Денежные переводы трудовых мигрантов в Кыргызстане и Таджикистане: противоречивый эффект и «подводные камни»
вторник, 13 июня 2017 г. 9:35:07
Исследование влияния денежных переводов трудовых мигрантов в развивающихся экономиках с высоким уровнем миграции является актуальным для множества стран. За последние две декады уровень миграции значительно вырос, выросли и объемы денежных переводов, что приводит к более активному изучению их воздействия на социально-экономическую ситуацию большим количеством исследователей. Несмотря на то что официальные данные по денежным переводам не учитывают потоки, поступающие по неформальным каналам (к примеру, передаваемые через родственников и друзей или привозимые самим мигрантом), по оценкам экспертов большая часть поступлений трудовых мигрантов проходит все-таки через системы перевода денег.
 
Существуют различные точки зрения на влияние денежных переводов мигрантов, включая их положительное и отрицательное воздействие как на экономическое, так и на человеческое развитие.
 
С точки зрения макроэкономического эффекта, денежные переводы компенсируют спрос на валюту в условиях роста открытости рынков и внутренней либерализации экономики и являются стабильным источником поступления иностранной валюты. Денежные переводы стимулируют совокупный спрос, увеличивают потребление и, как следствие, ускоряют экономический рост. Денежные переводы увеличивают располагаемые доходы домохозяйств, ведут к сокращению бедности и увеличивают инвестиции в человеческий капитал. Одновременно с этим, существуют и негативные стороны растущего объема денежных переводов, включая отсутствие стимулов у стран к развитию внутреннего производства и созданию рабочих мест, поощрение культуры иждивенчества.
 
В данной статье мы пытаемся разобраться, являются ли денежные переводы мигрантов панацеей от всех экономических бед или ловушкой, в которую некоторые страны Центральной Азии сами себя загоняют?
 
Динамика денежных переводов находится в проциклической зависимости от российской экономики
 
За последние 10 лет приток денежных переводов мигрантов в страны Центральной Азии увеличивался с каждым годом. За период с 2006 по 2014 годы объемы денежных переводов в долларах США в Узбекистане выросли в 6.5 раз, в Кыргызстане – в 4.7 раз, в Таджикистане – в 3.3 раз, в Казахстане – в 2.7 раз. При всем при этом, макроэкономическая значимость переводов по степени влияния сопоставима с экспортом, а поступления иностранных инвестиций и объемы официальной помощи развитию стали уступать денежным переводам по степени воздействия на экономическое положение страны. Так, уровень денежных переводов к ВВП в Таджикистане в отдельные годы достигал 49.6%, в Кыргызстане – 31.1% (см. рис. 1). По данным обзора Всемирного Банка «Migration and Remittances Factbook 2016», Таджикистан занял первое место, а Кыргызстан — второе среди 214 стран по отношению объемов денежных переводов к ВВП.
 
Внешние шоки, вызванные обстановкой в основной принимающей стране – России – в 2015-2016 гг., несколько снизили общий уровень денежных переводов мигрантов из стран Центральной Азии. Падение цен на нефть, ужесточение миграционной политики, а также падение рубля и в целом ухудшение экономической ситуации в России повлияло на притоки денежных переводов. В 2015 году объемы денежных переводов в Кыргызстане сократились на 25%, в Таджикистане – на 33%, в Узбекистане – на 48%. Более того, по оценкам Всемирного банка, в 2016 году уровень денежных переводов в долларах США в Таджикистане сократился на 21%, в Узбекистане – на 26%.
 
Действительно, высокий уровень девальвации рубля значительно снижает денежные переводы в долларовом выражении. Например, как показывает Всемирный банк на примере Таджикистана, даже если денежные переводы в рублевом выражении в четвертом квартале 2014 года показали рост на 7.6%, в условиях девальвации рубля на 32% денежные переводы в долларовом выражении снизились на 26.7%. При этом в 2016 году в Кыргызстане Всемирный Банк оценил прирост объемов денежных переводов в размере 18%, что, в первую очередь, связано с участием страны в Евразийском экономическом союзе. Мы уже писали ранее о том, что упрощенная миграционная политика в настоящее время по сути является единственным плюсом вступления Кыргызстана в ЕАЭС.
 
Зависимость экономик Кыргызстана и Таджикистана и, в частности, их трудовой миграции, от России может иметь эффект «бомбы замедленного действия». Переводы, поступающие в страны, находятся в проциклической зависимости от российской экономики: объем переводов увеличивается, когда происходит усиление экономической активности в стране-доноре, и уменьшается, когда экономическая ситуация в стране-доноре ухудшается. Как показывают исследования, «резкое снижение мировых цен на нефть может служить в качестве опережающего индикатора, предвещающего ухудшение экономической ситуации» в странах, экспортирующих трудовую силу. В частности, данные показывают, что динамика прироста денежных переводов во многом копирует траекторию мировых цен на нефть, а разница состоит только в том, что динамика денежных переводов отстает на несколько лагов.
 
Примечательно и то, что эластичность денежных переводов на шоки со стороны цен на нефть несильно меняется с течением времени. Кроме того, отмечается, что воздействие ВВП России на притоки переводов со временем растет, как и влияние на них обменного курса рубля – объем переводов уменьшается, когда обменный курс российского рубля снижается. Исследования по влиянию экономического кризиса 2008 года показали, что валовой приток денежных переводов в долларовом исчислении в Кыргызстан в 2009 году был на 20% ниже, чем в 2008 году, в то время как валовой приток денежных переводов в Таджикистан упал на 31% за тот же период. Таким образом, обе страны подверглись значительным внешним шокам в результате падения объемов денежных переводов в 2009 году. Таджикская экономика пережила падение национального дохода в размере 16%, а кыргызская экономика ощутила падение национального дохода в размере 5% от ВВП как результат падения объемов денежных переводов.
 
Денежные переводы сокращают бедность, но их «развивающая роль» крайне низка
 
Принято считать, что основными положительными эффектами от денежных переводов являются развитие банковской сферы, рост депозитной базы и сбережений, а также внутренних инвестиций, создание рабочих мест, увеличение поступлений в бюджет, рост потребления домохозяйств и снижение уровня бедности (в таблице 1 обобщены результаты исследований положительного влияния денежных переводов на экономики стран, экспортирующих трудовую силу). На самом деле степень этого влияния зависит от того, каким образом расходуются дополнительные доходы, полученные в результате денежных переводов. Существует две точки зрения на этот аспект: оптимистическая – что переводы стимулируют в большей степени инвестиции, и пессимистическая, которая утверждает, что переводы влияют больше на потребление.
 
Таблица 1. Положительное влияние денежных переводов мигрантов

Переводы вызывают Как следствие приводят
Увеличение располагаемых доходов населения Сокращение бедности
Увеличение конечного потребления Рост ВВП
Увеличение спроса Рост отечественного производства
Стабильный источник поступления
иностранной валюты в республику
Равновесие платежного баланса
Дополнительный доход направляется на инвестиции в недвижимость Развитие строительной отрасли
Увеличение внутренних инвестиций Развитие малого бизнеса и инвестирование в микропредприятия, в особенности в сельской местности
Рост депозитной базы и сбережений, создание дополнительных банковских инструментов Развитие банковской системы
Оживление бизнес-среды Увеличение поступлений в бюджет
Обмен опытом Инновационные методы ведения бизнеса
Инвестиции в человеческий капитал Увеличение человеческого развития
 
Источник: собственный анализ на основании обзора литературы
 
Одним из последних исследований по вопросам использования денежных переводов, является исследование Национального банка Кыргызстана, проведенное в 2015 году. На основании выборки в 3000 домохозяйств, эксперты произвели оценку влияния денежных переводов на структуру расходов. Расчеты показали, что у семей, получающих денежные переводы, доля расходов на питание меньше на 2.7%, чем у семей без денежных переводов. Также получение денежных переводов повышает долю расходов на образование и здравоохранение на 0.7%, а на строительство почти на 1%. Доля расходов на товары длительного пользования увеличивается на 2%, а на проведение тоев (свадеб и других торжеств) — на 0.6%. Однако влияние денежных переводов на строительство статистически значимо при уровне значимости в 1%, на тои и развлечения при 5-ти процентном, а на товары длительного пользования при 10-ти процентном уровне статистической значимости. В среднем, да, если относить расходы домохозяйств на образование и здравоохранение, строительство и ремонт жилья к инвестициям, то можно сделать вывод о том, что в Кыргызстане частично реализуется инвестиционный потенциал денежных переводов, однако эта реализация значительно уступает результатам по другим странам (Гватемала, Колумбия, Мексика, Китай). Кроме того, нужно помнить, что расходы на проведение торжества – это все-таки категория потребления, а оценка по товарам длительного пользования основана на высоком уровне допущения.
 
Одной из немногих практических работ по Таджикистану, оценивающих структуру расходов домохозяйств в зависимости от денежных переводов, является работа Мэтью Клемента, написанная в 2011 году. В данной работе подтверждается, что денежные переводы, в особенности, полученные в результате внешней миграции, «используются непродуктивно» (unproductive use), т.е. расходуются на текущее потребление. В частности, денежные переводы из-за рубежа увеличивают долю расходов на текущее потребление на 1.7%, и уменьшают долю инвестиций в той же пропорции. Внешние денежные переводы также не оказывают никакого эффекта на расходы домохозяйств на образование, а на здравоохранение оказывают влияние только внутренние денежные переводы.
 
Практически к таким же выводам пришли эксперты Gallup в 2012 году после опроса мигрантов о том, как они распоряжаются своими доходами по возвращению в страну. Так, 63% респондентов в Центральной Азии сообщили, что деньги в основном пошли удовлетворение базовых потребностей. Минимальная доля вернувшихся мигрантов смогла использовать дополнительные деньги для инвестиций в образование членов своих семей (2%) или в открытие бизнеса (3%), 3% смогли отложить часть средств.
 
В основном, все исследования по Центральной Азии сходятся в одном – денежные переводы имели, имеют и будут иметь колоссальное значение для сокращения бедности в Кыргызстане и Таджикистане. Оценки говорят о том, что увеличение конечного потребления за счет денежных переводов на 1% повышает уровень ВВП на 0.37%. В 2000-х годах, на которые приходится пик бедности в Центральной Азии, существенный вклад денежных переводов в доходы домохозяйств способствовал росту потребления, что, в свою очередь, привело к резкому росту реального ВВП. Эксперты Всемирного банка говорят о том, что, по крайней мере, снижение половины показателей абсолютной бедности в Таджикистане с 72% в 2003 году до 53.5% 2007 года, а в Кыргызстане с 50% в 2003 году до 35% в 2007 году связано с ростом денежных переводов.
 
В целом можно сказать, что, безусловно, денежные переводы играют большую роль в сокращении бедности, но говорить об их развивающей роли пока не приходится. Более того, в условиях сильной зависимости Кыргызстана и Таджикистана от денежных переводов мигрантов, правительства этих стран приходят в состояние «самоуспокоенности» вследствие наличия стабильного источника финансирования, по меньшей мере, трети их экономик.
 
Правительства Таджикистана и Кыргызстана всячески поощряют экспорт труда как средство поддержания экономики
 
Теория и эмпирические исследования говорят о том, что денежные переводы мигрантов могут стимулировать рост производства, но это возможно при условии рациональной взвешенной политики государства, поощряющей вложение денежных средств мигрантов в экономику страны. В случае, когда национальное производство находится на спаде, увеличение потребления за счет денежных переводов, как правило, осуществляется за счет финансирования импорта. Это с одной стороны, увеличивает торговый дефицит, тормозит экономический рост, а также может являться каналом для повышения уровня цен. В исследованиях отмечается, что объем денежных переводов, увеличившись до 20% ВВП, превращается в значимый канал трансмиссии внешних шоков. Эксперты приходят к выводу, что почти все страны, которые имели высокие значения отношения денежных переводов к ВВП, имели положительные значения мультипликатора к изменению экономического роста в стране-принимающих трудовых мигрантов. При этом, в данном случае «положительные» не всегда означает «хорошие» (см. таблицу 2).
 
Таблица 2. Отрицательное влияние денежных переводов мигрантов
 
Переводы вызывают Как следствие приводят
Потребительский бум

 

 

Резкий рост потребления, быстрый рост импорта, увеличение торгового дефицита
«проедание» денег – непродуктивное использование дополнительного дохода
Трансмиссия внешних шоков В условиях открытой экономики, влияние негативных внешних шоков становится очень заметным
Увеличение денежной массы Могут спровоцировать инфляцию
Создание иллюзии постоянного дохода Поощряют культуру иждивенчества
Государство поощряет экспорт рабочей силы вместо создания рабочих мест и условий достойного труда
Зависимость от регулярных поступлений Экономический коллапс в случае резкого падения объемов
Паразитирующая банковская система, зарабатывающая только на % от переводов Тормозит развитие банковской системы
 
Источник: собственный анализ на основании обзора литературы
 
Интересно и то, что денежные переводы вызывают сильную зависимость не только у населения, но и у экономики страны в целом. Так, в одной из статей Национального института стратегических исследований Кыргызстана отмечается, что «культура миграции подпитывается культурой иждивенчества, развивающейся в последние два десятилетия, когда целые семьи живут за счет денежных трансфертов своих родственников, работающих за границей». И, если в Кыргызстане пока видят только плюсы в трудовой миграции, то таджикские эксперты уже бьют тревогу, говоря, что «денежные переводы не должны быть основным источником дохода населения. Государство обязано находить и реализовать альтернативные пути решения вопросов развития».
 
Действительно, несмотря на то, что трудовая миграция представляет собой̆ возвратную миграцию, зачастую она превращается в безвозвратную, поскольку люди остаются на постоянное жительство в принимающей стране. Те, кто имеют стабильные и растущие доходы, уже заинтересованы во вложении своих средств в стране, где они работают. Из этого можно сделать вывод, что в краткосрочном периоде денежные переводы имеют положительный эффект, однако в долгосрочной перспективе есть риски сокращения потоков денежных переводов. При этом, многие домохозяйства в Таджикистане и Кыргызстане, особенно самые бедные, сильно зависят от денежных переводов, присылаемых из-за границы.
 
Очевидно, что правительства Таджикистана и Кыргызстана всячески поощряют экспорт труда как средство поддержания экономики. Как отмечено в вышеуказанной статье НИСИ, «правительство Кыргызстана пока не нашло способ использовать человеческий капитал в лице трудоспособной молодежи для экономического роста, предпочитая негласно поощрять выезд своих граждан в другие страны».
Отметим, что пока правительства стран сами активно поощряют экспорт труда, говорить о росте экспорта товаров и локальных рынков труда для населения сложно. Необходима комплексная система мер, работающая на развитие потенциально трудоемких и экспортоориентированных секторов экономики. С одной стороны, это позволит приостановить массовый выезд рабочей силы. С другой стороны, рост денежных переводов трудовых мигрантов вследствие более грамотной миграционной политики со стороны правительств мог бы стимулировать развитие малого бизнеса, но только после удовлетворения базовых потребностей населения, большая часть которого находится за чертой бедности.
 
"CAA Network"
САВИЯ ХАСАНОВА
12.06.17

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
mazda


Публикации Авторов:

22.06.2017
"CA News"
Узбекистан выделяет $4,3 млрд на гидроэнергетику

22.06.2017
"Obzor.tl"
Швейцария поможет управлять водными ресурсами в Азии

22.06.2017
K.Karabekov (Kommersant)
Кыргызстан ищет следующего президента

22.06.2017
"Asia +"
Западный эксперт: таджики – один из самых аполитичных народов мира

22.06.2017
E.Stashkina (News-Asia)
В Туркменистане опасаются терактов на Азиаде

21.06.2017
A.Ermekov (MK-kz.kz)
СПИД отступает во всем мире, но только не в Центральной Азии

21.06.2017
"Kommersant"
Алмазбеку Атамбаеву изменило чувство локтя

20.06.2017
I.Subbotin (Afghanitsan.ru)
Индия и Пакистан усилили ШОС, но не избавили от рисков

20.06.2017
"Day.az"
ЕС намерен продлить "Южный газовый коридор" до Центральной Азии

20.06.2017
"East Time"
Digital Casa – Новый проект Центральной Азии

20.06.2017
"Sputnik-TJ"
И погода на руку: в Таджикистане взялись за привлечение туристов

19.06.2017
"Avesta", TJ
Водоснабжение населения: Таджикистан и мир — сравнительные данные

15.06.2017
"Nur.kz"
Видео с "брошенными в акмолинской степи" бомжами полиция не смогла прокомментировать

15.06.2017
Z.Jakupova (InformBURO)
Приехавшие на ЭКСПО иностранцы теряют чемоданы и конфликтуют в кафе

Все материалы раздела