Назиф Шахрани о Большой Центральной Азии, региональной интеграции и стабильности
среда, 1 ноября 2017 г. 17:01:04
Профессор антропологии Университета Индианы Назиф Шахрани десятилетиями изучает Центральную Азию. Его первое полевое исследование (1972-1974 гг.) было посвящено изучению культурной экологической адаптации небольшой группы тюркоязычных кыргызов-кочевников и их оседлых соседей, ваханцев, в северо-восточном Бадахшане, Афганистане, и было обобщено в книге «The Kirghiz and Wakhi of Afghanistan: Adaptation to Closed Frontiers» (1979). С начала 1980-х годов его исследования были направлены на понимание влияния ислама на социальное воображение народа Афганистана в отношении их будущего и влияние таких изображений будущего на их действия и действия. В частности, он изучал отдельные мусульманские семьи Узбекистана в более широком контексте советского прошлого и господствующей «политической культуры научного атеизма».
 
— Вы — известный учёный, который провел немало антропологических исследований в Центральной Азии. В последние годы становится популярной идея «большой Центральной Азии», согласно которой постсоветская Центральная Азия рассматривается в единой связи с Южной Азией и с Афганистаном, в частности. Насколько, на Ваш взгляд,  эта теория обоснована антропологически? Как 25 лет независимости способствовали обмену между этими странами, в частности, между людьми? Есть определенные миграционные потоки, обмен туристами и студентами, но политические и экономические связи все ещё остаются недостаточно развитыми, не так ли?
 
Да, я думаю, это хорошие вопросы. Еще не поздно. К сожалению, лидеры Центральной Азии слишком долго приходили к осознанию этого. Эти регионы, возможно, имеют гораздо больше общих интересов друг с другом, чем с Россией или Западной Европой. Отношения между Центральной Азией, Юго-Западной Азией и Ближним Востоком имеют очень долгую историю, уходящую вглубь веков на 1300 лет, со времен прихода сюда ислама и даже еще раньше с древних времен. В исторические периоды, по крайней мере, с момента подъема ислама, эти регионы – Центральная Азия, Индийский субконтинент, Иран, Турция, а также Ближний Восток и Северная Африка – имели очень близкие отношения, как коммерческие, так и политические, культурные, образовательные и религиозные. Более того, чем быстрее эти регионы наладят между собой связи, тем лучше будет их народам.
 
Эти искусственные, навязанные европейцами линии границ разъединили родственные народы, а их общие культурные традиции начали все больше отдаляться друг от друга, двигаясь в разные стороны. В республиках бывшей советской Центральной Азии народы русифицировались и сближались с русской культурой; на Индийском субконтиненте они англизировались и двигались в сторону британской культуры.
 
Печально, что национальные границы здесь были определены и навязаны извне – например, русскими в Центральной Азии, Францией и Великобританией в юго-западной Азии и на Ближнем Востоке. Конечно, мы все знаем, что в 18 веке европейцам самим приходилось воевать за свои национальные границы, создавать независимые государства, со своими флагами, названиями, государственными гимнами и прочим. Однако, в течение последних 65-70 лет они осознали, что эти границы были не такими уж и полезными, и поэтому они создали Европейский Союз. ЕС свёл к нулю значение тех границ, за создание которых они так ожесточённо воевали. К сожалению, народы Центральной Азии и соседних с ней регионов не создавали своих границ и не воевали за них друг с другом, не было этого ни на индийском субконтиненте, ни в арабском мире. Их государственные границы были созданы европейцами, с тех пор они прочно закрепились и сейчас они готовы воевать друг с другом, чтобы их защитить. Эти искусственные, навязанные европейцами линии границ разъединили родственные народы, а их общие культурные традиции начали все больше отдаляться друг от друга, двигаясь в разные стороны. В республиках бывшей советской Центральной Азии народы русифицировались и сближались с русской культурой; на Индийском субконтиненте они англизировались и двигались в сторону британской культуры. Некоторые арабские и северо-африканские страны оказались под влиянием Франции. Так что это вопрос времени, когда лидеры этих стран попробуют объединиться и создать свой Центрально-азиатский, Юго-западный и Ближневосточный Союз, чтобы защитить свои интересы от китайского, российского, западно-европейского и американского проникновения в регион.
 
— Как мы можем связать этот регион, разрываемый ожесточёнными этническими и религиозными конфликтами? Нужно и реалистично ли это вообще? Есть ли примеры этого в истории? 
 
