Архитектура безопасности в регионе Каспийского моря (II)
вторник, 26 сентября 2017 г. 9:29:21
Интересы России, с одной стороны, в этой сфере согласно действующей Концепции внешней политики направлены на реализацию подходов к взаимодействию с партнёрами в Каспийском регионе с учётом необходимости укрепления механизма сотрудничества пяти прибрежных государств на основе коллективно принимаемых ими решений (п. 60). С другой стороны, в соответствии с положениями Основ государственной политики в области военно-морской деятельности на период до 2030 года регион Каспия назван стратегически важным районом и усиливающееся стремление ряда государств к обладанию источниками углеводородных ресурсов вызывает к жизни необходимость военно-морского присутствия России здесь (пп. «а» п. 27). Среди основных задач государственной политики в области военно-морской деятельности России в сфере государственной и общественной безопасности названы поддержание в соответствии с международными договорами правовых режимов в акватории Каспийского моря (пп. «б» п. 29). Здесь же говорится об обеспечении безопасности в морском пограничном пространстве путём развертывания высокотехнологичных многофункциональных пограничных комплексов и систем, повышении эффективности пограничной деятельности, совершенствовании межведомственного взаимодействия и межгосударственного пограничного сотрудничества. Пока границ у России на водной поверхности Каспия нет – они не были установлены в приведённых выше советско-иранских договорах 1921 и 1940 гг., нет их в советско-иранских соглашениях по пограничным вопросам 1954 и 1957 гг. (к пограничным водам были отнесены только участки рек, по которым проходит линия границы), к тому же Россия согласно абз. 2 ст. 12 Договора 2001 года об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества с Ираном обязалась официально не признавать никаких границ на Каспийском море до усовершенствования его правового режима. Однако государственные границы у России на водной поверхности Каспия появятся. Это вытекает из договорённости, зафиксированной в Астраханском политическом заявлении 2014 года, о национальном суверенитете каждого каспийского государства над прибрежным морским пространством в пределах 15 морских миль. Вот и получается, что Россия попытается, с одной стороны, ограничить милитаризацию Каспийского моря, а, с другой, сохранить лидирующее положение в регионе в этой сфере, если не по количественным показателям, то по качественным.
 
Готовность России была продемонстрирована запуском 26 ракет «Калибр» Каспийской флотилией по 11 целям в Сирийской Арабской Республике осенью 2015 года. Данное мероприятие было успешно оценено президентом России. Глава государства обратил внимание на следующие факторы: проведение стрельб было осуществлено «из акватории Каспийского моря на расстоянии около 1500 километров высокоточным оружием». В результате были поражены все намеченные цели, что, по мнению Верховного главнокомандующего, «говорит о хорошей подготовке предприятий оборонно-промышленного комплекса и хорошей выучке личного состава». Позже на Совете Глав государств СНГ Владимир Путин отметил, «что операция Военно-космических сил России с привлечением кораблей Каспийской флотилии полностью соответствует международному праву, абсолютно легитимна, так как осуществляется на основании официального обращения Президента Асада». Следовательно, запуск «Калибра» преследовал не только военные цели, но и служил укреплению переговорных позиций России в вопросе выстраивания системы безопасности в каспийском регионе.
 
Из соглашения от 18.11.2010 г. исключены аспекты военной безопасности (п. 2 ст. 2). Оно направлено на противодействие нетрадиционным видам угроз: организованная преступность, незаконная миграция, незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, терроризм и так далее. Предполагается сотрудничество путём взаимодействия компетентных органов государств региона (в основном силовых ведомств) в двустороннем и многостороннем форматах, заключающегося в обмене информацией, проведении встреч и консультаций, обмене опытом работы, а также проведении согласованных мероприятий. Такое взаимодействие должно осуществляться без ущерба интересам какого-либо государства региона. Сотрудничество в сфере безопасности не ограничивается исключительно только рамками данного договора. Так согласно абз. 1 п. 3 ст. 2 соглашения допускается взаимодействие государств каспийского региона на основе иных применимых международных договоров, участниками которых они являются, а также их законодательствами. Речь идёт о многоформатности обеспечения безопасности Каспия. Такие рамочные положения Соглашения от 18.11.2010 г., с одной стороны, направлены на учёт сложившихся в регионе реалий, с другой, не ограничивают государства региона в свободе усмотрения по созданию новых форматов взаимодействия.
 
