Транзит власти в Казахстане. С чем столкнется преемник Назарбаева?
среда, 5 июля 2017 г. 10:18:46
Сегодня обсуждение вариантов транзита власти в Казахстане стало чем-то вроде «политологической забавы». Любое кадровое решение президента Нурсултана Назарбаева, изменения в конституционном законодательстве страны, серьезная финансовая сделка, арест крупного чиновника или бизнесмена (формально это не может быть одно и то же лицо), сразу стимулируют очередную волну догадок, предположений и прогнозов на тему того, что поменялось в очереди претендентов на высшую должность в  стране.
 
Список этих лиц, возникший уже давно, не пополняется, а наоборот – сокращается. С внесением изменений в конституцию страны, ограничивающих возможность баллотироваться на пост президента для лиц, не имеющих пятилетнего опыта работы на государственной или выборной должности, из списка «вычеркнули» председателя Национальной палаты предпринимателей «Атамекен», зятя Н. Назарбаева Тимура Кулибаева. А законодательная новелла о том, что кандидат на пост президента должен на протяжении пятнадцати лет перед выборами прожить в Казахстане, позволила наблюдателям «удалить» из очереди претендентов Имангали Тасмагамбетова, не так давно назначенного послом Казахстана в России. 
 
Все эти изыскания довольно занятны, но гораздо интереснее будет посмотреть на то, какими полномочиями будет обладать второй президент Казахстана и какое «наследство» оставит ему Н. Назарбаев.
 
Признаки межэлитных баталий
 
Последними громкими событиями в финансовой сфере стало поглощение «Казкоммерцбанка» другим крупным казахстанским финансовым институтом – Народным банком. В результате купли-продажи 97% простых акций создан самый крупный банк, объединяющий практически 40% активов банковской системы страны, а также имеющий подавляющее преимущество по количеству отделений, банкоматов и обслуживаемых клиентов. Кроме того, сегодня идут переговоры о приобретении «Цеснабанком» пакета акций «Банка Центр Кредит», сливаются Tengri Bank и Capital Bank Kazakhstan, объявлено об объединении Qazaq Banki и RBK.
 
Из громких арестов можно отметить задержание Муратхана Токмади – собственника крупнейшей казахстанской компании, занимающейся производством и промышленной обработкой стекла. Продукция его заводов использовалась при возведении павильона «НурАлем» на выставочном комплексе ЭКСПО-2017 и на множестве других крупных казахстанских зданий и сооружений. Влиятельного бизнесмена подозревают в рейдерском захвате нескольких предприятий.
 
Говоря об изменениях в законодательство надо отметить, что на днях сенат Казахстана одобрил поправки в ряд проекты конституционных законов «О выборах», «О парламенте и статусе его депутатов», «О республиканском референдуме», «О правительстве», «О президенте», «О конституционном совете», «О первом президенте – лидере нации», «О судебной системе и статусе судей». /p>
 
Поправки вызваны необходимостью привести национальное законодательство в соответствие с конституцией страны, изменившейся в марте т.г. Они ограничивают число лиц, которые могут бороться за пост президента, и уменьшают число полномочий второго президента, которые переходят парламенту.
 
Что касается кадровых перестановок, то ожидается, что они произойдут сразу после завершения ЭКСПО-2017.
 
По мнению экспертов, рост активности в политическом пространстве  обусловлен двумя факторами. Главный редактор биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияр Ашимбаев отмечает: «И хотя каждое отдельное назначение, каждый отдельный арест, каждый отдельный скандал имеет свою предысторию, в целом они укладываются в единую канву. Здесь можно отметить два вектора. Первое – это попытка наведения хоть какого-нибудь порядка… Вторым вектором, определяющим функционирование казахстанской политической элиты, является ужесточение борьбы за власть и влияние между различными группировками.». И наградой в этой схватке станет пост президента страны. Но с чем придется столкнуться новому главе Казахстана? 
 
Президент, ограниченный в основных функциях
 
Поправки в конституционное законодательство, уже одобренные казахстанским сенатом, позволяют сделать вывод, что следующий глава Казахстана будет иметь гораздо меньше полномочий, чем Н. Назарбаев. Следуя формальной логике, можно заключить: данные меры приведут к отходу от модели сверхпрезидентской республики, характерной для нынешнего периода.
 
Это вполне объяснимо, поскольку уменьшение концентрации властных полномочий в едином центре силы является гарантией как стабильного политического развития страны в целом, так и стабильности политических (а в текущих условиях и экономических) элит. Ведь если следующий президент будет обладать тем же объемом властных рычагов, то это будет означать консервацию существующей ныне системы точечного, «ручного управления» политическими и экономическими процессами. Следовательно, все пороки и недостатки нынешней политической системы сохранятся.
 
Но тут кроется серьезная проблема.
 
С одной стороны, ограниченные полномочия второго президента дают некие гарантии сохранения собственности политических элит. С другой стороны – никто не гарантирует, что элитные группы не начнут борьбу за перераспределение «кусков казахстанского экономического пирога», а у следующего  президента возможности каким-либо образом влиять на этот процесс будут значительно урезаны.
 
