Узбекистан: экономика строгого режима
понедельник, 4 сентября 2017 г. 10:02:45
Узбекистан, имеющий самую диверсифицированную экономику в Центрально-Азиатском регионе, является, пожалуй, и самой индустриально развитой из его республик: около 24% ВВП формируется в промышленности и 18% в сельском хозяйстве. Еще почти 53% обеспечивается крайне забюрократизированным сектором услуг.
 
Если верить данным Госкомстата республики, экономика в последние лет десять в среднем растет на 8% в год. За время независимости ВВП страны утроился, а доходы населения выросли в 10 раз. Говорят, что все это  благодаря избавлению от «колониальной системы экономики», ведь Советский Союз в школьных учебниках изображается реинкарнацией «колониальной Российской империи», а Узбекская ССР – отсталым псевдогосударством, на которое метрополия смотрела, мол, лишь как на источник дешевого хлопка, собираемого замученным и униженным населением.
 
Однако с «небывалыми» темпами развития всё не так однозначно, как преподносит официальный Ташкент. Цифры официальных отчетов плохо стыкуются с реалиями. К примеру, только за три последних года реальный курс узбекского сума относительно доллара США на черном рынке упал почти на 150%. А инфляция за этот период, по официальным данным, составила всего 17%. Уровень безработицы в стране находится на отметке 4,8%, при этом почти треть экономически активного населения страны – гастарбайтеры, оставшиеся же вынуждены трудиться в среднем за 200 долларов в месяц, которые перечисляют на карточки, откуда «наличку» извлечь весьма непросто. Ситуация осложняется задолженностью по зарплатам. Так, по данным сайта «Фергана. Ру», только за 6 месяцев 2015 г. она превысила 4 млрд. долларов по официальному курсу. Согласно «Глобальному индексу продовольственной безопасности», 85% населения Узбекистана живет за чертой бедности – на два (и меньше) доллара в день на человека. Как-то не вяжется это с «экономическим чудом», о котором постоянно заявляет Ташкент.
 
Не любят власти вспоминать и о полученной в наследство от СССР индустриальной базе. В Советском Узбекистане было около 250 крупных и средних машиностроительных заводов, в том числе такие гиганты, как авиационный завод, завод сельхозтехники. Производилась электроника, бытовая техника. Построенные тогда электростанции до сих пор составляют основу энергетики страны.
 
Взлёт легпрома
 
Важнейшую роль в экономике Узбекистана играет легкая, в частности текстильная, промышленность, дающая четверть промышленной продукции и на которую приходится треть рабочих мест в промышленном секторе. Основная часть легкой промышленности сосредоточена в государственно-акционерной компании «Узбеклегпром», объединяющей 19 отраслей, более 90 крупных предприятий текстильной, трикотажной, шерстяной, швейной отраслей.
 
Доходы от продажи за рубеж только хлопка составляют около одной десятой части всех экспортных поступлений страны. Первые экспортные поставки предприятия легкой промышленности начали в 1994 г. Сегодня текстильная продукция экспортируется почти в 50 стран, а объемы поставок выросли с 7 млн. долларов до более 1 млрд. долларов. И это понятно. Объемы внутренней переработки хлопка выросли с 7% в 1991 г. до 55% в 2016 г. Основой этого успеха стали построенные в советское время предприятия. Так, узбекско-сингапурское СП ООО Indorama Kokand Textile создано на базе Кокандского текстильного комбината, узбекско-швейцарское Rieter Uzbekistan – на мощностях бывшего ПО «Узбектекстильмаш». Предприятия отрасли получили налоговые, таможенные льготы и преференции.
 
В текущем году в РУз планируется реализация 15 проектов производств швейно-трикотажной и текстильной продукции на 178 млн. долларов. Всего к 2020 г. ожидается реализация свыше 70 проектов по модернизации, переоснащению и вводу новых предприятий на сумму более одного миллиарда долларов. Инвестиционные проекты позволят создать текстильные комплексы, включающие все процессы от переработки до производства готовой продукции и удвоить производственный и экспортный потенциал текстильной промышленности. К сожалению, другие отрасли не могут похвастаться такими успехами.
 
Сломанные крылья
 
Реформирование промышленности происходит не без потерь. Яркий пример – ликвидация единственного в регионе самолетостроительного производства – Ташкентского авиационного ПО им. Чкалова, выпускавшего транспортные самолеты Ил-76 и пассажирские Ил-114, крылья для Ан-70. Российские власти пытались интегрировать предприятие в свой авиапром, но не смогли получить контроль над ним. По решению суда объединение было превращено в «Ташкентский механический завод», на котором планировалось разместить «отверточную» сборку автобусов Mercedec-Benz в партнерстве с немецкой Daimler AG. Договориться не удалось, и предприятие перепрофилировали на производство механической оснастки и различных деталей в основном бытового назначения.
 
Согласно Программе мер по обеспечению структурных преобразований, модернизации и диверсификации производства на 2015-2019 годы, здесь будет реализовано несколько инвестпроектов общей стоимостью 32,5 млн. долларов. В их числе производство дверных и навесных замков, стальной проволоки для метизов, совместно с китайской Sky Union International компрессоров для холодильного оборудования, с южнокорейской Hwanghae Electric Co. Ltd – асинхронных электродвигателей. А пока сквозь территорию завода пробили дорогу, рядом с которой построили торговый центр. В текущем году выпустят 6 тыс. детских колясок, 2 тыс. самокатов и детских велосипедов с уровнем локализации 45%.
 
Авиастроительная промышленность республики прекратила своё существование. И это не единичный пример. Только в столице Узбекистана, где в 1991 г. действовало более 300 промпредприятий, канули в Лету заводы «Ташсельмаш», «Ташхиммаш», производственные объединения «Алгоритм», «Зенит», «Миконд», «Юлдуз» и др.
 
Детройт в Ферганской долине
 
В сложной ситуации находится и такая новая для республики отрасль, как автопром, который, подобно Японии и Южной Кореи, должен был обеспечить Узбекистану прорыв в группу промышленно развитых стран. Здесь картина сегодня отнюдь не радужная. Власти зачистили рынок под десяток моделей единственного производителя – АК «Узавтосаноат» (АК «Узавтопром»), куда входит свыше 70 предприятий, включая основные автосборочные заводы – ООО Самаркандский автозавод SamAvto, СП ООО JV MAN Auto–Uzbekistan и национальный автогигант – АО GM Uzbekistan. Покупателю импортного автомобиля придется заплатить государству акциз и пошлину в размере до 120%. Кроме того, запрет на конвертацию выручки в иные валюты лишает импортёров смысла поставок иномарок. Таким образом, внутренний рынок страны закрыт для импорта.
 
Экономический кризис и защита своих авторынков Россией и Казахстаном привели к падению экспортных продаж узбекских машин. После пика в 2011 г. в 92,8 тыс. штук их объемы стали сокращаться. Так, экспорт GM Uzbekistan с 60,8 тыс. машин в 2013 г., по данным Ассоциации европейских бизнесменов, рухнул до 20,5 тыс. в 2015 г. и до 10,4 тыс. в 2016 г. К примеру, в прошлом году в Казахстане было продано меньше 400 узбекских авто. А ведь в лучший для УзДэу 2013 г. казахстанцы купили 13 тыс. машин.
 
Всего производство легковых автомобилей в Узбекистане в 2016 г. составило 88 152 единицы, что на 52,5% меньше, чем в 2015 г. В этом году также планируется сокращение выпуска легковых автомобилей – интерес к узбекским машинам стремительно падает. Не помогает ни рестайлинг, ни их дешевизна.
 
Барьеры роста
 
В целом, вопреки риторике официального Ташкента, следует отметить, что, несмотря на введение в действие за годы независимости десятков новых производственных объектов, превысить советский уровень промышленного потенциала (свыше 26% в ВВП) стране до сих пор не удалось. По мнению аналитиков, развитие реального производства сдерживают административное давление на бизнес, коррупция, проблемы в развитии инфраструктуры и кредитно-финансовой политике.
 
Кроме того, сборочные производства не требуют квалифицированных рабочих. По мнению специалистов, сегодня в стране не наберётся и сотни высококвалифицированных токарей, фрезеровщиков, инструментальщиков. Их и не готовят. Безусловно, сказалось и желание властей консолидировать население на национальной основе, приведшее к оттоку высококвалифицированных инженерно-технических и рабочих кадров нетитульной национальности.
 
Другой имидж
 
«Узбекская» модель экономики основывается на сильной роли государства и постепенном, медленном переходе к рынку. Смена высшей власти ускорила проведение реформ, которые могут модернизировать экономику. Новый глава государства Шавкат Мирзиёев, отказавшись от «шоковой терапии», делает ставку на поэтапную либерализацию экономики.
 
Некоторая либерализация не помешает ему, вышедшему из каримовской «шинели», единолично править страной, но обеспечит другой имидж. Именно в этом суть проводимых им изменений. Насколько это у него получится, сказать трудно.
 
По новой Стратегии развития, утвержденной в Узбекистане в начале года, намечено удвоение до 2030 г. объема ВВП, доведение доли промышленности в экономике до 40%. В этих целях принято 8 специальных программ, направленных на развитие химической, текстильной, кожевенно-обувной, фармацевтической промышленности, переработки углеводородного сырья, плодоовощной продукции, производства строительных материалов.
 
Конкретных количественных показателей нет, сформулированы только общие цели – увеличение доли частного сектора, дальнейшая модернизация и диверсификация отраслей экономики, повышение её энергоэффективности, модернизация инфраструктуры, расширение локализации производств. Для этого планируется реализовать 657 инвестпроектов общей стоимостью около 40 млрд. долларов, создать новые свободные экономические зоны.
 
Внешние экономические взаимоотношения Узбекистан планирует развивать в двустороннем формате. Вследствие закрытости и зарегулированности, экономика страны не готова ни к тому, чтобы открыть границы для товаров из Евразийского экономического союза, ни к тому, чтобы уйти к его конкуренту – Европейскому союзу. В любом из этих случаев местная промышленность просто рухнет.
 
В 2015 г. общий объем прямых иностранных инвестиций в экономику республики составил всего 3,1 млрд. долларов. В соседнем Казахстане этот показатель, упавший до минимума за последние годы, в пять раз выше. Как показывает практика, вкладывать крупный капитал в проекты в Узбекистане рискуют лишь инвесторы, которые получают определенные гарантии со стороны руководства республики. И это понятно. Успешно вести бизнес в стране, где все сферы до предела коррумпированы, контролируются силовиками и окружением президента, можно, лишь имея покровителей во власти.
 
"Ритм Евразии"
Сергей СМИРНОВ 
04.09.17

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
автомобили в киргизии


Публикации Авторов:

26.09.2017
"Ferghana"
Опиум для президента. О религиозном аспекте предстоящих в Кыргызстан выборов

26.09.2017
V.Salnikov (Mk-kz.kz)
Задача для стран-участников ЕАЭС: как перевести геополитический проект в экономическую плоскость?

22.09.2017
R.Gazenko (ROSBALT)
Путин оценил Атамбаева — за умение писать стихи

22.09.2017
"Rosbalt.ru"
РФ и США разошлись в оценке перспектив возвращения боевиков ИГ в Среднюю Азию

21.09.2017
G.Mihaylov (Regnum)
Победу президенту Кыргызстана принесут «ключевые элитные игроки»

20.09.2017
V.Bannikov (Mk-Asia)
Что обсуждали президенты РФ и КР в курортном городе?

20.09.2017
V.Panfilova (NG)
Таджикистан попал в "список Магнитского"

20.09.2017
"IQ-expert.kz"
Олигархат Центральной Азии: итоги и уроки (ч.2)

18.09.2017
"DKnews.kz"
Политика Президента Казахстана в Центральной Азии взвешена и рациональна - эксперт

18.09.2017
"Gazeta.uz"
Forbes назвал Узбекистан «новым экономическим стартом в Евразии»

18.09.2017
O.Solovyeva (NG)
Атамбаеву подарили 100 миллиардов

15.09.2017
I.Subbotin (Afghanitsan.ru)
Китай укрепляется в Афганистане: зачем Пекину новая региональная платформа?

15.09.2017
R.Gazenko (ROSBALT)
О чем не договорили Путин и Атамбаев

14.09.2017
A.Severskiy (Rusvesna.su)
Обстановка в Кыргызстане накаляется: Президент Атамбаев просит о срочной встрече с Путиным

Все материалы раздела