США и Узбекистан — обзор пройденного пути и вопросы будущего
пятница, 10 февраля 2017 г. 14:45:29
 
19 февраля 2017 года исполняется 25 лет со дня установления дипломатических отношений между Соединенными Штатами Америки и Республикой Узбекистан. В этом ракурсе приход к власти нового президента США служит на деле разграничительной линией, отделяющей одну эпоху международных взаимоотношений от другой. Для Узбекистана этот период войдет в историю так же, как период построения под руководством первого президента Узбекистана И. Каримова основ межгосударственных взаимоотношений с глобальной державой. В этом плане пройденный, весьма сложный период становления и развития двусторонних отношений требует своевременного осмысления и анализа.
 
Приход к власти нового президента США служит на деле разграничительной линией, отделяющей одну эпоху международных взаимоотношений от другой
 
Согласно объективным законам развития любой системы международных отношений, определяющую роль в ней играет политика ведущей глобальной державы, что многократно подтверждается практикой международной жизни.
 
Так, несмотря на появление и усиление в последние годы новых глобальных акторов (Китай) и перипетии последних лет, США продолжают играть серьезную роль в развитии всего региона Центральной Азии. Для Соединенных Штатов отношения с Узбекистаном, самой густо населенной, многочисленным мусульманским населением страной, граничащей со всеми остальными государствами ЦА, имеют важное значение в плане определения вектора развития всей Центральной Азии и достижения долгосрочных внешнеполитических целей и задач в этой части мира.
 
В Узбекистане сотрудничеству с США придается одно из приоритетных значений, что отражено в «Концепции внешнеполитической деятельности Республики Узбекистан». Всестороннее взаимовыгодное и конструктивное сотрудничество с США развивается, в т.ч. на основе положений Декларации о стратегическом партнерстве и основах сотрудничества между Республикой Узбекистан и Соединенными Штатами Америки от 12 марта 2002 года.
 
Узбекистан проявляет существенный интерес к развитию полномасштабных взаимоотношений с глобальной державой, учитывая ее экономический и военно-политический потенциал, поддержку в вопросах обеспечения региональной безопасности. В этом плане первый Президент РУз И.Каримов подчеркивал: «Узбекистан в своей внешней политике всегда был и остается сторонником взаимовыгодного сотрудничества и взаимного уважения со всеми близкими и дальними соседями, в том числе с США и Европой. Мы никогда не свернем с этого пути».
 
С целью понять глубже специфику двусторонних отношений рассмотрим их кратко на фоне того политического контекста, в рамках которой развивались эти взаимоотношения. В соответствии с основными вехами в развитии отношений пройденный период можно условно разделить на четыре основных этапа: период 90-х-2000гг., 2001-2005гг., 2006-2011гг. и 2012- 2016гг.
 
Этапы двусторонних отношений
 
Поиски США «стратегически совместимых партнеров» не привели в этот период к существенным результатам
 
В 90-е годы американо-узбекские отношения прошли этап становления, взаимного изучения, проб и ошибок. Поиски США «стратегически совместимых партнеров», которые при американском патронаже и руководстве «могли бы помочь оформить кооперативную трансевразиатскую систему безопасности» не привели в этот период к существенным результатам. Как и предпринятая впервые в 1997г. идея возрождения Великого Шелкового пути. Американо-узбекские отношения находились под косвенным воздействием как внутренних, не вполне изученных Соединенными Штатами, так и внешних факторов, к числу важнейших из которых можно отнести геополитическую конкуренцию с Россией и напряженность в отношениях с Ираном. Свою негативную роль сыграло и недостаточное внимание к Афганистану со стороны США.
 
Тем не менее, уже в этот период состоялись пять личных встреч президентов США и Узбекистана, десятки визитов высокопоставленных американских чиновников в Узбекистан, прошли обмены парламентскими делегациями, создана и функционировала совместная комиссия «Узбекистан – США» по политическому, экономическому и технологическому сотрудничеству.
 
В частности, уже 15–17 февраля 1992 года состоялся первый визит Государственного секретаря США Джеймса Бейкера в Республику Узбекистан. 14 -17 апреля 1998 г. состоялся визит идеолога «Шелкового Пути», сенатора С. Браунбека, в мае 1999 г. — визит Специального советника Госсекретаря США по странам СНГ С. Сестановича.
 
Параллельно заключены соответствующие соглашения и формируются основы военно-политических отношений двух стран. В частности, 13 июля 1994 г. с Узбекистаном подписано Рамочное соглашение Программы НАТО «Партнерство во имя мира» (ПВМ). 13 октября 1995 г. подписан Меморандум о договоренности и сотрудничестве по вопросам обороны и военных взаимоотношений между Департаментом обороны США и Министерством обороны Узбекистана. В 1998-99гг. страну посещает военная делегация США во главе с экс-Главнокомандующим Центрального командования Вооруженными Силами США Энтони Зинни.
 
К 1996 году в Республике были аккредитованы представительства более 30 крупных американских компаний и банков. Активно развивается также двустороннее взаимодействие в культурно-гуманитарной сфере. Наибольшая активность при этом проявляется в сфере образования и науки. 20 апреля 1992 года открылся ташкентский офис АЙРЕКС – Американского Совета по международным исследованиям и научным обменам (IREX – International Research&Exchanges Board). Открыто представительство авторитетной международной организации Американского совета по международному образованию (ACCELS-American Councils for International Education). Отдел информации, культуры и образования Посольства США в Узбекистане проводит целый ряд программ образовательного обмена, таких как программа Уильяма Фулбрайта, программа Хьюберта Хамфри, программа развития младшего преподавательского состава, программа стипендий Эдмунда Маски для выпускников вузов (ежегодно более чем 250 стипендиатов) и др.
 
В результате двустороннего партнерства только в 1994 году США предоставили Республике Узбекистан около 30 миллионов долларов в качестве технической помощи в форме различных грантов и проектов. В июле 1999г. подписана Ташкентская Декларация об основных принципах урегулирования конфликта в Афганистане, 15 сентября 2000 г. Государственный департамент США включил Исламское движение Узбекистана в список террористических организаций.
 
Вместе с тем, в 1998-2000 годы нарастает и взаимное недопонимание сторон. К примеру, не получает должного внимания со стороны Запада проблема все возрастающей нестабильности с территории Афганистана. При отсутствии эффективной борьбы с террористическими угрозами это подвергало страну переходного периода развития серьезным рискам и вызовам безопасности с соседних территорий.
 
Экономические санкции существенно осложняют отношения
 
2001-2005 гг. В период после событий сентября 2001 г. начинается существенное ускорение процесса вовлечения США в региональные процессы Центральной Азии, стабильность которой тесно увязывается с существующими демократическими и социально-экономическими проблемами развития региона, с вопросами безопасности самих Соединенных Штатов. Политическое переустройство Афганистана, завершение модернизации и вхождение в мировое сообщество стран ЦА увязываются в США с формированием нового американоцентричного мирового порядка.
 
Американо-узбекские отношения продолжают находиться под воздействием внутренних (проблемы переходного развития Узбекистана и несовместимость взглядов на проблемы демократизации страны) и внешних факторов, как-то в целом неудачи американской стратегии в ЦА и позже – в Афганистане, геополитическая напряженность в отношениях с региональными акторами (Россия, Иран, Китай).
 
В этих условиях узбекская политика США исходит из трех основных стратегических интересов Соединенных Штатов в Центральной Азии – энергоресурсы, безопасность и расширение свободы путем реформ. В целом, период с середины 90-х годов XX в. до андижанских событий 2005 г. отмечен расширением контактов государств ЦА с США в военной, политико–дипломатической, образовательной, научной, культурно–просветительской сферах, а также в области разработок энергопроектов.
 
В частности, только с октября 2001 года до марта 2002 года, в течение пяти месяцев, Узбекистан посетили 16 сенаторов и 8 конгрессменов. Всего с 1992 по 2012 год страну посетили около 130 сенаторов и конгрессменов США, из них 100 в период после 2001 года.
 
С октября 2001 по 2002 год Узбекистан трижды посетил министр обороны США Дональд Рамсфельд, нанесли визиты государственный секретарь Колин Пауэлл, министр финансов США Пол О’Нил, другие высокопоставленные представители администрации, включая 18 сенаторов и 69 конгрессменов США.
 
До 2005 года на осуществление различных программ развития было выделено всего 448,3 млн. долларов. Из этих сумм примерно 144 млн. долларов было израсходовано на поддержку демократических институтов, в частности, на реформирование судебных систем, помощь средствам массовой информации, общественным организациям и пр. Из них в рамках программы Экспортный Контроль и Безопасность Границ (ЕХВS), финансируемой Госдепартаментом США, с апреля 2000 до 2004 года Узбекистану передано военное оборудование на сумму более 7 млн. долларов.
 
Вместе с тем, неэффективные в условиях глобализации экономические санкции наряду с оказанием порой необоснованного политического и экономического давления на центральноазиатские государства по вопросам гуманитарных прав и демократии существенно осложняют отношения США со многими региональными акторами в Центральной Азии, включая Узбекистан. В частности, экономический анализ свидетельствует о том, что «показатели притока в Узбекистан прямых иностранных инвестиций на душу населения по-прежнему самые низкие среди стран с переходной экономикой». Это при том, что проблемы распространения экстремизма и терроризма с территорий Афганистана и Пакистана сохранялись. Логическим завершением данных тенденций явилось закрытие американской авиабазы в Ханабаде.
 
США выдвигает концепцию «Нового Шелкового пути»
 
2006-2011 гг. На данном этапе американо-узбекские отношения находятся во многом под влиянием таких факторов, как геополитическая напряженность в отношениях с региональными акторами (Россия, Иран, Китай). Одновременно обостряется негативный потенциал очагов нестабильности в Афганистане и Пакистане, что дестабилизирует соседние с Узбекистаном Кыргызстан и Таджикистан.
 
В этих условиях впервые поставлен вопрос о целесообразности вывода миротворческих сил НАТО из страны. США предлагает преобразование северного транзитного маршрута по поставкам военных грузов в Афганистан в разновидность современного Шелкового пути. Соответственно, возрастает значение в американской политике Узбекистана, ключевой страны с точки зрения обеспечения региональной безопасности, военной инфраструктуры и геостратегического расположения на стыке всех возможных и действующих транспортно-коммуникационных и энергетических артерий в ЦА. Прогнозируя конфликтный потенциал региона, США планируют выполнять роль гаранта региональной безопасности и расширить свое военно-политическое присутствие в Центральной Азии. Итогом переговоров явилось подписание 3 апреля 2009г. между США и Узбекистаном договора о транзите невоенных грузов войск НАТО через территорию Узбекистана.
 
Наряду с этим, с приходом в 2009г. к власти Барака Обамы американские подходы к Центральной Азии претерпели существенные перемены в части выбора средств и рычагов воздействия на регион. Администрация Обамы отдает предпочтение более осторожным, сдержанным подходам в оценке проблем в области гуманитарных прав и демократии в регионе. Акцент делается на постепенные внутренние преобразования в Узбекистане. Более того, с 2009 г. Вашингтон запускает специальный механизм по расширению сотрудничества со странами Центральной Азии, где в ходе консультаций обсуждаются вопросы развития торговли, прав человека, демократических реформ, оборонного сотрудничества и проблемы региональной безопасности, включая афганскую ситуацию.
 
В качестве знакового события в развитии двусторонних отношений следует упомянуть и план действий по укреплению сотрудничества между Республикой Узбекистан и США, утвержденный 11 января 2010 года. План предусматривает развитие сотрудничества по пяти основным направлениям: в политической сфере, в сфере безопасности, в сфере экономики и развития, в сфере человеческого измерения, в сфере обеспечения мира и стабильности в Афганистане. Дополнительно в 2011г. администрация США выдвигает концепцию «Нового Шелкового пути» (НШП), на деле являющейся логическим продолжением прежней американо-спонсируемой концепции «Большая Центральная Азия». Авторы концепции изначально предлагали региональный подход как наиболее оптимальный в решении назревших проблем в Центральной Азии.
 
