«Пришло время смотреть на Афганистан как часть Центральной Азии» — Фредерик Старр
понедельник, 27 ноября 2017 г. 9:36:09
 
Политический аналитик, историк и писатель Фредерик Старр — об исторических связях и культурной идентичности Центральной Азии, современной логистике и бизнес-кооперации в регионе.
 
Фредерик Старр, политический аналитик США, автор книги «Утраченное Просвещение. Золотой век Центральной Азии от арабского завоевания до времен Тамерлана» в интервью «Газете.uz» рассказал о том, что означает термин «Большая Центральная Азия» и что может послужить стабилизации ситуации в Афганистане. Он находился в Узбекистане для участия в международной конференции «Центральная Азия: одно прошлое и общее будущее, сотрудничество ради устойчивого развития и взаимного процветания», прошедшей 10−11 ноября в Самарканде.
 
Фредерик Старр (Frederick Starr) — американский эксперт по России и Евразии, историк, писатель и джазмен. Автор и редактор 20 книг и более 200 статей по российской и евразийской тематике. В 1999 году участвовал в разработке первой комплексной стратегической оценки Центральной Азии, Кавказа и Афганистана для Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных Сил США. В 2017 году вошел в Американский совет по внешней политике. Основатель и председатель Института Центральной Азии и Кавказа (США).
 
— Вы были в Узбекистане на президентских выборах в декабре. Какие изменения можете отметить с тех пор?
 
— Чувствуется общее оживление. Растущее чувство оптимизма — реакция людей на конкретные шаги, а не абстрактные слова — не только в официальных кругах, но и у обыкновенных людей. Одно дело, когда такой настрой у чиновников, и совсем другое дело, когда оптимизмом дышат люди, которых встречаешь на улице. Это главное, потому что именно это дает результаты.
 
— Вы являетесь автором книг и статей об истории и культуре Центральной Азии. В чем основной посыл книги «Утраченное Просвещение. Золотой век Центральной Азии от арабского завоевания до времен Тамерлана»?
 
— Основной посыл ее в том, что такового нет. Я создал картину мира, существовавшего тысячелетие назад, и очень осторожно предоставил возможность каждому читателю самому сделать выводы. И разные люди вынесли различные выводы из прочитанного. Здесь, на конференции, одни говорят мне: «Разве мы сегодня не создаем то, что существовало тысячелетие назад?» Другие утверждают: «Мы должны понять, что та великая, золотая эпоха осталась в прошлом». И некоторые фокусируются на том, почему она закончилась, и на роли религиозных противоречий в закате этого золотого периода. Другие говорят, что главный посыл в том, что индивиды, талант человека — вот что имеет значение.
 
Я преднамеренно не оставил своих заключений, так как если бы я сделал это, то тем самым лишил бы читателя возможности вынести собственное суждение. Люди, живущие здесь, сами прочтут и решат, что имеет значение сегодня.
 
Я не гражданин Центральной Азии. Многомиллионные жители этих стран, именно они должны определить значение той эпохи и то, что важно сегодня. Я же подобно исследователю прошел в ту эпоху и написал отчет о том, что увидел.
 
— Каким вы видите региональное партнерство между центральноазиатскими государствами?
 
— Оно будет развиваться органически, на практике. Разрешите спросить, в скольких странах Центральной Азии вы побывали? В четырех из шести? Те, кто считают Центральную Азию состоящей из пяти государств, застряли в советском прошлом. Пришло время смотреть вперед.
 
 
— Нужно включить Афганистан в Центральную Азию?
 
— Естественно. Если не сделаете этого, то проиграете. Афганистан имеет самое большое или второе по численности население в регионе. Верните Афганистан в Центральную Азию — ее население превысит 100 миллионов человек. Сложно игнорировать такое образование.
 
Почему президенты государств региона хотят вернуть Афганистан в состав Центральной Азии? Это не вопрос безопасности. Не смотрите назад и не слушайте 30 лет пропаганды, говорящей, что Афганистан — это источник проблем. Он мог бы быть источником богатства. Его ресурсы так же хороши, если не лучше, чем ресурсы любой из пяти стран. Однажды он будет богатой страной.
 
Сегодня все лидеры Центральной Азии и президент Афганистана согласны, что это одна большая культурная зона.
 
— Некоторые исследовательские центры США пишут о Центральной Азии как части постсоветского пространства.
 
— Это бессмысленное утверждение, не имеющее никакого основания. Более 20 лет минуло, этот термин следует выкинуть.
 
— В 2005 году вы ввели термин «Большая Центральная Азия».
 
— Одна из причин, по которой я использую его, как раз в том, чтобы вернуть Афганистан. Уже 12 или 15 лет прошло с тех пор.
 
На конференции (в Самарканде — ред.) говорили о транспорте на восток, в Китай, Россию, но будто бы никто так и не взглянул на карту. Отсюда, из Ташкента, можно долететь до Нью-Дели за 2,5 часа — это гораздо быстрее, чем до Москвы или Пекина. Вот еще один вывод, который можно сделать из «Утраченного Просвещения». Самыми важными и продолжительными взаимоотношениями Центральная Азия была связана с тогдашней Индией — сегодня это территория Пакистана. Россия завоевала Центральную Азию, разрушила суверенитет. Китай когда-то завоевал Центральную Азию. Индия никогда не покоряла ее, наоборот, Центральная Азия штурмовала Индию и была создана Могольская империя.
 
Ведя автомобиль, вы смотрите вперед, а не в зеркало заднего вида. Глядя в будущее, Афганистан — это правильный путь. Изменения, которые происходят здесь, реальны, позитивны, они не «против», а «за» Центральную Азию. Международные организации, соседние страны, большие державы — они должны считаться с этим. До этих пор все говорили, что Центральная Азия должна считаться. Теперь это совсем другой разговор.
 
 
— Как принести стабильность в Афганистан? Как перестать видеть в нем угрозу? Нравится ли вам политика администрации США в отношении Афганистана?
 
— Это значительное улучшение. После восьми лет политики «ухода» и акцента на том, что мы не делали, акцент ставится на то, что мы делаем и не собираемся бросать эту работу. Министр иностранных дел Афганистана очень позитивно отозвался об этом. Это важный сигнал. Он означает большую вовлеченность Центральной Азии.
 
В Центральной Азии говорят: «Мы будем торговать с Афганистаном и инвестировать, как только все стихнет, сразу же». Это неправильный подход. Сегодня в Мазари-Шарифе очень активное, современное, талантливое бизнес-сообщество. Молодежь творит восхитительные вещи. Зарабатывают, ведут успешный бизнес, инвестируют за рубеж. Эти молодые бизнес-лидеры по меньшей мере так же современны, как бизнесмены в странах Центральной Азии.
 
Сегодня — а не завтра — можно организовать самолет с сотней бизнесменов из Узбекистана в Мазари-Шариф, и я обещаю вам, результатом станут взаимные инвестиции. Вот это создает стабильность. Не упускайте эту возможность. Если ждать слишком долго, кто-то другой воспользуется этим и не останется роли для Узбекистана. Это будут люди из Аргентины, Тайваня или Китая.
 
— Что можно сделать для улучшения межрегиональной бизнес-кооперации?
 
— Во-первых, шаги, предпринимаемые правительством в отношении валютной ситуации очень важны. Нельзя создавать бизнес-кооперацию, если у вас ненормальная ситуация с валютой. Во-вторых, визы. Нужны упрощения, очень быстро. В-третьих, необходима очень простая, справедливая и эффективная система налогообложения. Вот тогда будет цвести бизнес.
 
Правительство Узбекистана хорошо осведомлено об этом и очень здравомысляще. Предпринимаются действия, и, думаю, результаты появятся очень быстро.
 
Мы обсудили в большей степени то, что Узбекистан еще не осуществил или ему следовало бы сделать. Важно подчеркнуть и то, что уже сделано. Ведется серьезная работа по возвращению наследия. Прекрасные издания выпущены — на русском языке, но весь мир идентифицирует то, что в них, с Узбекистаном. Я уже говорил о том, насколько важно проложить прямой, кратчайший путь в Индию. Мой хороший друг Эдвард Ртвеладзе — автор книги «Великий Индийский путь», очень важной, где показано, что на протяжении трех тысячелетий Шелковый путь шел в Индию, а не в Китай. Многие делают вещи, важнейшие для развития Узбекистана, как эта книга, и многие другие. Спортсмены, ученые, оперные певцы, музыканты с мировым именем. Это позитивная, замечательная история Узбекистана.
 
Узбекистану предстоит ответить еще на один вызов: талантливые люди вроде вас, прекрасно владеющие английским, с широким кругозором, — они говорят только для аудитории в Узбекистане. И как результат, у Узбекистана нет голоса за рубежом. Только официальные речи президента. Новое правительство приветствовало бы ваш голос за границей, я даже сделал предложение Элдору Арипову (директор Центра международных отношений при МИДе — ред.) касательно семинара о том, как писать на английском для международной прессы.
 
«Газета.uz»
Нозима Давлетова
21.11.17

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
мэрс


Публикации Авторов:

11.12.2017
I.Subbotin (Afghanitsan.ru)
Визит Гани в Ташкент: Узбекистан становится ключевым игроком в новой расстановке сил

11.12.2017
V.Panfilova (NG)
Центральной Азии угрожают игиловцы и наркомафия

06.12.2017
"CA -news"
Жизнь в Центральной Азии: Первый год президента Шавката Мирзиёева

06.12.2017
V.Panfilova (NG)
Узбекистан прокладывает путь к иранским портам через Афганистан

02.12.2017
"News.am"
Эксперт: Страны ЦА не смогут противостоять угрозе терроризма без поддержки России

01.12.2017
A.Hodasevich (NG)
Лукашенко передал ОДКБ под опеку Назарбаева

30.11.2017
V.Panfilova (NG)
Кыргызстан подтвердил курс на Россию

29.11.2017
"RIA Novosti"
В Европарламенте заявили, что Россия вытесняет США из Центральной Азии

29.11.2017
A.Hodasevich (NG)
Минск и Астана не собираются интриговать против Москвы

28.11.2017
V.Panfilova (NG)
Страны Центральной Азии ищут возможность сближения

28.11.2017
"RIA Novosti"
Астана предложила провести встречу лидеров стран Центральной Азии в марте

21.11.2017
A.Polubota (SP)
Друзья Путина переругались, не поделив границу и деньги

21.11.2017
"Rusrand.ru"
На «узбекские грабли». Чем закончится переход Казахстана на латиницу?

20.11.2017
"Afghanistan"
Теракты против оппозиции: Кабулу угрожают новые политические альянсы

Все материалы раздела