Я не думаю, что у нынешних конфликтов в регионе и вне его существуют религиозные корни. Это Европа и Россия пытаются нас убедить, что эти конфликты религиозные. Это не так. Они в основе своей политические. Они проистекают из-за конкуренции за доступ к ресурсам этих регионов. Русские хотят продолжать контролировать ресурсы в своих бывших колониях, американцы хотят иметь свою долю, теперь и китайцы выходят на сцену и, конечно, европейцы с давних пор были вовлечены в этот процесс. Так что, я думаю, мы должны прийти к пониманию того, что наши религиозно-сектантские различия в самом исламе не являются источником конфликта. Причина конфликтов – это инструментализация нашей веры внешними силами, а также безответственными местными правящими элитами стран региона. Национальные лидеры приписывают конфликтам религиозный характер для того, чтобы оправдать свою диктатуру и деспотичное правление. Это суть проблемы. Я думаю, люди в этом регионе должны осознать это и потребовать, чтобы политическая система в этих регионах стала более демократичной, уделяла больше внимания рассмотрению прав человека на основе исламских ценностей справедливости и мирного сосуществования. Исламских ценностей, которые на протяжении тысячи лет помогали народам региона жить вместе, как мусульманам, вне зависимости от их языковых, этнических или сектантских различий.
 
Мы можем восстановить относительное спокойствие доколониальных времён, если осознаем, что политизация религии, языка или национальности – это «отравленные подарки» западного колониализма. Созданные ими проблемы, такие как закрытие границ и пограничные споры — абсолютно новые, они препятствует торговле и обмену, блокируют людские потоки, сотрудничество в сфере образования и науки, перемещение товаров и услуг внутри и между регионами. Из-за искусственно созданных стран и тяжелых условий сейчас люди из Центральной Азии, Афганистана и Юго-Западной Азии вынуждены искать работу в России или в Западной Европе или смотреть, как происходит «утечка мозгов» даже в Америку. Вот это и есть настоящая природа проблем региона. Я думаю, если бы руководители стран самого региона смогли преодолеть межличностные разногласия и наладить сотрудничество, народы Центральной Азии, Южной Азии и Ближнего Востока могли бы создать мощный экономический и политический блок. Блок, который бы мог противостоять будущему проникновению Китая, а также ликвидировать существующую российскую, американскую и европейскую эксплуатацию своих природных ресурсов, которая стала причиной бедности и конфликтов внутри регионов и между ними. Но для этого необходимо мудрое руководство со стороны самих государств, а также настойчивость со стороны народов региона в создании лучшего и более справедливого правления. Тогда более инклюзивные политические и экономические системы в свою очередь позволят решать мириады проблем этих регионов, такие как бедность, безработица, отсутствие возможностей для увеличивающегося молодого населения.
 
— Но разве американские и китайские инициативы в регионе не могут способствовать его интеграции? Возможно, только Россия не разделяет идею коннективности этих регионов ( им не нравится теория «большой Центральной Азии»)? 
 
«Один пояс, Один путь», возрождающая древний Шелковый путь – очень хорошая идея, но не должно быть так, чтобы Китай стал единственным бенефициаром этого проекта.
 
Обе эти страны имеют глобальные имперские амбиции. Новые империи 21-го века называются «трастовыми империями» или «империями по приглашению». Эти новые империи держат свои целевые страны в состоянии перманентных политических и/или экономических беспорядков. Чтобы у малых стран всегда была потребность позвать на помощь или пригласить великие державы, такие как Америка или Китай, на правах «большого брата» вмешаться в эти беспорядки и решить их национальные или региональные проблемы. Это необходимо признать, как совершенно новую форму империализма 21-го века. Новые «трастовые империи» (empires of trust) – это часть реальности нашего времени, будь то американцы, русские, Китай или страны ЕС. Они могут быть полезными или вредными, но народы региона и их правительства должны подходить с умом к вопросу о том, как использовать их присутствие в регионе.
 
Этот регион имеет очень молодое население и если бы они были достаточно образованы, вооружены эффективными знаниями и необходимыми навыками, они были бы самым большим богатством Центральной Азии
 
Например, новая китайская инициатива «Один пояс, Один путь», возрождающая древний Шелковый путь – очень хорошая идея, но не должно быть так, чтобы Китай стал единственным бенефициаром этого проекта. Мы должны действовать с умом в вопросе о том, как продвигать наши собственные интересы наряду с интересами Китая в регионе или американскими и европейскими интересами. Я считаю, что развитие наземных и морских коммуникаций для облегчения транснациональных потоков энергии или увеличения торговли и обмена в регионе, все это очень позитивные изменения. Но не должно быть так, что природные ресурсы, углеводородное сырье или гидроэлектроэнергия будут забираться и использоваться великими державами, в то время как народы этих стран опять останутся в нищете, не получая никакой выгоды от своих собственных природных ресурсов или растущего человеческого капитала в лице их молодого поколения.
 
Вы помните, что этот регион имеет очень молодое население и если бы эти молодые люди были достаточно образованы, вооружены эффективными знаниями и необходимыми навыками, они были бы самым большим богатством Центральной Азии, Западной Азии и Ближнего Востока. Но опять, это требует мудрого и ответственного руководства, которое бы могло использовать возможности, приносимые в регион великими державами, в частности, с возрождением древнего Шелкового пути.
 
— Является ли Афганистан причиной радикализма в Центральной Азии? Насколько обоснованы опасения распространения экстремизма?
 
После развала Советского Союза его государства-преемники в Центральной Азии стали чрезвычайно автократичными по отношению к своим народам приняли жёсткую анти-исламскую и анти-религиозную политику.
 
Нет сомнений в том, что проблема Афганистана последних 40 лет уходит корнями в интервенцию в эту страну со стороны бывшего Советского Союза. То необдуманное решение советского руководства привело к возникновению в Афганистане массового сопротивления в форме исламского джихада против коммунизма и Советов. Американцы, саудиты и некоторые европейцы в условиях холодной войны использовали это как возможность для своей борьбы с бывшим Советским Союзом. Это действительно было всеобщее сопротивление народов Афганистана против советской агрессии, которая привела к глобализации джихада. То есть, мусульмане со всего мира прибывали на помощь афганским моджахедам. Многие тысячи мусульман со всего мира участвовали в джихаде Афганистана, и конечно, они получили здесь как военные навыки, так и идеологическую радикализацию. Бывший Советский Союз потерпел поражение и в 1989 году был вынужден униженно вывести свои войска из Афганистана.
 
То, что последовало после развала СССР, открыло совершенно новую фазу политической радикализации в регионе. Крах Советского Союза плюс американское вторжение в Ирак в ходе первой войны в Персидском заливе стали главными факторами, определяющими траекторию развития радикализма — в регионе и в глобальном масштабе. После развала Советского Союза его государства-преемники в Центральной Азии стали чрезвычайно автократичными по отношению к своим народам и приняли жёсткую антиисламскую и антирелигиозную политику. Военный триумф афганских моджахедов вопреки ожиданиям не сопровождался созданием обещанного исламского государства. Вместо этого кровавые междоусобные войны, вызванные рядом сложных причин, в конце концов привели к подъему движения «Талибан» и к еще большей войне и нестабильности. Эти изменения сопровождались первыми сигналами глобального террора против США, кульминировавшие в теракте 11 сентября 2001 года, последующей интервенции США и НАТО в Афганистан и американском вторжении в Ирак в 2003 году.
 
Эти руководители должны признать тот факт, что для решения их критически важных местных, национальных и региональных проблем им необходимо будет опираться на их собственные ценности, их собственную религию и их собственную идеологию, вместо того чтобы отвергать их и становиться ненавистными самим себе, своим народам и культурам.
 
Как отмечалось ранее, корень проблемы не был религиозным или исламским. Проблема уходит корнями в политику «великих держав» по поддержке деспотических систем управления в большинстве государств этого региона и враждебности к исламу. Народам этих регионов не позволяют стать/почувствовать себя частью своей собственной системы управления. Правительства воспринимаются как нечто чужеродное, навязанное внешними силами.
 
Повторю, что религия – не является сутью региональных проблем. Поэтому не стоит ожидать от религии и решения проблемы. Скорее это будет зависеть от того, насколько и как национальные и региональные руководители смогут создать более инклюзивную систему управления и соответствующие экономические структуры в ответ на возникающие внутренние и глобальные вызовы, и как они смогут эти вызовы разрешить. Эти руководители должны признать тот факт, что для решения их критически важных местных, национальных и региональных проблем им необходимо будет опираться на их собственные ценности, их собственную религию и их собственную идеологию, вместо того чтобы отвергать их и становиться ненавистными самим себе, своим народам и культурам. К сожалению, пока эта проблема в разной степени характерна для всех элит региона, будь то Центральная Азия, Афганистан, Индийский субконтинент, Иран или Турция.
 
— Есть ли у вас какие-то интересные прогнозы относительно афганско-узбекских отношений в связи с приходом нового президента Узбекистана и его региональными инициативами?
 
Недавно я слышал об инициативах нового президента Узбекистана, которые планируется реализовать в регионе, и мы надеемся, что они позволят улучшить отношения связи не только с Афганистаном, но также и с Кыргызстаном, Таджикистаном, Казахстаном. К сожалению, граждане этих государств очень долгое время страдали от особенностей управления и межличностных конфликтов некоторых правителей. Мы надеемся, что ситуация изменится после того, как новый режим укрепится в Узбекистане. Конечно, народы Афганистана и Узбекистана имеют много общего и они будут приветствовать любые улучшения в двусторонних отношениях. Обе страны могли бы извлечь пользу из более тесных связей, и они не должны бояться друг друга.
 
Самая большая проблема в сегодняшнем Афганистане это отсутствие хорошего правительства. Западные европейцы и американцы вместо ответственного и эффективного правительства создали самое коррумпированное правительство на земле.
 
Пакистан и Иран, к сожалению, из-за своих региональных интересов продолжают вмешиваться в афганские дела. Однако проблему безопасности в Афганистане невозможно решить, не решив проблему управления в стране. В течение последних полутора десятилетий у нас в стране находились американцы и европейцы, которые помогали нам создать демократическое правительство. К сожалению, все, что они создали – это клептократические режимы, которые разворовывают всё — от иностранной помощи до всего, что осталось в стране, набивают собственные карманы, вместо того чтобы помочь бедному народу и создавать рабочие места. Самая большая проблема в сегодняшнем Афганистане — это отсутствие хорошего правительства. Западные европейцы и американцы вместо ответственного и эффективного правительства создали самое коррумпированное правительство на земле.
 
Центральноазиатские улемы-реформаторы, понимающие постсоветские реалии, могут предложить гораздо более прогрессивную и человечную альтернативу в восстановлении исламских знаний и практик в регионе.
 
Узбекистан также должен смягчить свою внутреннюю политику в отношении своего народа. Я уверен, что узбекский народ никогда не примет жестокую и бесчеловечную интерпретацию ислама от движения «Талибан». Ее также никогда не примут Кыргызстан, Казахстан, Туркменистан или Азербайджан. Почему они должны бояться талибов? Криминальные банды, очерняющие ислам, такие как Талибан, никогда не смогут найти последователей в этих странах, потому что люди в этих странах гораздо более образованы и развиты, чтобы принять искаженную и фанатичную талибовскую версию норм ислама. 
 
Центральноазиатские улемы-реформаторы, понимающие постсоветские реалии, могут предложить гораздо более прогрессивную и человечную альтернативу в восстановлении исламских знаний и практик в регионе. Именно это необходимо продвигать в регионе, если они не хотя негативного влияния того, что происходит в Афганистане. Я не думаю, что тем, кто называет себя Талибан, Даеш, ИГИЛ или любыми другими именами, найдется место в Центральной Азии сейчас или в будущем, следовательно их не надо бояться. Их интерпретация ислама лжива и служит интересам внешних сил, которые стремятся нанести ущерб исламу.
 
— В чем причина последних неудач в создании эффективного правительства в Афганистане? Можно ли здесь отделить мифы от реальности?
 
Почему правительство из Кабула должно назначать всех – от губернатора, судьи, бухгалтеров до школьных учителей и клерков и до сторожей в офисах? Они должны просто рекламировать вакансии, на которые мог бы подавать кто угодно из любой части страны, будь то судебная система, финансы, образование или больница.
 
Главная внутренняя причина – политизация этнической идентичности, избыточный трайбализм, непотизм, коррупция и подавление, которые повлекли за собой раздробление общества в руках самодовольных афганских элит, сотрудничающих с международными силами. То есть, небольшая группа коррумпированных корыстных элит управляла Афганистаном от имени пуштунских племен с середины 18 века. Эти узурпаторы от имени пуштунского племенного сообщества, будучи сами клиентами внешних сил, поверили в то, что имеют эксклюзивное, монопольное право на управление страной. Они настояли на системе персонифицированного централизованного правительства, в которой они могут диктовать все из Кабула, щедро вознаграждая себя, своих родственников и друзей, наказывая или игнорируя всех остальных людей, как пуштунов, так и непуштунов. Они также взяли на вооружение политику внутреннего колониализма, поощряя и содействуя переселению пуштунов с юга и запада страны на ее север. Этот проект, продолжавшийся целый век, принес свои плоды – на севере Афганистана появилась основа для поддержки талибов и насилия. Это суть проблемы в Афганистане. В том, что маленькая эгоистичная группировка из одной этнической группы считает, что имеет право через централизованный режим управлять всей страной с помощью своих внешних патронов.
 
Чтобы стабилизировать страну в Афганистане необходимо принять принципы общественного самоуправления. Управления, при котором люди на районном, провинциальном и национальном уровнях смогут избирать своих политических представителей, консультативные и законодательные органы, нанимать штат профессионалов, включая судей, офицеров полиции, бухгалтеров, учителей, агрономов и т.д. Таким образом, сообщества смогут участвовать в своём собственном управлении без апелляции к племенной, этнической или религиозной общности. То есть, они должны иметь право избирать своих собственных губернаторов провинций, районных представителей, деревенских старост, а также членов местных, областных и национальных советов, включая парламентариев. Почему правительство из Кабуле должно назначать всех – от губернатора, судьи, бухгалтеров до школьных учителей и клерков и до сторожей в офисах? Они должны просто рекламировать вакансии, на которые мог бы подавать кто угодно из любой части страны, будь то судебная система, финансы, образование или больница.
 
— Каким афганское общество видит своё будущее? 
 
Есть ощущение растущей безнадёжности. В 2002 году после изгнания талибов из Кабула американцами и войсками НАТО совместно с бойцами Северного Альянса, у людей были большие надежды. Они думали, что с приходом в страну американцев и европейцев ситуация стабилизируется и их жизнь улучшится. Была надежда на то, что страна будет иметь более совершенную Конституцию, лучшую систему управления, что улучшится жизнь, будет восстановлена экономика. К сожалению, за последние 15 кошмарных лет ни одна из этих надежд не оправдалась. Потому что американцы и их натовские союзники были заняты борьбой с Аль-Каедой, а не с Талибаном, и потратили огромные суммы денег на так называемые «проекты по реконструкции».
 
Сейчас Трамп начал немного давить на Пакистан, чтобы прекратить их поддержку Талибан и террористической группы Хаккани, но мы пока не знаем, каким будет результат этих усилий. Тем не менее, я не думаю, что продолжение войны может быть решением проблемы. Если бы они поставили своей целью создание честного правительства, как своего партнера в Афганистане, поощряли бы децентрализацию государственных институтов на основе принципов общественного самоуправления, Афганистан не был бы таким, какой он есть сейчас. Люди бы участвовали в управлении, в своем собственном экономическом развитии и вышли бы из бедности и нищеты. К сожалению, люди чрезвычайно разочарованы, некоторые потеряли надежду, поэтому немалая часть трудоспособного населения, включая образованную и квалифицированную молодёжь, пытается навсегда покинуть страну и перебраться в Европу. Но европейцы не хотят их принимать. Только в прошлом году 280 тысяч молодых и образованных афганцев — в основном через Иран и Турцию — пытались со своими семьями попасть в страны Европы. Это яркий пример утечки мозгов и самое ужасное проявление безнадежности. Это снова результат неадекватной и неэффективной политической системы в Афганистане. Народы Афганистана сыты по горло коррумпированными правительствами, которые силы США и НАТО создали для себя, чтобы они служили интересам своих патронов, но не народу страны. Это, конечно, было совсем не то, чего они ожидали.
 
"CAA NETWORK"
31.10.17

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
avto.kg


Публикации Авторов:

21.11.2017
A.Polubota (SP)
Друзья Путина переругались, не поделив границу и деньги

21.11.2017
"Rusrand.ru"
На «узбекские грабли». Чем закончится переход Казахстана на латиницу?

20.11.2017
"Afghanistan"
Теракты против оппозиции: Кабулу угрожают новые политические альянсы

19.11.2017
"RBK"
Глава Кыргызстана за неделю до ухода разорвал шесть соглашений с Казахстаном

15.11.2017
V.Panfilova (NG)
Афганские проекты требуют гарантий безопасности

15.11.2017
"Vzglyad.az"
ИГИЛ: Путь из Сирии в Центральную Азию?

14.11.2017
V.Panfilova (NG)
Узбекистан перезапускает Центральную Азию

13.11.2017
D.Tolobekov (Sodrujestvo)
Внеочередным парламентским выборам в Кыргызстане быть!

08.11.2017
V.Panfilova (NG)
Астана увлеклась статистической эквилибристикой

02.11.2017
V.Panfilova (NG)
Кыргызстан идет по пути Польши и Молдавии

01.11.2017
I.Subbotin (Afghanitsan.ru)
Почему Россию винят в поддержке «Талибана»

01.11.2017
"DsNews"
Железо Шелкового пути. Как Китай обирает у России Центральную Азию

31.10.2017
V.Panfilova (NG)
Атамбаев может похоронить Евразийский экономический союз

30.10.2017
"Kazinform"
Таможенный кодекс ЕАЭС урегулирует вопросы с перемещением товаров на границе - российский депутат

Все материалы раздела