Отношения значительно активизировались
 
Важными событиями этих лет стали обмены личными посланиями глав государств в апреле 2010 и июне 2011 годов, визиты Госсекретаря Х.Клинтон в Узбекистан в декабре 2010 и октябре 2011 годов, а также встречи руководства республики с заместителем советника по национальной безопасности Д.Макдоной, сенатором Л.Грехэмом и спецпредставителем США по Афганистану и Пакистану М.Гроссманом и др.
 
В целом, с 1992 по 2012 год Узбекистан посетили около 240 американских высокопоставленных лиц, представляющих Белый дом, Госдепартамент, различные министерства и ведомства. Наряду с этим, в мае, а также июне 2010 года были организованы визиты двух делегаций в составе членов Олий Мажлиса и представителей гражданского общества республики в США. Налаживается взаимодействие между Олий Мажлисом и Центром «Открытый мир» американского Конгресса.
 
Стороны также стремятся активно развивать торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество. За период 1992–2012 годы Узбекистан посетили свыше 200 руководителей крупных американских компаний и организаций. Позитивным примером сотрудничества с крупными представителями американского бизнеса является деятельность корпорации «Дженерал Моторс». 5 января 2011 года «GM Узбекистан» вошел в десятку самых главных рынков компании «Дженерал моторс».
 
Активно развивается сотрудничество в сфере науки и образования. Так, согласно данным доклада Института международного образования (IIE) США, около 688 студентов из Узбекистана проходили обучение в колледжах и университетах США в 2008–2009 учебном году, в сравнении с 539 студентами, обучавшимися в 2007–2008 учебном году, что является наивысшим ростом, зарегистрированным среди всех стран Центральной Азии на тот период. По линии Фонда Президента Узбекистана «Умид» за 1997–2007 годы 300 лучших узбекистанских студентов прошли обучение в США. В декабре 2010 года в ходе визита Госсекретаря Х. Клинтона в Узбекистан было подписано Соглашение о научно-техническом сотрудничестве между правительствами двух стран.
 
В области культуры стоит отметить созданный Конгрессом США в 2001 году Фонд Посла по охране культурных ценностей, который предоставляет гранты для сохранения исторических мест, предметов старины, манускриптов и музейных коллекций, а также таких традиционных форм выражения, как музыка, танец и язык. За период с 2001 по 2009 год Фонд Посла США выделил около 125 000 долларов США в поддержку семи проектов по сохранению исторического и культурного наследия Узбекистана.
 
Параллельно Соединенные Штаты оказывают гуманитарное содействие республике, которое предоставляется по линии международных негосударственных организаций США, таких как «AmeriCares», выделившей в 2010 году медикаменты и медицинское оборудование на сумму 12 млн. долларов и «Resource and Policy Exchange», поставившую груз на сумму 1,5 млн. долларов. В целом, в 2010 году в республику привлечено американское техническое и гуманитарное содействие на сумму свыше 30 млн. долларов, из которых 9,2 млн. долларов – по линии проектов ЮСАИД. За 9 месяцев 2011 года объем американской помощи по гуманитарной линии составил более 21 млн. долларов.
 
Особо стоит отметить Программу Общественной и Гуманитарной Помощи (ПОГП) Правительства США, по линии которой с 1999 года доставлено более 400 контейнеров гуманитарной помощи получателям по всему Узбекистану. Общий объем этой помощи составил более девяноста миллионов долларов США и более пятисот тысяч людей из уязвимых слоев населения стали получателями этой помощи.
 
Существенным фактором в углублении двусторонних контактов является и ежегодное предоставление правительством США виз для постоянного места жительства в США посредством лотереи Грин Кард. По данным посольства США в Узбекистане, количество выигравших в лотерею в 2010–2011 годах в Узбекистане составило около 4800 человек. Узбекистан занимает пятое место в мире по количеству победителей в данной лотерее.
 
Наряду с достаточной активностью всесторонних контактов и существенным объемом безвозмездной помощи, оказываемой США Республике Узбекистан, слабым звеном двусторонних взаимоотношений остается экономическая сфера, о чем можно судить по довольно низкому объему товарооборота между Узбекистаном и США в нижеприведенной таблице:
 
Внешнеторговый баланс Узбекистана, 2002-2014 гг.
 
