За кулисами Астаны-3
пятница, 24 марта 2017 г. 10:59:06
Главным результатом третьего раунда межсирийских переговоров в Астане стал сам факт, что они продолжаются. Несмотря на ряд противоречий между государствами-гарантами, саботаж процесса членами вооруженной оппозиции Сирии и откровенные подножки со стороны Запада, сторонам все же удалось достичь ряда важных договоренностей. Но чтобы процесс мирного урегулирования в Сирии решительно сдвинулся с мертвой точки, необходимы сложные и многосторонние дипломатические усилия.
 
Лиха беда начало
 
Из-за отказа сирийской оппозиции прибыть в Астану повестка дня третьего раунда переговоров несколько изменилась. Так, предполагалось завершить разработку единой карты присутствия в Сирии подразделений террористических группировок «Джебхат Фатх-аш-Шам» и ДАИШ, чего сделать не удалось.
 
Тем не менее участники переговоров оценили их как в целом успешные. Состоялись двусторонняя встреча делегации России и делегации сирийского правительства, встречи российских представителей с делегацией ООН и Иордании, консультации с представителями США, трехсторонние консультации между делегациями РФ, Ирана и Турции. Впервые астанинские переговоры посетил представитель Госдепартамента США.
 
Если говорить о результатах переговорного процесса, то удалось достичь ряда важных договоренностей и разработать планы на будущее. Так, принято положение о совместной группе России, Ирана и Турции, которая будет работать на регулярной основе для сохранения режима прекращения огня. Таким образом, Иран уже официально стал третьей страной – гарантом соблюдения мира в Сирии вместе с Россией и Турецкой Республикой.
 
Кроме того, участники переговоров начали работу над всеобъемлющим соглашением о примиренном районе. Как заявил спецпредставитель президента РФ А. Лаврентьев, «это базовый документ, по которому у сирийской вооруженной оппозиции, да и у сирийского правительства, существуют определенные комментарии, свои соображения. Потребуется еще дополнительное время для того, чтобы привести этот документ в удобоваримую форму для всех сторон». В целом было отмечено, что режим прекращения огня достаточно успешно соблюдается. Только за первую неделю марта к примирению присоединились 47 городов и сел страны, а всего их стало 1338. При этом число отрядов умеренной оппозиции, заявивших о прекращении боевых действий, выросло до 199. Сейчас обсуждаются вопросы выработки механизма наказания за нарушение перемирия в Сирии и обмен пленными.
 
Возникли и новые сюжеты. Несмотря на то, что вопроса не было в программе, делегация правительства Сирии провела с россиянами консультации по конституционной реформе, а в повестку дня переговорного процесса были включены и проблемы восстановления культурного наследия.
 
Стороны в очередной раз подчеркнули приверженность мирному урегулированию и заявили, что астанинский процесс будет хорошей основой для урегулирования ситуации в Сирии на женевских переговорах, очередной раунд которых должен состояться 23 марта. Также было решено, что 18-19 апреля в Тегеране состоится встреча экспертов РФ, Турции и Ирана. А очередной раунд межсирийских переговоров пройдет в Астане 3-4 мая.
 
Козни оппозиции
 
Часть оппозиционных сил в Астане все же была. Например, один из представителей сирийской оппозиции Яхья аль-Ариди сообщил, что возглавляемая им группа для обсуждения вопроса прекращения огня встретилась с российскими и турецкими делегациями при участии спецпредставителя ООН в Сирии Стаффана де Мистуры.
 
Тем не менее явно напряжение между сирийским правительством и его оппонентами сохраняется на высоком уровне. Прямого диалога по-прежнему нет. Как заявил глава сирийской делегации Б. Джаафари, «мы приехали сюда не для встречи с делегацией вооруженных группировок, мы приехали для встречи с двумя гарантами-союзниками – Ираном и Россией. Решение оппозиции не участвовать выявляет ее слабость и отсутствие независимости. Решение об участии или неучастии – политическое, его принимает не оппозиция, а ее покровитель. Во-вторых, это касается трех стран-гарантов, и когда один из гарантов не выполняет свои обязательства – а я имею в виду Турцию, то нужно спросить у Турции о присутствии этих группировок».
 
Основания для таких заявлений у Дамаска действительно есть. Глава делегации вооруженной оппозиции Сирии на первом и втором раундах переговоров в Астане Мохаммад Аллуш, мотивируя отказ прибыть на переговоры, выдвинул откровенно привнесенные извне и заведомо невыполнимые требования, способные полностью заблокировать диалог. Помимо традиционной жвачки о невыполненных властью обещаниях, вдруг зазвучали и требования про «уход президента Башара Асада и правящей банды». Аллуш также призвал иранские силы и поддерживаемых Ираном ополченцев покинуть Сирию, а иностранных «боевиков», воюющих на стороне Б. Асада, включить в список террористических организаций.
 
Как прокомментировал эти заявления А. Лаврентьев, «есть силы, которые хотят сорвать переговорный процесс по Сирии». Его мнение разделяет и преподаватель факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ Г. Лукьянов, который отметил, что «действует комплекс факторов. Возможно, ослабло само влияние Турции на оппозицию. Во-вторых, более активно могла подключиться Саудовская Аравия. В последние месяцы финансовая помощь для оппозиции с ее стороны иссякла, влияние стало слабеть. Вполне возможно, что, будучи обеспокоенной этим, Саудовская Аравия вновь включила источники финансирования».
 
Когда в товарищах согласья нет
 
Действительно, прежде чем заниматься урегулированием в Сирии, самим членам тройки Россия–Иран–Турция предстоит провести сложную работу по налаживанию между собой атмосферы доверия и баланса интересов.
 
Настоящим гордиевым узлом являются отношения Ирана и Турции. Во-первых, между ними исторически существует напряженность и соперничество. Во-вторых, их интересы в Сирии часто вступают в противоречия между собой. Тегеран не допускает возможности ухода Асада и рассматривает его как гаранта сохранения своего жизненно важного влияния в Сирии, что необходимо для усиления «шиитского пояса» от Афганистана до Ливана для укрепления их позиций на Ближнем Востоке.
 
Анкара, в свою очередь, не допускает возможности формирования курдской государственности где бы то ни было, поддерживает этнически близких туркоманов и единоверцев арабов-суннитов, противостоит иранскому доминированию как в Сирии, так и во всем ближневосточном регионе.
 
Противостояние вылилось в требования Турции усилить санкции против Ирана на Мюнхенской конференции по безопасности, куда делегации обеих стран даже не пригласили. Традиционно союзниками неоосманов в этом вопросе выступают монархии Персидского залива, Иордания, а также в некоторой степени Израиль, которые не собираются уходить от сирийского вопроса. Саудовская Аравия, например, планирует в рамках возглавляемой США коалиции ввести в Сирию силы своего спецназа.
 
Президент Турции Р. Эрдоган недавно посетил Саудовскую Аравию, Бахрейн и Катар, где обсуждались проблемы Сирии. Содержание переговоров со странами суннитского пояса неизвестны. Турецкий лидер мог обсуждать как вопросы урегулирования, так и совместное противостояние иранским планам в этой стране.
 
Иран, впрочем, не собирается пассивно ждать очередного витка проблем. Практически одновременно с турецким президентом по аравийсскому региону проехал и глава Ирана Х. Роухани, посетивший Оман и Кувейт. Оман традиционно является посредником в иранско-саудовском диалоге, а Кувейт вряд ли бы принял «религиозных врагов» без согласия Эр-Рияда.
 
Учитывая сложность ситуации, основная нагрузка в налаживании отношений между ближневосточными игроками ложится на плечи России, ведущей постоянный диалог со всеми заинтересованными сторонами.
 
Противоречия в США
 
Не оправдались пока что и ожидания на оздоровление атмосферы после прихода к власти в США Д. Трампа. Явный конфликт новоизбранного президента с американским истеблишментом и спецслужбами не позволяет Вашингтону изменить внешнюю политику на ближнем Востоке.
 
Представители «ястребов» активно навязывают Д. Трампу продолжение сирийской политики Б. Обамы. Например, новый план по Сирии, по оценке бывшего командующего Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе адмирала в отставке Дж. Ставридиса, «похож на старую поговорку: «План «Б» заключается в том, что мы следуем плану «А», только стараемся сильнее». Представители Пентагона настаивают на том, чтобы удвоить американский военный контингент в Сирии, что может привести к эскалации ситуации. Ничего не изменилось и в вопросе «соревнования за Ракку», которую американцы стремятся захватить раньше Б. Асада, чтобы обвинить РФ в поддержке  Асада вместо борьбы с ДАИШ.
 
Крайне осложняет ситуацию и антииранская позиция Д. Трампа. Вашингтон начал консультации с Израилем и с четырьмя арабскими странами, среди которых Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет и Иордания, о создании нового ближневосточного антииранского союза. В начале февраля в палате представителей США был представлен новый законопроект о санкциях против Ирана.
 
Не оставляет американская партия войны и надежд расколоть российско-ирано-турецкий альянс. 10 февраля в Турции побывал директор ЦРУ Майк Помпео. Ту же агентство Anadolu заявило, что «…если Россия не предложит Турции более выгодные условия, нежели США, то Анкара останется более близкой к НАТО».
 
Европейские шакалы
 
Пока администрация США занята внутренними конфликтами, эстафету в поддержке терроризма и нагнетании напряженности в Сирии приняла Европа.
 
После ряда терактов в Сирии накануне мартовского раунда переговоров в Астане именно европейские государства заблокировали в СБ ООН резолюцию с их осуждением. Как прокомментировал эту ситуацию МИД России, «нежелание подходить к террористам, убивающим сирийцев, с той же степенью безоговорочного осуждения, с которой международное сообщество подходит к терактам в других странах, представляет собой двойной стандарт, заставляющий сомневаться в приверженности тех, кто ему следует, задаче искоренения терроризма в глобальном масштабе. Такие двойственные подходы провоцируют террористов на новые кровавые преступления».
 
В свою очередь, верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Ф. Могерини подчеркнула, что Европа будет оказывать значительную поддержку сирийской оппозиции. Не оттого ли так осмелел Мохаммад Аллуш?
 
Продолжается и информационная война. Одиозные «Белые каски», которые кормили публику сказками о преступлениях Б. Асада и ВКС РФ в Алеппо, теперь переориентировались на Восточную Гуту. Как отметил глава международного комитета Совета Федерации К. Косачев, «нас в России не может не беспокоить, что как только в сирийском процессе появляются хорошие новости, как только возникает надежда на то, что вооруженное противостояние прекратится, что наступит перемирие, что начнут договариваться между собой представители властей и невооруженная оппозиция – а может быть, и вооруженная оппозиция, тут же начинается на Западе кампания информационных вбросов». Только в феврале имели место три мощные атаки на Сирию: речь идет о докладах Amnesty International, Human Rights Watch и Atlantic Council с заведомо искаженной, поверхностной, предвзятой информацией.
 
Как видим, ситуация остается крайне сложной, а разрешение сирийского конфликта очень далеко от завершения. С одной стороны, все заинтересованные игроки уже поняли бесперспективность и невозможность решения сирийского вопроса военными методами и исключительно по своему сценарию. Это понимание стало возможным лишь благодаря операции российских ВКС, которые навсегда похоронили надежду расправы с Сирией. С другой – пока что ни одна из заинтересованных сторон не готова отказаться от своих ключевых позиций.
 
Переговорный процесс в Астане в этом контексте является ключевым элементом урегулирования конфликта, поскольку именно там представлены страны, непосредственно заинтересованные в решении сирийской проблемы и всего комплекса ближневосточных отношений. Россия, в свою очередь, является государством, которое способно своими дипломатическими усилиями скоординировать деятельность как своих иранских и турецких союзников, так и ближневосточных стран.
 
"Ритм Евразии"
Ольга СУХАРЕВА 
24.03.17

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
киргизия авторынок бишкек


Публикации Авторов:

26.07.2017
"Vpoanalytics.com"
Газопровод ТАПИ: «энергетический фронт» США против Китая в Центральной Азии?

26.07.2017
E.Korotkova (News-Asia)
«Русгидро» собирается подавать в суд на Кыргызстан и возмущено риторикой президента Атамбаева и чиновников

25.07.2017
"Polit-Asia", kz
Келкел снова рвется в Кыргызстан?

25.07.2017
V.Panfilova (NG)
Атамбаев оставляет кыргызам тяжелое наследство

20.07.2017
P.Chorshanbiev (Asia +)
Саудовская Аравия отпала. Парламентский комплекс в Душанбе построят за счет Китая

20.07.2017
"Liter.kz"
В Туркменистане банки ограничили конвертацию нацвалюты

20.07.2017
Y.Kistkina (CAM)
К чему приведут уход «старой гвардии» и усиление Карима Масимова?

20.07.2017
"Kommersant"
Кыргызстан выбирает президента из трех премьеров

19.07.2017
A.Melnikov (NG)
В Средней Азии ополчились на арабский ислам

19.07.2017
"Press-unity.com"
Кубат Рахимов: Внутри ЕАЭС осталось около шестидесяти барьеров, изъятий и ограничений

19.07.2017
"Expert Online"
В Кыргызстане Москва поддержит победителя

17.07.2017
A.Mehtiev (Pravda.ru)
Незаживающие раны Средней Азии: как США создают дугу нестабильности в подбрюшье России

17.07.2017
V.Panfilova (NG)
Кыргызстан и Таджикистан могут стать проводниками США на российский рынок

14.07.2017
"UzNews.uz"
Узбекистан готовится к визиту Федерики Могерини

Все материалы раздела