следует в первую очередь ожидать распространения террористической угрозы и что необходимо делать для борьбы с ней.
 
- Андрей Анатольевич, президент России Владимир Путин недавно объявил о разгроме террористов в Сирии и окончании военной операции. Теперь те, кто уезжал воевать за боевиков, начнут возвращаться домой либо перемещаться на другие территории. На ваш взгляд, какие регионы будут подвержены наибольшей опасности со стороны этих людей?
 
- Во-первых, они будут возвращаться домой, то есть основные регионы – это регионы происхождения террористов. Если брать Россию, то Северный Кавказ был основным местом происхождения, немного Поволжье, выходцы из разных национальных диаспор в крупных городах. Они совершенно необязательно будут возвращаться конкретно к себе домой. Они вообще необязательно будут возвращаться в Россию.
 
Небольшая часть вернется домой, соответственно, там это будет приводить к усилению угрозы. Но очень многие будут оседать по дороге, а где это «по дороге» – непредсказуемо. Может быть и в Западной Европе, и в Турции, и где-то в России. И очень многие будут перемещаться в новые точки.
 
ИГИЛ пытается сформировать некие новые точки приложения, например, в нашем регионе это Афганистан. В Афганистане действует подразделение ИГИЛ, которое называется «Исламское государство – Хорасан». В нем состоит много боевиков именно из постсоветских стран, в том числе и центрально-азиатского происхождения. И чеченцы там есть, но они не всегда из России. Это могут быть чеченцы, которые были беженцами из России, например, в Австрию, которые потом попали на Ближний Восток. Но все равно они воспринимают Чечню как свою родину независимо от того, гражданами какой страны они являются.
 
Основная зона оперирования – это, конечно, будет Центральная Азия, те регионы, которые расположены близко к Афганистану: Таджикистан, Кыргызстан, Туркменистан, Узбекистан. Здесь нужно будет прилагать усилия к охране границ, к борьбе с возможностью распространения данной угрозы на страны Центральной Азии.
 
- На презентации доклада вы отметили, что таким организациям по безопасности, как ШОС и ОДКБ, есть над чем работать в плане борьбы с терроризмом. Чего не хватает сейчас этим организациям?
 
- В Организации Договора о коллективной безопасности борьба с терроризмом как раз является одной из основных задач. В частности, основной для ОДКБ является проблематика возможного возврата боевиков, возможного вторжения боевиков из Афганистана.
 
Организация настолько действенна, насколько ее члены готовы взаимодействовать, интегрироваться.
 
ШОС – это организация, в которую входят государства, которые иногда являются даже противниками, например, Индия и Пакистан. Когда принимаются общие решения, они принимаются по принципу так называемого наименьшего общего деноминатора – то, на что согласятся все. На что могут согласиться Индия и Пакистан, если они враги?
 
Соответственно, ШОС не является тем форматом, где может быть налажено конкретное взаимодействие. ОДКБ таким форматом является. Но здесь тоже есть много препятствий, связанных в том числе с позициями государств, с их возможностями (даже зачастую объективными). У них может не быть соответствующих возможностей в силу финансовых сложностей, например. Ситуация в Таджикистане или Кыргызстане, с точки зрения финансовых возможностей спецслужб, совершенно не такая, как в России.
 
- В докладе не затрагивались вероятные угрозы для Беларуси, хотя она состоит в Союзном государстве с Россией, а также в Евразийском экономическом союзе. Есть ли сейчас такая угроза?
 
- Здесь есть два аспекта. Первый заключается в том, что ситуация с угрозой для Беларуси такая же, как ситуация с угрозой для любой другой страны мира. К сожалению, имеют место организованные конкретно ИГИЛом теракты даже в Австралии. Казалось бы, Австралия расположена намного дальше от Ближнего Востока, чем Беларусь, и мусульман там нет. Изначально миграция в Австралию не предусматривала исламский компонент, но со временем он возник.
 
Получается, что теракты могут произойти вообще везде, и предсказать их невозможно. Поэтому Беларусь ровно в таком же положении, как и все другие страны мира. Угроза глобальная, а значит она есть и для Беларуси.
 
Второй аспект связан конкретно с Беларусью. Есть общие процессы, происходящие на постсоветском пространстве, и Беларусь находится в едином пространстве с точки зрения миграции в рамках ЕАЭС. Есть трудовые потоки, учащиеся могут спокойно приезжать из Кыргызстана, Казахстана, из России в Беларусь. Соответственно, угроза является общей.
 
Для России угроза больше, потому что Россия для ряда террористов, например, северокавказского происхождения, является страной, где они осуществляют то, что они считают своей борьбой.
 
- На презентации доклада вы также отметили недостаточную работу гражданского общества. На ваш взгляд, как ее активизировать?
 
- Здесь важна позиция самого гражданского общества, выраженная, прежде всего, через СМИ, систему образования, то есть его собственные инициативы. А для этого очень важен компонент образовательного, просветительского процесса, чтобы оно знало про эти угрозы, знало, как с этим бороться.
 
Также важна позиция государства, но не по линии спецслужб и силового подавления, потому что это как раз может пугать. Представьте себе родителя, у которого есть подозрение, что его ребенок попал в некую джихадистскую секту. Если он пойдет в спецслужбы, то этим может создать для своего ребенка проблему. Для родителя должна быть некая структура, где он может посоветоваться, где он не будет бояться. Формирование таких структур, которые будут работать психологически, объяснять – это, наверное, задача уже государства.
 
"Евразия.Эксперт"
Беседовала Юлия Рулева.
14.12.17

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
kolesa.kg


Публикации Авторов:

23.01.2018
"Liter.kz"
Генсек ООН заявил о готовности оказать поддержку водным и энергетическим проектам в Центральной Азии

23.01.2018
V.Panfilova (NG)
Кабул заработает на транзите газа миллиард долларов в год

22.01.2018
A.Kupriyanov (Izvestiya)
Китаестан. Зачем КНР военная база в афганском Бадахшане

18.01.2018
"Afghanistan.ru"
США: Афганистан как никогда близок к мирным переговорам с движением «Талибан»

18.01.2018
V.Panfilova (NG)
Россия окажется под центральноазиатским напряжением

17.01.2018
K.Krivosheev, A.Djumaylo (Ъ)
Отношения Астаны и Вашингтона насыщаются сталью

17.01.2018
V.Panfilova (NG)
Назарбаев может стать посредником в диалоге США с Россией

16.01.2018
V.Panfilova (NG)
Узбекистан попал в черный список США

16.01.2018
"TASS"
Лавров указал на стремление США злоупотребить форматом "С5+1" в Центральной Азии

13.01.2018
"Afghanistan.ru"
США направит в Афганистан подразделения инструкторов и контрактную авиацию

13.01.2018
V.Panfilova (NG)
Эмомали Рахмон обещает не создавать проблем соседям

12.01.2018
S.Sakenov (Kursiv)
Ерлан Карин: «2018 год будет очень напряженным в плане отражения угроз для безопасности стран Центральной Азии»

11.01.2018
I.Skripach (Rueconomics)
Контакты Трампа и Назарбаева: шансы США на закрепление в постсоветской Центральной Азии оценил эксперт

11.01.2018
"Tengrinews"
Центральная Азия: режимы, бюрократия и нефтяные надежды

Все материалы раздела