Источник: Азиатский банк развития, Key Indicators for Asia and the Pacific 2015, http://www.adb.org
 
В настоящее время (2016г.) в Узбекистане зарегистрировано 158 предприятие, созданное при участии американских инвесторов. Из них 128 совместных предприятий и 43 со 100%-ым американским капиталом. Сфера деятельности данных предприятий включает автомобилестроительную, нефтехимическую, текстильную, пищевую, машиностроительную отрасли промышленности, сферу производства строительных материалов и др. В Министерстве внешних экономических связей, инвестиций и торговли Республики Узбекистан (МВЭСИ иТ) аккредитованы представительства 31 американских компаний.
 
Влиятельные эксперты рекомендовали администрации Обамы соблюдать семь общих основополагающих принципов политики США в регионе ЦА:
  1. В центре американской политики в регионе должны находиться сами страны Центральной Азии;
  2. Стратегическое и экономическое соперничество с другими странами нельзя полностью исключить, что, однако, не отвергает необходимость сотрудничества и консультаций с Россией и Китаем по ЦА;
  3. Рассчитывать на те научно-технические, экономические, образовательные, коммерческие и военно-политические возможности, которые только США могут предложить странам Центральной Азии;
  4. Необходимо тесно взаимодействовать с международными партнерами (ЕС, Турция и др.);
  5. Наращивать сотрудничество с частным сектором в ЦА регионе;
  6. Помнить о потребности в региональной стратегии — интеграции Центральной Азии в систему международной торговли, создание азиатских трансконтинентальных маршрутов с вовлечением на взаимовыгодной основе всех региональных акторов, в том числе, Китая, России, Индии, государств ЕС и Ближнего Востока;
  7. Проводить многомерную и многоаспектную политику в Центральной Азии, объединяющую в единое целое политику в области безопасности, торговли и прав человека, а также региональную политику в Европе и Азии, глобальную стратегию.
В сущности, эти подходы, в рамках которой в последнее время стремятся строить американо-узбекские отношения, сохраняли свою силу до настоящего времени. При этом, начиная с саммита НАТО в Лиссабоне в 2010 году, вопросы региональной и глобальной безопасности более тесно увязывались с Афганистаном.
 
Растущая региональная и международная нестабильность подвергает сомнению выдвигаемую США концепцию Нового Шелкового Пути
 
2012-2016 – Последние пять лет знаменуют такие события, как начало подготовки и вывод в 2014 г. миротворческих сил из Афганистана, углубление начатого в 2011 г. сирийского кризиса, сунни-шиитский конфликт и новый этап обострения американо-российских отношений, не в последнюю очередь связанных с началом поэтапного урегулирования ирано-западных взаимоотношений. С завершением вывода миротворческих сил из Афганистана функционирование северного транзитного пути, к сожалению, не преобразовалось в планируемую систему транспортно-транзитных путей. Предметом особой озабоченности Узбекистана стало учащение вблизи ее территории террористских актов и вовлечение части узбекских граждан в сирийские события.
 
В этих условиях в Соединенных Штатах ведутся дискуссии о целесообразности полного свертывания американского присутствия в регионе или более активного вовлечения США в регион ЦА. При этом американские эксперты делают акцент на причинах внутреннего характера для центральноазиатского региона. Растущая региональная и международная нестабильность подвергает сомнению выдвигаемую США концепцию Нового Шелкового Пути.
 
Отсутствие эффективной концепции по Центральной Азии, однако, не снижает интерес супердержавы к региону – его развитие может иметь далеко идущие негативные последствия для безопасности и геополитического статуса США. Поэтому даже пессимисты склонны полагать, что в долгосрочной перспективе внутренние перемены в государствах Центральной Азии могут создать возможности для продвижения американских инициатив типа НШП. Тем временем они подчёркивают интерес США в предотвращении распространения оружия массового поражения и превращения Центральной Азии в прибежище радикальных исламских сил; построение регионального энергетического рынка, связанного с Афганистаном, Южной Азией, Европой и Восточной Азией; региональную интеграцию ЦА стран.
 
Таким образом, стратегия США в отношении Центральной Азии практически не изменилась, смещаются лишь акценты. Соединенные Штаты также не отказались от идеи превращения региона Центральной Азии в транспортно-энергетический хаб. В этой связи легализован закон Конгресса США от 17 января (P.L. 113-76, Sec. 7044) о выделении 150 миллион долларов США на программы развития Южной и Центральной Азии, связанных с процессом трансформации Афганистана.
 
Учитывая при этом сохранение долговременной нестабильности в Сирии, Афганистане, Пакистане и др. местах, США обязуются выполнять роль гаранта региональной безопасности при сотрудничестве с другими региональными акторами. С этой целью в 2013г. в Ташкенте был открыт региональный офис НАТО. Для более успешного и действенного, с учетом специфики местных государств, продвижения выдвинутых задач с сентября 2015г. США запускают механизм «C5+1» (ЦА страны и США).
 
О возросшем значении Узбекистана в региональной политике США говорит и то, что только в 2014году Узбекистан посетило 60 делегаций США [20]. В течение всего периода 2012-2016 гг. страну 11 раз посетили делегации Конгресса США, 21 раз — делегации Вооруженных Сил США.
 
Об укреплении военно-политической составляющей двустороннего сотрудничества говорят следующие факты.
 
С начала осуществления в апреле 2000 года программы EXBS «Экспортный контроль и безопасность границ» (EXBS) Правительству Узбекистана было передано более 15 000 000 долларов США в виде оборудования и обучения. Дополнительно, в 2014 году правительство США выделило безвозмездный грант на сумму свыше $12 млн. на проекты укрепления материально-технического обеспечения правоохранительных и таможенных органов Узбекистана, реконструкцию таможенного поста «Алат» и строительство погранкомплекса «Лябоб». В апреле 2015 года в Узбекистан для борьбы с наркобизнесом на безвозмездной основе осуществляется доставка оборудования, патрульных катеров и автомобилей стоимостью $6,2 млн.
 
Не ограничиваясь этим, в августе 2015г. Пентагон завершает поставку 328 современных боевых машин министерству обороны Узбекистана, крупнейшую в истории военно-техническую помощь центральноазиатским странам. В феврале 2016г. Пентагон опубликовал программу партнерства по борьбе с терроризмом, запланировав выделение 50 миллионов долларов США центральноазиатским государствам в 2016–2017. В целом, республики ЦА получили с началом их независимости помощь региональному развитию стоимостью около 8,8 миллиардов долларов США. Одновременно Вашингтон планирует серьезно расширить сотрудничество с центральноазиатскими государствами в сфере экономики, энергетики и экологии, образования и культуры.
 
Важное значение в развитии двусторонних отношений имеет регулярный диалог на высшем уровне. В этой с
facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии


Публикации Авторов:

25.04.2017
"Exclusive.kz"
Американский политолог пророчит войну в Центральной Азии

25.04.2017
E.Kosolapova (Trd)
Экономика Казахстана адаптируется к нефтяному ценовому шоку - Fitch

25.04.2017
"Polit-Asia", kz
Коротко о внешней политике Туркменистана

21.04.2017
V.Panfilova (NG)
Атамбаев ждет аудиенции у Путина

21.04.2017
"Gazeta.ru"
Россия отдала Хану должное

21.04.2017
M.Bajenov (BFM.ru)
Террористическую сеть для России плетут в Средней Азии?

20.04.2017
D.Rodionov (SVPressa)
Бандподполье: ИГИЛ ищет резервы на Северном Кавказе

20.04.2017
V.Panfilova (NG)
Президентские выборы в Кыргызстане могут состояться досрочно

19.04.2017
"Expert.kz"
Куда «смещается» Казахстан

19.04.2017
"Polit-Asia", kz
Корректировка визовой политики Пекина в отношении стран Средней Азии

19.04.2017
I.Subbotin (NG)
Контингент НАТО в Афганистане собираются пополнить

19.04.2017
"Parlamentskaya Gazeta"
Депутатские зарплаты в странах Центральной Азии находятся под грифом секретно

18.04.2017
"Ferghana"
Всё, что нажито: Чем владеют и что скрывают потенциальные президенты Кыргызстана?

18.04.2017
G.Asatryan (Izvestiya)
Хамид Карзай: деньги от наркотиков в Афганистане идут в западные банки

Все материалы раздела