Смена режима в Узбекистане: «идеальный правитель» и ограниченная либерализация
вторник, 2 мая 2017 г. 9:24:36
 
Смена режима в Узбекистане после смерти Ислама Каримова опровергла пессимизм многих экспертов и аналитиков в отношении политического будущего страны, и, наоборот, вселила новые надежды. Самое главное — новоизбранный президент Шавкат Мирзиёев, который ранее был известен как консервативный, бессменный и лояльный премьер-министр, вдруг заявил о необходимости модернизации режима. Уже в позиции временно исполняющего обязанности президента Узбекистана он внес существенные изменения не только в государственное управление, но и в общественную сферу. В результате, мирный политический переход стал вдруг видеться как путь к либерализации страны.
 
В реальности либерализация, скорее, будет ограниченной, направленной на восстановление утраченного доверия населения или мобилизацию поддержки со стороны определенных групп, особенно бизнесменов, которые могут быть сторонниками реформы. Президент идеализируется обществом и воображается «справедливым правителем». В условиях зачаточного гражданского общества реформы будут концентрироваться в сфере экономики, бизнеса и микро-предпринимательства, а также эффективности бюрократии. Но даже в таком усеченном виде реформы встречают много препятствий.
 
Если сторонники мягкой линии, которые сегодня обладают растущим влиянием, укрепят свои позиции, это может переклассифицировать режим с «жестко авторитарного» до «мягкого авторитаризма».
 
Как интерпретировать?
 
Для начала надо сразу признать, что анализ последних шагов нового руководства Узбекистана должен принять во внимание некоторые допущения, которые противоречат западным рамкам о демократизации. В западной демократии изменения происходят снизу, через борьбу обычных людей за свои права и интересы, через институты гражданского общества. В случае с Узбекистаном в ближайшее время демократизация не может не происходить вне строгого контроля государства. Те институты гражданского общества, которые имеются в стране, не являются независимыми и эффективными.
 
Даже появившееся второе поколение реформистов, которое идентифицирует себя как сторонники более мягкой линии, ассоциирует демократию с идеями патернализма и государственности, выраженными в концепции развития Узбекистана, известной как «узбекская модель». В этой модели государство является главным движущим фактором реформ, и только оно представляет единство интересов всего общества. Несмотря на готовность или заявления нового президента о необходимости реформ, мы вряд ли увидим коренные изменения (или ликвидацию) этой модели.
 
Тем не менее, несмотря на кажущуюся гладкость процессов и особый менталитет, разрыв между сторонниками жесткой и мягкой линии кажется неизбежным в предстоящие годы. Если сторонники мягкой линии, которые сегодня обладают растущим влиянием, укрепят свои позиции, это может переклассифицировать режим с «жестко авторитарного» до «мягкого авторитаризма».
 
Мягкий авторитаризм
 
В политической науке выделяют определенные типы режимов как «мягкий или гибридный авторитаризм», который сочетает элементы как демократии, так и авторитаризма. В таких режимах традиции — единственная основа власти, а государство стоит выше общества. Авторитарный правитель остается основным источником власти, тогда как парламент и суд – значительно слабее, а гражданские права и свободы — ограничены. Государство контролирует основные сферы общественной жизни, особенно экономику и вооруженные силы, поддерживающие режим. НПО, как правило, ведут свою деятельность традиционным образом, уделяя особое внимание социальным вопросам, а не политическим.
 
Вопрос состоит в том, намерен ли действующий президент Узбекистана сохранить эту удобную форму авторитаризма (которая успешно существует в Казахстане, например) или он может более значительно либерализовать режим, освободив экономику из-под государственного контроля, привлекая государственных должностных лиц к большей ответственности перед населением, усиливая борьбу с коррупцией, решая социально-экономические проблемы, устанавливая верховенство права, открытость миру и поддерживая дружественные отношения с соседями.
 
В Центральной Азии о «справедливом правителе» мечтали на протяжении многих веков, надеясь, что каждый новый лидер будет лучше предыдущего
 
«Идеальный король»
 
В последнее время традиции все чаще считаются главным препятствием для демократизации. Считается, что режимы, где сильны традиции, не могут управляться демократическим путем. Но это не совсем так. Если мы посмотрим на Турцию, то здесь, действительно, культ сильного лидера заставил страну отступить от демократии к авторитаризму. Напротив, такие страны, как Индонезия или Малайзия, успешно осуществили переход к демократии с сильными, традиционными правителями и твердо продолжают этот путь.
 
В Узбекистане путь развития страны — «узбекская модель» — предполагает, что политическая система развивается путем объединения традиций национальной государственности и принципов современного государственного строительства. Сильный культ правителя не только приемлем, но является культурной традицией в стране с прошлым тоталитарного и авторитарного правления. Поведение президента Шавката Мирзиёева в этом смысле отвечает традициям о «справедливом короле» в сказках и мифах (или в труде Аль-Фараби «О жителей добродетельного города»). Если король честен и справедлив, страна будет процветать, если король несправедлив, страна погибнет. В Центральной Азии о «справедливом правителе» мечтали на протяжении многих веков, надеясь, что каждый новый лидер будет лучше предыдущего.
 
Сегодня узбекистанцы воображают президента Шавката Мирзиёева в роли «идеального короля». Пока президент создает достаточно прецедентов, чтобы поддерживать эти иллюзии. Так, сразу после назначения на пост временного президента Шавкат Мирзиёев неожиданно заявил, что государственные чиновники виноваты в том, что социально-экономические проблемы не решаются, и пообещал, что настало время измениться. До него никто никогда не критиковал государство. Поступая так, он изменил наше воображение об автократах.
 
Автократы обычно воспринимают общество как оппонента государству, но Шавкат Мирзиёев делает наоборот. В своем первом выступлении, сделанном в качестве президента на заседании Кабинета министров, посвященном окончательному отчету о социально-экономическом развитии страны на 2016 год, он признал, что государство не работает для людей. На встрече он приказал министрам и государственным чиновникам не сидеть в офисе, а встречаться с людьми и слушать их (вспомним «справедливого» халифа Харуна-аль-Рашида). Сам президент начал активно общаться с людьми напрямую, создав виртуальную приемную, где к настоящему времени принято 479 635 заявлений и 404 366 из них были разрешены к середине февраля 2017 года. Дополнительно были созданы приемные в местных органах власти, которые, по замыслу президента, должны служить общественным интересам и обеспечивать верховенство закона.
 
Призыв к общению с людьми – не пустой популистский ход. Он дает чиновникам возможность получить лучшее представление о существующих проблемах, что позволит разработать стратегии по их разрешению. В свою очередь, общество получает возможность воздействовать на процессы разработки политики.
 
В отличие от автократов, которые заботятся только о своих родственниках и друзьях, «идеальный правитель» думает только о людях. Исходя из этого, широкий спектр мер по экономической либерализации принимается президентом лично, он подписывает много указов, поправок к законам и новые законы, направленные на сокращение государственного вмешательства в общественную сферу и предоставление большей свободы бизнесу. Подписывает закон о противодействии коррупции, поручает создать позицию омбудсмена по бизнесу.
 
В сфере экономики президент спускается на микро-уровень и поддерживает бизнес. Банки выдают кредиты с субсидированной ставкой на выращивание лимонов и домашней птицы. Количество бюрократических документов, необходимых для начала нового бизнеса, сокращается с 6 до 1, и каждый может зарегистрировать свой бизнес за 30 минут, начиная с первого апреля этого года. 
 
Принимается указ о программе, предусматривающей снижение уровня бедности и перераспределение доходов среди населения. В результате многие бедные люди бесплатно получают сотни цыплят от государства.
 
Ставится задача и о формировании гражданского общества. Президент распорядился подготовить проект по децентрализации власти, дающий больше ответственности местным органам власти и махаллинским общинам. Еще в ходе своей предвыборной кампании Мирзиёев обещал, что в предстоящие годы местные хокимы (tuman hokimlari) будут избираться через всенародное голосование, и они будут отвечать за социально-экономическое развитие регионов.
 
Все это создает убедительные доказательства того, что Шавкат Мирзиёев – это тот самый «идеальный правитель», который стремится спасти общество от «злого государства». Ведь, как в своем трактате предположил Аль Фараби, забота о людях — это высшая моральная черта правителей.
 
Проведение реформ в Узбекистане получает  оправдание с моральных позиций, но не с точки зрения прагматизма, с которой необходимо сопоставлять заявления правителя и реальные результаты. Пока значительных улучшений в экономике и обществе не наступило, так как прошло немного времени с начала реализации реформ, поэтому президент может еще длительное время пользоваться периодом своей идеализации.
 
Прежний авторитарный режим ограничивал действие формальной демократической политической системы, особенно после «цветных революций» и «арабской весны».
 
Зачаточное гражданское общество
 
Гражданское общество в Узбекистане сих пор остается в зачаточном состоянии и сложно представить, что оно получит быстрое развитие через меры сверху. После обретения независимости в стране была принята концепция «от сильного государства к сильному гражданскому обществу», и основная идея этой концепции заключалась в том, чтобы передать больше ответственности и задач государства институтам гражданского общества и местным органам власти. Но этот процесс затормозился и исполнялся неэффективно. Было принято много документов, которые расходились между собой.  Например, закон, определяющий возрастающую роль политических партий в обществе, был принят в 2007 году, но практически не исполнялся. Самым важным пунктом закона является то, что любая группа определенной партии в местном законодательном органе может осуществлять импичмент хокиму провинции. Но на практике для осуществления этого стоят два препятствия. Первое состоит в том, что все хокимы провинций назначаются президентом и молча утверждаются местным законодательным органом. Во-вторых, почти все хокимы провинций являются сенаторами, которых также избирает местный законодательный орган.
 
Реформы, инициированные президентом Шавкатом Мирзиёевым, продолжают упоминать развитие гражданского общества как цель. В стратегии действий на 2017-2021 годы предусматривается расширение полномочий местных органов власти и органов самоуправления (махалли) посредством децентрализации власти и передачи обязанностей от государственных институтов к самому обществу. Здесь государство выступает координатором действий. Но такая же схема осуществления реформ существовала и ранее. Прежний авторитарный режим ограничивал действие формальной демократической политической системы, особенно после «цветных революций» и «арабской весны». Новый режим пока не показывает решительной готовности изменить картину.
 
Угрозы реформам
 
Осуществлению реформ в Узбекистане угрожает много препятствий, из которых главной угрозой является сам режим. Очевидно, что напряженность между сторонниками жесткой линии и «чрезвычайного положения», с одной стороны, и реформистами, вместе с действующим президентом и его командой, с другой, вероятно, станет краеугольным камнем в темпе непрерывных преобразований. Сторонники жесткого авторитарного правления по-прежнему оказывают сильное влияние на формирование политики и даже могут блокировать инициативы президента по проведению открытой политики. Некоторые из указов президента откладываются по неизвестным для нас причинам, и это указывает на то, что элита страны делится на два фронта и власть действующего президента хрупка.
 
Общество должно поддерживать реформистов, но оно пока не готово занимать какую-либо позицию из-за длительного отчуждения от политического участия и маргинализации населения, а также отсутствия сильных институтов гражданского общества, которые могли бы поддержать реформистов. Несмотря на это, президент пытается заручиться поддержкой среднего класса, который является основным двигателем экономического развития. Но прослойка среднего класса – небольшая и слаба перед угрозой репрессивного аппарата государства. Здесь мы только можем рассчитывать на способность президента Шавката Мирзиёева маневрировать внутри элиты.
 
Другим препятствием является государственная бюрократия, сформированная предыдущим президентом, которая может воспротивиться темпам изменений. Шавкат Мирзиёев перетасовал и сменил многих чиновников в первые дни своего президентства. Параллельно с виртуальной приемной президента был создан Информационно-аналитический отдел при Премьер-министре, основной задачей которого является контроль исполнения мер по комплексному социально-экономическому развитию регионов. Цель таких институтов заключается в противодействии неэффективной бюрократии, за неимением других механизмов проверки и мониторинга действий государственных учреждений.
 
Самая большая опасность — государственная пропаганда или риторика, когда государственные чиновники превращают любые инициативы президента в «кампанейщину», наносящую ущерб самому государству. В официальных СМИ есть традиция ассоциировать любые успехи или улучшения с личностью президента и любые неудачи с некомпетентностью местных чиновников. Таким образом, привязка всего к личности президента открывает путь к реструктуризации авторитарных и тоталитарных практик. Формируется представление о том, что только президент имеет исключительное право на внесение изменений. Сегодня кампания в средствах массовой информации пропагандирует личность президента как героя, который спас целую нацию от коррумпированных «государственных преступников». Но такая практика имеет тенденцию скрывать неудачи за успехами и затрудняет оценку реальной ситуации. В этой подаче СМИ государственные институты не будут в состоянии адекватно выполнять свои задачи, а реформы останутся на бумаге.
 
И наконец, коррупция пока является непобедимой даже в самых мягких авторитарных режимах, так как служит их жизненно важным источником. Новоизбранный президент принимает множество мер, направленных на борьбу с коррупцией в государственных учреждениях, но коррупция прочно увязана с традициями общественной жизни. Создание виртуальной приемной и приёмных на местах позволяет мобилизовать людей против наиболее грубых коррупционных практик в государственных учреждениях. С одной стороны, через такие механизмы президент имеет возможность обеспечить себе популярную поддержку реформ, с другой стороны, он получает рычаг давления на сторонников жесткой линии и напрямую ослабляет сильную государственную бюрократию. Это называется у узбеков — «убить двух зайцев одним ударом».
 
Заключение
 
Можем ли мы ожидать демократизации без реальных улучшений в сфере гражданских прав, таких как свобода слова, свобода мысли, свобода собраний и протестов? Без существования реальной оппозиции? Опыт некоторых стран Азии, переживших такой переход, показывает, что либерализация экономики постепенно приводит к свободе в политической сфере. Такой путь прошли такие страны, как Япония, Южная Корея, Индонезия и Малайзия. В случае с Узбекистаном такой сценарий возможен, но оптимистичен. Напротив, здесь для продвижения экономических реформ требуется политический баланс и сохранение мягкой формы режима. Укрепится ли культ президента или, напротив, ослабнет его поддержка, означает, скорее всего, потерю воли к реформам или победу сторонников «жесткой линии».
 
"CAA Network"
Санжар Султон 
26.04.17

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
субару


Публикации Авторов:

26.09.2017
"Ferghana"
Опиум для президента. О религиозном аспекте предстоящих в Кыргызстан выборов

26.09.2017
V.Salnikov (Mk-kz.kz)
Задача для стран-участников ЕАЭС: как перевести геополитический проект в экономическую плоскость?

22.09.2017
R.Gazenko (ROSBALT)
Путин оценил Атамбаева — за умение писать стихи

22.09.2017
"Rosbalt.ru"
РФ и США разошлись в оценке перспектив возвращения боевиков ИГ в Среднюю Азию

21.09.2017
G.Mihaylov (Regnum)
Победу президенту Кыргызстана принесут «ключевые элитные игроки»

20.09.2017
V.Bannikov (Mk-Asia)
Что обсуждали президенты РФ и КР в курортном городе?

20.09.2017
V.Panfilova (NG)
Таджикистан попал в "список Магнитского"

20.09.2017
"IQ-expert.kz"
Олигархат Центральной Азии: итоги и уроки (ч.2)

18.09.2017
"DKnews.kz"
Политика Президента Казахстана в Центральной Азии взвешена и рациональна - эксперт

18.09.2017
"Gazeta.uz"
Forbes назвал Узбекистан «новым экономическим стартом в Евразии»

18.09.2017
O.Solovyeva (NG)
Атамбаеву подарили 100 миллиардов

15.09.2017
I.Subbotin (Afghanitsan.ru)
Китай укрепляется в Афганистане: зачем Пекину новая региональная платформа?

15.09.2017
R.Gazenko (ROSBALT)
О чем не договорили Путин и Атамбаев

14.09.2017
A.Severskiy (Rusvesna.su)
Обстановка в Кыргызстане накаляется: Президент Атамбаев просит о срочной встрече с Путиным

Все материалы раздела