Россия: Геополитические удачи скрывают экономические проблемы
вторник, 10 января 2017 г. 12:56:41
У президента России Владимира Путина было много причин улыбнуться, оглядываясь на прошедший год, оказавшийся во многом удачным для России с геополитической точки зрения. Но Дед Мороз на Новый год не принес российскому лидеру главного подарка – сильной экономики.
 
Во внешнеполитической сфере год 2016-й оказался для Путина весьма удачным. В частности, решение Великобритании отделиться от ЕС и избрание Дональда Трампа президентом США посеяли неопределенность на Западе, создав для России дополнительные возможности для продвижения на мировой арене своих политических интересов и социальной повестки. Все сложилось так хорошо, что даже в Эстонии – прибалтийском государстве, традиционно смотрящем на Россию с опаской – в конце ноября к власти пришло коалиционное правительство, во главе которого встал дружественно настроенный к Москве премьер-министр.
 
Череда геополитических успехов, включая гамбит России в Сирии и примирение с Турцией, демонстрирует, что личная путинская марка иллиберализма – так называемая «суверенная демократия» – набирает популярность. А западный либерализм кажется поблекшим, пребывающим в беспорядке и неспособным быстро адаптироваться к Цифровому веку, когда любой идиот со смартфоном может сеять ненависть, ложь и неразбериху.
 
Но эти удачи не меняют одного: за фасадом возрожденного, казалось бы, величия таится серьезная слабость, которую Путин игнорировал на протяжении всех своих трех президентских сроков и во время пребывания на посту премьер-министра России. Пока путинский Кремль в последние годы был занят усилением влияния России за рубежом и продвижением «традиционных» – т.е. антилиберальных – ценностей, российская экономика все больше погружалась в кризис.
 
Тревожной реальностью является то, что Россия сейчас больше зависит от экспорта полезных ископаемых, чем когда-либо ранее в постсоветский период. Несмотря на падение цен, Россия в 2016 году вышла на рекордный уровень добычи нефти (11,21 млн баррелей в день) и экспорта газа (614,5 млн кубометров в день). В то же время промышленность в России продолжает чахнуть, испытывая трудности с производством товаров (кроме оружия), востребованных на мировом рынке.
 
Иными словами, экономика России сейчас больше подходит колонии, чем имперской державе.
 
Путин, по всей видимости, поглощен идеей возвращения России по праву, на его взгляд, принадлежащей ей роли глобального игрока, но его нежелание провести структурные реформы внутри страны душит экономику и ведет к тяжелым социальным последствиям. Он сталкивает все большее число россиян к порогу – а то и за порог – бедности.
 
Контролируемые государством российские СМИ в последнее время старались рисовать позитивную макроэкономическую картину, цитируя множество экспертов, утверждающих, что самый сложный период для России, наступивший по причине обвала цен на энергоносители, уже позади, а в 2017 году в стране начнется экономический рост. «Наметилась позитивная тенденция», – заявил Путин во время ежегодной большой пресс-конференции в конце декабря.
 
Как сообщило новостное агентство ТАСС со ссылкой на прогнозы Министерства финансов и Центрального банка РФ, в 2017 году экономика России должна подрасти на 1%, а инфляция – сократиться до 4%. Предполагается, что дефицит бюджета в этом году составит 3,2% ВВП (при цене на нефть марки Urals на уровне $40 за баррель).
 
Но если отвлечься от радостных официальных выкладок и спуститься на землю, то вид с высоты роста простого человека представляется весьма невеселым. Вызывающим наибольшее беспокойство – или, по крайней мере, должным вызывать беспокойство российского правительства – показателем является непрекращающееся на протяжении уже 25 месяцев подряд падение располагаемых доходов россиян. За это время располагаемые доходы сократились примерно на 16%. Для сравнения, даже в самый тяжелый период Великой рецессии в США в конце 2000-х годов располагаемые доходы американцев не падали более семи месяцев подряд.
 