Ситуация осложняется отсутствием в Казахстане сильных и самостоятельных, а не имитационных  политических институтов – парламента, партий, судов, эффективной бюрократии и прочего. А ограниченный лимит времени не позволяет рассчитывать, что они качественно вырастут. Более того, существует опасность демократизации по киргизскому или украинскому образцу, когда партии, выступая инструментом элит, начнут борьбу за все значимые посты в системе государственного управления, включая главное кресло.
 
На кого будет в этих условиях опираться следующий глава государства – непонятно. Также надо учитывать фактор личного авторитета  Н. Назарбаева. Во многом сегодняшняя устойчивость обусловлена именно этим. Непоколебимость и незыблемость авторитета Н. Назарбаева – главное «правило игры» в текущей казахстанской политике. По сути, «вертикаль управления» составляют «договорившиеся о ненападении» элитные группы, лояльность которых зиждется на делегированных им правах распоряжаться ресурсами или собственностью. Но ведь очевидно, что передать свой авторитет «по наследству» Н. Назарбаев не сможет.
 
Такая ситуация, во-первых, несет серьезные риски для стабильности страны, а, во-вторых, со всей очевидностью показывает, что будущее страны зависит не столько от личности ее следующего президента, сколько от согласия между политико-экономическими элитами.
 
С чем придется столкнуться следующему президенту?
 
Такими образом, вопросы, связанные  с характером передачи власти, остаются открытыми. Тем более, что в последнее десятилетие ситуация качественно изменилась.
 
Во-первых, в Казахстане конкуренция элит приняла характер жесткой борьбы. Перефразируя У. Черчилля, «бульдоги выросли, заматерели и места для подковерной борьбы им уже не хватает». Следовательно, вариантов у следующего президента не так много. Первый – оставить все как есть. Второй – вступить в конкурентную политическую борьбу и отстоять свое формальное право на пост пользоваться полномочиями, которые этот пост ему предоставляет.
 
Во-вторых, следующий президент даже близко не сможет приблизиться по уровню авторитета к «лидеру нации». Максимум, на что он может рассчитывать – статус компромиссной фигуры среди коалиции элит.  При этом его главной задачей станет гарантия сохранения прав собственности элитных групп.
 
Любые попытки изменить сложившуюся в этой сфере ситуацию, вывести какую-либо группу в разряд доминирующей, чреваты серьезным обострением внутриэлитной конкуренции. И для минимизации возможности конфликта элит второй президент будет вынужден обращаться к авторитету Н. Назарбаева, который в статусе лидера нации будет решать этот вопрос.
 
Иными словами: главная задача второго президента будет заключаться в сохранении статус-кво для обеспечения консолидации элит. И в этом плане второму главе государства достается чрезвычайно запутанный узел проблем. Этот узел можно разрубить, но это несет серьезные риски, связанные, по большому счету, со стабильностью в стране. Этот узел можно распутать, но в политический инструментарий Казахстана не приспособлен для решения такой задачи.
 
Таким образом, складывается довольно непростая ситуация. Перед следующим президентом стоит дилемма: либо оставить все как есть, либо перейти от персонифицированной власти к более сложной системе. Какой вариант будет выбран – пока неясно.
 
"Евразия.Эксперт"
Антон Морозов
05.07.17

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
kg авто продажа


Публикации Авторов:

17.10.2017
"Matritca.kz"
Хан Кене погиб в открытой войне, а не в результате заказного подлого убийства, - М.Тайжан

16.10.2017
"Kazakhstan 2.0"
О страхах Акорды и народных протестах

16.10.2017
I.Subbotin (Afghanitsan.ru)
Афганистан ищет в ШОС дополнительную опору

16.10.2017
V.Panfilova (NG)
Атамбаев получил нож в спину от своих "воспитанников"

16.10.2017
"Forbes.kz"
Что думают политологи о выборах в Кыргызстане и новом президенте

16.10.2017
K.Krivosheev (Kommersant)
Власти Кыргызстана провели операцию «преемник»

14.10.2017
"Vlast.kz"
Являются ли казахи и кыргызы генетическими братьями?

14.10.2017
A.Muminov (Exclusive.kz)
Что ждет Казахстан после выборов в Кыргызстане?

13.10.2017
"KommersantЪ"
Кыргызстан ждет мирной смены власти

13.10.2017
V.Panfilova (NG)
Бишкеку необходим опытный менеджер

12.10.2017
"Caravan.kz"
Сколько платят за президентские выборы наши соседи - Инфографика

12.10.2017
V.Panfilova (NG)
Россия готова выйти на афганскую границу

12.10.2017
"Avesta", TJ
Как Запад стремиться приобщить Центральную Азию к «демократическим идеалам»

11.10.2017
"Nezavisimaya gazeta"
Путин и президенты

Все материалы раздела