Россия и Казахстан являются членами ОДКБ и сотрудничают в этом формате, Азербайджан, Туркменистан, Казахстан и Россия, будучи полноправными членами, а Туркменистан – ассоциированным – в рамках СНГ. Все страны региона в той или иной степени: Россия и Казахстан в качестве полноправных членов, Азербайджан на правах партнёра по диалогу, Иран в качестве наблюдателя, а Туркменистан в качестве приглашённого гостя – вовлечены в деятельность ШОС. Более того, каспийский регион также можно отнести к объектам сотрудничества между СНГ, ШОС и ОДКБ.
 
Помимо приведённых форматов сотрудничества в рамках международных региональных организаций, сохранится двустороннее взаимодействие прикаспийских стран, на основе которого будет развиваться и трёхсторонний формат сотрудничества. По мнению президента Азербайджана Ильхама Алиева, новый формат взаимодействия его страны с Ираном и Россией является многообещающим и имеющим потенциал и в рамках двустороннего сотрудничества, который будет в т. ч. способствовать укреплению системы безопасности в каспийском регионе. В экспертной среде отмечают успешную реализацию трёхстороннего подхода в каспийской дипломатии, позволяющего двум прибрежным государствам (Ирану и Азербайджану) находить новые точки соприкосновения и продвигаться к мирному решению взаимных противоречий при посредничестве третьей страны (России). В итоговой декларации президентов трёх названных государств от 08.08.2016 г. были отражены некоторые аспекты безопасности (преимущество в отношении нетрадиционных угроз). Интересной так же выглядит инициатива Баку о проведении совместных учений пограничных служб России, Азербайджана и Ирана в Каспийском море.
 
Ещё одним обстоятельством, которое учитывается при выстраивании архитектуры безопасности Каспийского региона, является провозглашённый конституцией и одобренный международным сообществом постоянный нейтралитет Туркменистана. Данный нейтралитет определяется в качестве основы и одного из принципов внешней политики Ашхабада (ст. 2 и 9 Конституции), суть которого в числе прочих заключается в отказе от участия в военных блоках и союзах (ст. 9 Конституции). При этом Туркменистан не отказывается от создания многостороннего механизма обеспечения безопасности на Каспийском море.
 
В заключении следует сказать, что соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море содержит положение в абз. 2 п. 3 ст. 2, запрещающее рассматривать данный договор как предопределяющий правовой статус Каспийского моря. Из этого можно вывести отчасти временный и незавершённый характер нынешней системы безопасности региона, которая предположительно подвергнется определённой модификации и уточнению после заключения Конвенции, устанавливающей всеобъемлющий правовой режим Каспийского моря. Следовательно, архитектура безопасности в регионе изменится. Однако ожидать создания полноценной международной региональной организации по безопасности на Каспийском море не следует ввиду разновекторности внешних политик прибрежных стран. Поэтому сотрудничество в этой сфере, по-прежнему, останется многоформатным с частично пересекающимся членством и участием государств региона в данных форматах.
 
"Военно-политическая аналитика"
Армен Айрапетян, независимый эксперт
25.09.17

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
audi


Публикации Авторов:

23.06.2019
«Kun.uz”
Googosha вернула государству $1,2 млрд.

21.06.2019
K.Karabekov, Ъ
Тень-Шаня не получилось

19.06.2019
I.Subbotin (Afghanitsan.ru)
Талибы приехали в Китай за независимостью

14.06.2019
"Stanradar"
Какие подарки получил Кыргызстан накануне саммита ШОС

13.06.2019
"Fergahana.News"
В Ташкенте при поддержке США начался форум CAMCA об освоении Центральной Азии

13.06.2019
"CA News"
Племена Центральной Азии использовали марихуану во время ритуалов около 2500 лет назад

11.06.2019
Y.Roks (NG)
Второму президенту Казахстана досталось не такое уж и сказочное наследство

10.06.2019
"CAmonitor.kz"
Высокий износ энергетических мощностей сохраняется в Казахстане

09.06.2019
"Kapital.kz"
UPD: Задержаны 500 человек в Нур-Султане и Алматы

07.06.2019
V.Prohvatilov, Zk.kz
США усиливают давление на Казахстан через подконтрольные НПО и СМИ

04.06.2019
S.Voronov, NG
Казахстан: выбор есть!

03.06.2019
"Kazakhstan2.0"
Назарбаева vs Кулибаев: война за активы

31.05.2019
V.Panfilova, NG
Беглый президент мобилизует кыргызских трудовых мигрантов

29.05.2019
"Nezavisimaya gazeta"
В ЕАЭС из Назарбаева надеются "выжать" еще много положительного

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней