Афганистан на грани хаоса
пятница, 7 июля 2017 г. 10:00:58
Политическая ситуация в стране может выйти из-под контроля и привести к гражданской войне
 
После двух июньских терактов в Кабуле с интервалом в несколько дней, в Афганистане начался глубокий политический кризис. Демонстрации протеста идут одна за одной. 2 июля в столице провинции Пактия городе Гардез прямо напротив резиденции губернатора был развернут лагерь протеста и перекрыта автодорога Кабул-Гардез.
 
Оппозиционные политики обвиняют в пособничестве террористам правящие круги и силовиков, официальная же власть возлагает ответственность за теракты на группировку Хаккани и пакистанскую межведомственную разведку ISI.
 
Джелаллуддин Хаккани, полевой командир Афганской войны, этнический пуштун, в 90-е годы был одним из лидеров созданного межведомственной разведкой Пакистана движения Талибан, во время пребывания талибов у власти занимал министерские посты, а после начала боевых действий НАТО против талибов создал террористическую «Сеть Хаккани». После того, как Хаккани умер в 2014 году, созданной им организацией стал руководить его сын Сираджуддин.
 
Изначально «Сеть Хаккани» базировалась в пакистанских горных районах Северный и Южный Вазиристан, ставших оплотом Талибана в начале века. На территории Афганистана влияние этой террористической сети особенно сильно в приграничных с Пакистаном провинциях Хост, Пактия и Пактика.
 
Сейчас «Сеть Хаккани» является частью Талибана. Это было взаимовыгодное объединение. Хакканистам этот союз был необходим для того, чтобы поднять уровень своей информационно-пропагандистской работы, так как свою собственную идеологическую базу «Сеть Хаккани» сформировать не смогла. А Талибану союзнические отношения с «Сетью Хаккани» (Haqqani Network) позволили расширить ресурсную базу, расширив ареал своего влияния, отмечают эксперты Академии Вест-Пойнт (США) Дон Расслер и Вахид Браун.
 
США внесли сеть Хаккани в список террористических организаций в 2011 году, так как им не удалось взять эту структуру под свой контроль. После серии терактов, направленных против посольства США, здания Национального директората безопасности Афганистана (амнийата) и представительства НАТО в Кабуле, ответственность за них взяли талибы, но на практике акции смертников чаще всего организуют хакканисты. Сразу после этих терактов Председатель объединенного комитета начальников штабов США адмирал Майк Маллен заявил, что пакистанская межведомственная разведка ISI «имеет давние связи с «Сетью Хаккани». Это не значит, что каждый офицер пакистанской разведки сотрудничает с ними, но связи есть».
 
Несмотря на то, что Пакистан отрицает свою связь с террористами, «молодые талибы практически ежемесячно выпускаются из медресе на территории Пакистана», как заявил на прошедшей в конце апреля VI Конференции по международной безопасности авторитетный эксперт по региональной безопасности Таалатбек Масадыков.
 
Однако в последние годы тренировочные центры террористов стали перемещаться от границ с Пакистаном в северные районы Афганистана.
 
По данным Масадыкова, в северных провинциях Фарьяб, Сарыпуль, Саманган, Баглан, Кундуз, Тахар и Бадахшан, а также восточных провинциях Афганистана, созданы базы и тренировочные центры, где террористы различных стран, по большей части выходцы из стран бывшего СССР, обучаются диверсионной деятельности. Есть даже тренировочные центры для женщин. Все эти центры получают регулярную техническую и финансовую поддержку. Группы террористов организованно перебрасываются из южных провинций Афганистана на границы с Центральной Азией. И это отнюдь не талибы, а подразделения ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).
 
Этот факт не отрицает даже Московский центр Карнеги:
 
«Количество боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в северных провинциях страны выглядит весьма внушительным: в Кундузе и Тахоре по три тысячи; в Фарьябе и Сарипуле — от двух до трех тысяч; в Джаузджане, Самангане и Балхе по тысяче боевиков. Костяк этих сил составляют выходцы из стран Центральной Азии, российских районов Северного Кавказа, уйгуры из китайского Синьцзяна».
 
То, что ситуация в Афганистане стремительно деградирует, стало ясно после беспрецедентно кровавой атаки на гарнизон афганской армии в Мазари-Шарифе 21 апреля, когда в результате атаки боевиков погибли 250 военных.
 
После этого ушли в отставку министр обороны Афганистана и начальник Генерального штаба. С неофициальным визитом Кабул посетил министр обороны США Джеймс Мэттис, который обвинил Россию в поставках оружия Талибану.
 
В афганских СМИ высказывались самые различные версии по поводу организаторов и исполнителей этого теракта. Ими могли быть предатели из числа военных, переодетые боевики ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) или талибы.
 
США ведут в Афганистане сложную политическую игру, причем довольно грубыми, а подчас примитивными методами. Они заинтересованы в укреплении действующего в Афганистане и Пакистане подразделения ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) «Вилайет Хорасан» с целью контроля над регионом, через который идут стратегические маршруты в Китай, Иран и страны Средней и Центральной Азии.
 
Активно работают спецслужбы США и с талибами, оказывая на них давление с целью перехода под знамена ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), зачастую просто перекупая бойцов и полевых командиров Талибана. Рядовой боевик ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) получает в Афганистане 600 долларов, а командный состав — 1000, что и привлекает в ряды джихадистов безработную молодежь, а также побуждает подразделения талибов переходить на сторону ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).
 
Количество экстремистов в тренировочных лагерях на севере Афганистана постоянно растет. Если раньше в них попадали из идеологических и религиозных соображений, то сегодня все чаще — ради заработка.
 
Союз Талибана (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) во многом является чисто формальным и показным. Если наиболее агрессивное крыло талибов — хакканисты — действительно в некоторой степени тяготеют к радикальному джихаду в глобальном масштабе, то основная часть талибов рассматривает ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) либо как врага, либо как ситуативного союзника и, если и поднимают черный флаг, то лишь с целью элементарного выживания.
 
Ни Талибан (организация, деятельность которой запрещена в РФ), ни ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не имеют шансов установить власть надо всей территорией Афганистана на сколь-нибудь продолжительный срок. В Талибане (организация, деятельность которой запрещена в РФ) доминируют пуштуны, поэтому это движение, рожденное в пакистанских медресе и военных школах, не имеет возможности опереться на пуштуно-таджикские модели диалога и сотрудничества и тем более не имеет шансов стать авторитетной силой для лидеров племён.
 
Тем более таких шансов нет у ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которое внешние игроки пестуют на территории Афганистана с целью экспансии в сопредельные регионы (Среднюю и Центральную Азию, Иран, Китай), а не для захвата власти в этой стране.
 
Тем не менее ситуация в Афганистане неуклонно накаляется, страна хаотизируется с каждым днем. Пентагоновские стратеги намерены создать на севере Афганистана террористический анклав и таким образом контролировать и тревожить лежащую за горами Гиндукуша мусульманскую часть Китая, хазарейскую и белуджскую границы Ирана и Пакистана, а также находящееся под русским военным зонтиком пространство Средней Азии. Чтобы не допустить захвата террористами Кабула, предполагается ввести в страну дополнительный контингент американских войск.
 
Сами афганцы во всех своих бедах винят Пакистан, и это во многом соответствует действительности. В пакистанских медресе производство юных идейно мотивированных талибов поставлено на поток, а на нелегальных предприятиях в массовом порядке изготавливается для них стрелковое оружие. Если раньше все это имело какой-то геополитический смысл, то сейчас просто превратилось в бизнес, который уже причиняет серьезную головную боль пакистанским военным. В любой момент подразделения талибов могут развернуть фронт и ударить по альма-матер.
 
Влияние Ирана не столь велико, но в последнее время стало более заметным. Иран не хочет прихода к власти в Афганистане джихадистов, но и не заинтересован, чтобы соседнее государство стало единым и сильным.
 
Влияние России в Афганистане могло бы быть на порядок более заметным, если бы этого захотела сама Россия. Состоявшийся в Москве в 2009 году российско-афганский форум заронил такую надежду, но она сразу же угасла.
На форум прибыли лидеры племен и высшие чиновники Афганистана. 
 
Приехал вице-президент Афганистана Карим Халили и даже даже внук Амманулы-хана, афганского эмира, заключившего в 1919 году дипломатические отношения с Советской Россией. Первый день форума превзошел самые радужные ожидания. Участие в нем вице-премьера Игоря Сечина, главы Совбеза Николая Патрушева и руководителя антинаркотического комитета Виктора Иванова было воспринято афганцами как знак того, что Россия намерена начать широкомасштабное сотрудничество с Афганистаном. Однако на этом все и кончилось. Форум больше не проводился, а принятые на нем декларации о сотрудничестве в области культуры, экономики и безопасности повисли в воздухе. Особое раздражение афганцев вызвали сопровождавшие их во время экскурсионных поездок завсегдатаи телевизионных ток-шоу во главе с Максимом Шевченко и Орханом Джемалем.
 
На сегодняшний день вся стратегия РФ в отношении Афганистана сводится к укреплению границ сопредельных с ним стран бывшего СССР и робким контактам по линии спецслужб с лидерами талибов. Стратегия «мягкой силы» полностью отсутствует.
 
По мере того как накаляется политическая атмосфера в стране и Афганистан погружается в хаос, возрастает и угроза удара окопавшихся на севере страны боевиков по Таджикистану или Туркмении. Наши источники в российском Генштабе считают, что у террористов нет достаточных сил, чтобы атаковать широким фронтом. Но скрытно перейти границу и совершить один-другой набег на небольшие приграничные селения они вполне способны. В Таджикистане они не смогут удерживать не только какой-либо населенный пункт, но даже небольшой плацдарм, так как будут сразу же уничтожены силами российского военного контингента. Россия окажет военную помощь также и Туркмении, соответствующие договоренности, по нашим данным, были достигнуты во время недавнего визита в Москву президента Туркменистана.
 
С июля по октябрь в Афганистане прекращаются горные сели и высыхают дороги. Поэтому можно ожидать активизации боевиков в северных районах страны в самое ближайшее время. Если атаки боевиков на населенные пункты Таджикистана и Туркмении станут реальностью, то США воспользуются этим, чтобы ввести в Афганистан дополнительный воинский контингент и предложить России свою военно-техническую помощь, небескорыстно, конечно. Россия укрепит свои позиции в Средней Азии, которая мгновенно «развернется на север».
 
Однако чисто военные усилия не смогут погасить пожар революционного джихада, это уже доказано ходом событий на Ближнем Востоке. Непрерывные теракты в стране вызывают все более мощные протестные выступления. Проблемы усугубляются серьезными противоречиями внутри правящей верхушки во главе с президентом Ашрафом Гани и премьер-министром Абдуллой Абдуллой. Если процессы дестабилизации не повернуть вспять, то в Афганистане может начаться этно-религиозная гражданская война, которая затянется на долгие годы.
 
Владимир Прохватилов, президент Академии реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук
 
"REGNUM"
Владимир Прохватилов
06.07.17

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
авто бишкек


Публикации Авторов:

26.09.2017
"Ferghana"
Опиум для президента. О религиозном аспекте предстоящих в Кыргызстан выборов

26.09.2017
V.Salnikov (Mk-kz.kz)
Задача для стран-участников ЕАЭС: как перевести геополитический проект в экономическую плоскость?

22.09.2017
R.Gazenko (ROSBALT)
Путин оценил Атамбаева — за умение писать стихи

22.09.2017
"Rosbalt.ru"
РФ и США разошлись в оценке перспектив возвращения боевиков ИГ в Среднюю Азию

21.09.2017
G.Mihaylov (Regnum)
Победу президенту Кыргызстана принесут «ключевые элитные игроки»

20.09.2017
V.Bannikov (Mk-Asia)
Что обсуждали президенты РФ и КР в курортном городе?

20.09.2017
V.Panfilova (NG)
Таджикистан попал в "список Магнитского"

20.09.2017
"IQ-expert.kz"
Олигархат Центральной Азии: итоги и уроки (ч.2)

18.09.2017
"DKnews.kz"
Политика Президента Казахстана в Центральной Азии взвешена и рациональна - эксперт

18.09.2017
"Gazeta.uz"
Forbes назвал Узбекистан «новым экономическим стартом в Евразии»

18.09.2017
O.Solovyeva (NG)
Атамбаеву подарили 100 миллиардов

15.09.2017
I.Subbotin (Afghanitsan.ru)
Китай укрепляется в Афганистане: зачем Пекину новая региональная платформа?

15.09.2017
R.Gazenko (ROSBALT)
О чем не договорили Путин и Атамбаев

14.09.2017
A.Severskiy (Rusvesna.su)
Обстановка в Кыргызстане накаляется: Президент Атамбаев просит о срочной встрече с Путиным

Все материалы раздела