Согласно опубликованному в ноябре докладу Всемирного банка, по состоянию на середину 2016 года 14,6% жителей России (или около 21,4 млн человек) имели доходы ниже установленного властями страны уровня бедности. В докладе также сообщалось, что число людей с доходами, близкими к уровню бедности, достигло 51%, вследствие чего «многие потеряли достигнутый в недавние годы уровень экономического процветания». В настоящее время прожиточный минимум в России был установлен на уровне 9 889 рублей (около $160) в месяц.
 
Но статистика по бедности не отражает полной картины. Серьезные трудности коснулись гораздо более широких слоев населения. Согласно опубликованным в ноябре результатам исследования Высшей школы экономики, одного из ведущих российских исследовательских институтов, 41% респондентов заявили, что им не хватает денег на еду и одежду. В целом, 73% опрошенных сообщили, что из-за финансовых проблем им приходится сокращать расходы на ключевые товары и услуги, или полностью отказываться от них.
 
Для большинства россиян ситуация в ближайшее время, скорее всего, не улучшится. Минэкономразвития РФ в опубликованном в ноябре документе спрогнозировало, что располагаемые доходы вырастут на 0,2% в 2017 году и 0,5% в 2018 году. Но даже эти очень скромные цифры следует воспринимать с долей скепсиса, т.к. ситуация с точностью прогнозов у министерства оставляет желать лучшего: оно заявляло, что в 2016 году располагаемые доходы упадут на 0,7%, а реальная цифра оказалась в восемь раз выше – доходы просели на 5,6%.
 
Примечательно, что в решении этой проблемы Путин, судя по всему, рассчитывает на США, а точнее, на администрацию Трампа. В своем новогоднем обращении российский лидер выразил надежду, что двусторонние отношения могут выйти на «совершенно новый уровень».
 
«…Действуя в конструктивном и прагматичном ключе, [наши страны] смогут предпринять реальные шаги по восстановлению механизмов двустороннего сотрудничества в различных областях», – сказал Путин. Если проанализировать и расшифровать это высказывание, что перевод будет таким: «Я ожидаю, что администрация Трампа снимет наложенные на Россию санкции, не будет мешать мне действовать, как мне заблагорассудится, во внутренних делах, и не будет создавать мне головные боли во внешнеполитической сфере».
 
Путин явно надеется на помощь со стороны команды Трампа. Но, как убедилось большинство американских избирателей, Трамп – мастер ломать прогнозы и расчеты. Рассчитывать, что Трамп будет действовать последовательно и предсказуемо – это все равно что ждать от Папы Римского обращения в ислам.
 
Путин и его приближенные, по всей видимости, также рассчитывают на рост и последующую стабилизацию на высоком уровне цен на нефть, что позволило бы наполнить государственную казну. Но подобный оптимизм строится на шатком фундаменте. В этой сфере в ближайшей и среднесрочной перспективе ключевым словом будет «неопределенность».
 
Но даже если цены вырастут и администрация Трампа окажется уступчивой, что позволит России улучшить свою финансовую ситуацию, воспользоваться плодами смогут только клептократы и капиталисты из близкого круга Путина, верно служащие главному «суверенному демократу» страны. Остатков с их стола широким массам не хватит.
 
Единственным вариантом решения экономических проблем является проведение структурных реформ. Чтобы добиться финансовой стабильности и экономического процветания широких масс, экономику России необходимо диверсифицировать и избавить от зависимости от скачков цен на ископаемое топливо и прочее сырье. Также нужно реформировать рынок труда и систему социальной защиты. Но в первую очередь необходимо обеспечить неприкосновенность частной собственности. Предприниматели и инвесторы должны быть уверены, что будет соблюдаться принцип верховенства закона и что система правосудия в России будет выступать в качестве независимого арбитра при разрешении разногласий.
 
Но проблема для Путина состоит в том, что либерализация экономики пошла бы вразрез его иллиберальной повестке. Проведение структурных реформ потребует от него в значительной степени ослабить политический контроль над экономикой, а любой уважающий себя «суверенный демократ» просто не способен даже частично отказаться от власти. С точки зрения Путина, «суверенную демократию» не следует путать с концепцией власти народа.
 
Так что все это означает? Способность российского народа переносить тяготы давно стала легендой. А поскольку Путин контролирует российское медиа-пространство и располагает мощной системой силовых ведомств, то угроза его власти из-за роста недовольства населения представляется минимальной – по крайней мере, по сравнению с тем, что произошло бы, если бы в России действовало действительно представляющее народ правительство.
 
Но история показывает, что и у долготерпения российского народа есть предел: например, в начале 1920-х годов Ленину пришлось отказаться от военного коммунизма и принять НЭП. Если уровень жизни при Путине продолжит падать, или даже будет просто стагнировать, население может потерять веру в «суверенную демократию», как это случилось в начале 1990-х годов, когда последовавший за развалом СССР хаос разрушил мечты о демократии западного типа.
 
Кроме того, даже при «суверенной демократии» приходится проводить голосование, а в России следующие президентские выборы состоятся в 2018 году. Хотя выборы не будут ни свободными, ни справедливыми, процесс создаст возможности для проявления скопившегося недовольства. Путину стоит как можно скорее обеспокоиться вопросом повышения уровня жизни населения. В противном случае в России могут произойти неожиданные политические события, вроде тех, что сотрясли США и ЕС в 2016 году.
 
Это не означает, что Путина (или назначенного им преемника) сместят с поста путем голосования. Подобные сценарии моделью «суверенной демократии» не предусмотрены.
 
Но существуют другие сценарии. Хотя осуществление успешной революции «снизу» представляется маловероятным, стоит отметить, что за последние триста лет российской истории несколько монархов из династии Романовых и два коммунистических генсека стали жертвами дворцовых переворотов.
 
Если Путин хочет сохранить влияние внутри страны и за рубежом, ему стоит запомнить высказывание американского политического стратега Джеймса Карвиля: «Все дело в экономике, дурачок».
 
Джастин Бёрк является управляющим редактором EurasiaNet.
10.01.17

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
колеса киргизия продажа авто


Публикации Авторов:

22.06.2017
"CA News"
Узбекистан выделяет $4,3 млрд на гидроэнергетику

22.06.2017
"Obzor.tl"
Швейцария поможет управлять водными ресурсами в Азии

22.06.2017
K.Karabekov (Kommersant)
Кыргызстан ищет следующего президента

22.06.2017
"Asia +"
Западный эксперт: таджики – один из самых аполитичных народов мира

22.06.2017
E.Stashkina (News-Asia)
В Туркменистане опасаются терактов на Азиаде

21.06.2017
A.Ermekov (MK-kz.kz)
СПИД отступает во всем мире, но только не в Центральной Азии

21.06.2017
"Kommersant"
Алмазбеку Атамбаеву изменило чувство локтя

20.06.2017
I.Subbotin (Afghanitsan.ru)
Индия и Пакистан усилили ШОС, но не избавили от рисков

20.06.2017
"Day.az"
ЕС намерен продлить "Южный газовый коридор" до Центральной Азии

20.06.2017
"East Time"
Digital Casa – Новый проект Центральной Азии

20.06.2017
"Sputnik-TJ"
И погода на руку: в Таджикистане взялись за привлечение туристов

19.06.2017
"Avesta", TJ
Водоснабжение населения: Таджикистан и мир — сравнительные данные

15.06.2017
"Nur.kz"
Видео с "брошенными в акмолинской степи" бомжами полиция не смогла прокомментировать

15.06.2017
Z.Jakupova (InformBURO)
Приехавшие на ЭКСПО иностранцы теряют чемоданы и конфликтуют в кафе

Все материалы раздела