Социальная неустроенность трудового мигранта – пролог к радикализму
среда, 24 мая 2017 г. 10:27:26
Проблемы, обусловленные нелегальной иммиграцией в Россию, всё активнее выходят за рамки социальных. Несовершенство нормативно-правовой базы в сфере иммиграции и сложности ее адаптации к российской социально-экономической среде – пожалуй, первичные факторы обострения этих проблем. А добавляются к ним «прозрачность» границ внутри ЕАЭС и привнесение ультрарадикальных этноконфессиональных воззрений в иммигрантское сообщество. В совокупности всё это переводит проблему нелегальной иммиграции в разряд тех, которые предопределяют стратегическую безопасность государства.
 
По имеющимся оценкам, минимум 15% от общего количества иммигрантов в России из дальнего и ближнего азиатского зарубежья в той или иной мере сочувствуют радикальным этноконфессиональным идеям или движениям. Что, в свою очередь, требует системного, комплексного подхода не только к решению их социально-экономических проблем, но и к мерам по предотвращению явных и потенциальных угроз межэтнического (межконфессионального) характера, проистекающих как из социально-экономического неравноправия иммигрантов, так и из их демпинга на российском рынке труда. Во всяком случае, именно социальная необустроенность последних, по мнению многих экспертов, порождает радикализацию политических настроений в иммигрантской среде и, как следствие, создаёт благодатную почву для большей обособленности иммигрантских групп. А отсюда недалеко до смычки и с радикал-исламистскими организациями.
 
Так, в ежегодном докладе (за 2016 год) уполномоченного по правам человека в РФ Татьяны Москальковой отмечено, что ситуация с нелегальной миграцией в России «вызывает серьезную озабоченность, поскольку влияет на социальную напряженность в обществе. И в то же время негативно сказывается на соблюдении прав самих мигрантов». Причем наиболее значимой становится «нелегальная трудовая миграция. Несмотря на большую работу, проведенную законодательными и правоприменительными органами, в России, по экспертным оценкам, ныне находятся от 8 до 10 млн. нелегальных мигрантов». Что, согласно докладу, порождает, во-первых, социальную напряженность в стране, а во-вторых – нарушения прав мигрантов.
 
Сложившаяся ситуация имеет, без преувеличения, солидный возраст. После распада СССР и, соответственно, разрушения единого союзного экономического пространства миллионы трудоспособных граждан суверенных с 1991-го стран Южного и особенно Юго-Восточного (т. е. Центрально-Азиатского) постсоветских регионов чуть ли не в одночасье стали безработными. Мягко говоря, проблемным стало социальное положение и их семей – как правило, многодетных. Заметим в этом контексте, что от 60% до 70% численности трудовых иммигрантов в РФ это – выходцы из Центрально-Азиатского региона.
 
Сложившееся положение обусловлено тем, что практически все предприятия производственного сектора Центральной Азии и Закавказья работали, и отнюдь не одно десятилетие, в рамках технологической и/или сбытовой кооперации с другими советскими республиками. Но распад этого пространства привел в буквальном смысле к «ненужности» большинства отраслей и предприятий. Аналогичный тренд, хотя в менее тяжелой форме, наблюдался, да и поныне наблюдается в России. Скажем, в РФ за 1991-2016 гг. было закрыто или перепрофилировано до 65% тех производственных мощностей текстиль-/легпрома, что ориентировались на поставки сырья из Центральной Азии. Поскольку там, с одной стороны, резко сократилось производство сырья и полуфабрикатов для текстильной отрасли РФ, а с другой – суверенные страны региона решили поставлять сырье туда, где платили по мировым ценам. Последнее же и поныне остаётся неподъёмным для подавляющего большинства российских текстильных фабрик.
 
В данном случае речь идет, прежде всего, об Узбекистане, Кыргызстане и Таджикистане, где хлопководство и смежные отрасли, сориентированные в основном на российских переработчиков, были еще с досоветского периода основой ВВП и, соответственно, экспорта этих республик. В результате именно эти, поныне кризисные отрасли данных стран, наряду с горнодобывающей и машиностроительной, остаются основными «поставщиками» легальной и нелегальной иммиграции в Россию.
 
В то же самое время иммиграция выгодна российскому бизнесу. Ибо многие экспертные оценки говорят о том, что цена «приезжей» рабочей силы в РФ на 25-40% (по легальным мигрантам и на 50-60%) ниже по сравнению с оплатой труда рабочих-россиян. Отсюда – и оформление иммигрантов на работу с нарушениями их социальных прав и в целом трудового законодательства РФ. Отсюда – и незаконные «договоренности» бизнеса с профильными российскими госорганами насчёт занижения численности иммигрантов, особенно нелегальных, насчёт ущербного для них трудоустройства, продления им въездных виз, безвизового пребывания и т.п.
 
Означенные социально-экономические и правовые факторы привели к тому, что, как отмечается в вышеупомянутом докладе Т. Москальковой, «в России свыше нормативных 90 суток (срок временного пребывания в РФ иностранца, въехавшего в безвизовом порядке. – Ред.) находятся 3,4 млн. человек, не оформивших документы на право пребывания в нашей стране». Причем из них «81,4% – граждане стран СНГ».
 
В целом такое положение вполне можно квалифицировать как демпинг на рынке труда в России, что, естественно, вызывает, согласно докладу Т. Москальковой, «социальную напряженность в стране». А нарушения социальных прав мигрантов, отмечаемые в упомянутом докладе, не могут не благоприятствовать росту межнациональной напряженности, да и радикализации настроений мигрантов, их тяге к экстремистским организациям. Совершенно очевидно, что нелегальные мигранты являются питательной средой для деятельности различных мошенников и преступников, коррумпированных чиновников и террористических группировок, мафиозных кланов и торговцев людьми. Именно в среде нелегалов, как уже неоднократно отмечалось правоохранительными органами, идет массовая вербовка эмиссарами ИГИЛ и других радикальных группировок.
 
Похоже, именно с экономической выгодностью иммигрантской рабочей силы для российского бизнеса связана также ситуация с бывшими гражданами СССР из других постсоветских республик, отбывавшими наказание в РФ за уголовные преступления. «В своих обращениях, – говорится в докладе уполномоченного по правам человека, – заявители сообщают, что до осуждения они проживали в России в течение длительного времени, утратили в государствах своего прежнего пребывания жилье, возможность трудоустройства, социальные, родственные связи». Однако профильные органы данных стран «не подтверждают принадлежность этих лиц к соответствующему гражданству или наличие у них права на постоянное проживание. Что делает невозможным их выдворение, депортацию или реадмиссию». В результате те же лица, не имея возможности для легального пребывания в РФ, «лишены фундаментальных прав человека, в частности на труд, социальное обеспечение и медицинскую помощь». Действующее же федеральное законодательство «не регулирует правоотношений» в обозначенных вопросах.
 
Скажем прямо: долгосрочные интересы бизнеса в сфере трудовой иммиграции мало сочетаются с интересами государственной безопасности России. Что, в свою очередь, способно усилить в стране социальную и одновременно межэтническую напряженность, о чем, повторим еще раз, предупреждает доклад Т. Москальковой.
 
В то же самое время правительства стран, откуда исходит основной иммиграционный поток в РФ, прямо или косвенно поощряют отток национальной рабочей силы вместе с семьями. Поскольку, во-первых, в этих странах сохраняется тренд к превышению предложения над спросом на рынке труда. А во-вторых, сказывается еще и политический фактор: чем меньше в такой стране безработных и, скажем так, «внесоциальных» семей, тем меньше активность социально-политического протестного движения. Избытком радикализма эти страны охотно «делятся» с Российской Федерацией.
 
Можем лишь повторить вывод, уже звучавший на «Ритме Евразии»: «События, связанные с терактом в Санкт-Петербурге и серией нападений радикальных исламистов на сотрудников силовых структур, свидетельствуют о системном кризисе миграционной политики России, которая требует пересмотра… Ужесточение миграционной политики является вопросом не только национальной безопасности, но и физического выживания России, которое может оказаться под угрозой в случае нарастания в ближнем зарубежье кризисных тенденций и возникновения огромных миграционных волн, наподобие той, которая недавно накрыла Евросоюз».
 
"Ритм Евразии"
Алексей ЧИЧКИН 
23.05.17

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
subaru


Публикации Авторов:

23.05.2020
"Ritmeurasia"
В Минздраве Таджикистана сообщили, сколько человек вылечились от COVID-19

21.05.2020
V.Panfilova, NG
В Бишкеке может произойти олигархическая революция

19.05.2020
"Nezavisimaya gazeta"
Таджикистан поставил региональный рекорд по смертности от COVID-19

18.05.2020
"Tengrinews", KZ
"Про сезон можно забыть". Отдохнут ли летом казахстанцы на Иссык-Куле?

15.05.2020
V.Panfilova, NG
Кыргызстан могут поделить на зоны полевые командиры

12.05.2020
"Tengrinews", KZ
"Обещают повесить": консул Кыргызстана попросил защиты у МВД России - СМИ

12.05.2020
"Ъ"
Кыргызстан попросил Россию снизить цены на газ

12.05.2020
"Nezavisimaya gazeta"
Ташкент, несмотря на риски, выбрал ЕАЭС

08.05.2020
P.Leonard, EuAs
Токаев откусил кусок бутерброда Назарбаевых

04.05.2020
"Kursiv"
Какая из столиц Центральной Азии самая неудобная для пешеходов

03.05.2020
V.Panfilova, NG
Президент Казахстана лишил дочь Назарбаева поста спикера

02.05.2020
"Nezavisimaya gazeta"
Казахстан ищет выход из конституционного кризиса

01.05.2020
"Tengrinews", KZ
Правительство Кыргызстана обвинили в "плагиате" постановления у Казахстана

01.05.2020
"Afghanistan.ru"
США приписывают идею сделать из «Талибана» аналог ЧВК

29.04.2020
V.Panfilova, NG
Узбекистан решил усилить Евразийский экономический союз

29.04.2020
"Asia +"
Коронавируса в Таджикистане нет. Кто заполнил все больницы?

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней