Бишкек небезразличен как Тегерану, так и Пекину
пятница, 30 декабря 2016 г. 12:11:43
Визит иранского лидера Хасана Рухани в Киргизию некоторые эксперты оценили как «дежурный», «визит вежливости» или «попутный», поскольку основным пунктом все же была Астана, а не Бишкек. Однако рассматривать дальнейшее развитие контактов Тегерана с другими столицами Центральной Азии в отдельности от ирано-киргизских отношений уже нельзя.
 
Иран активизируется в ЦА. Основным толчком к этому стала смена власти в Узбекистане. Ташкент, от которого зависит многое в регионе, открылся, стал теплее относиться к соседям и всему миру. Границы открылись, а новое руководство страны во главе с президентом Шавкатом Мирзиёевым ищет новые контакты, обновляет старые, чтобы вывести страну из той блокады, которая не давала развиваться. Многие транснациональные экономические проекты не могут быть реализованы без одобрения Ташкента. Соответственно, налаживание добрых отношений с ним – ключ к решению многих задач.
 
* * *
 
В начале декабря иранское информационное агентство «Фарс-ньюс» организовало пресс-тур, то есть ознакомительную поездку по Ирану для делегации журналистов из России и стран Центральной Азии. Глава холдинга Сейед Незамуддин Музави на встрече с ними заявил, что Иран рассматривает возможность более подробно освещать события в России и регионе ЦА, для чего планирует открыть новые представительства. На данный момент существуют два корпункта – в Бишкеке и Душанбе. С. Музави пояснил, что из-за финансовых и организационных сложностей никак не удавалось открыть представительства в Москве и Астане. Логичным было бы открытие представительства в Ташкенте, но пока говорить об этом рано, отметил он, страны еще присматриваются друг к другу. Руководитель агентства также сказал, что иранские СМИ, точнее крупные холдинги, в том числе агентство «Фарс Ньюс» (якобы частное. – Р.Ф.), заинтересованы в тесном сотрудничестве со средствами массовой информации стран региона.
 
Иран начал активное вторжение в пространство (и не только в информационное) Центральной Азии. В этом контексте визит президента Х. Рухани в Киргизию можно назвать проверочным. У Тегерана давние и в принципе нормальные отношения с Бишкеком. Однако контакты двух стран никак не могли и не могут пока перерасти в тесное экономические сотрудничество, хотя стремление было и есть.
 
Вот и во время этого визита стороны говорили о необходимости увеличить товарооборот, создать условия для бизнесменов из обеих стран, разработать перспективные проекты для их совместной реализации. Было отмечено, что неплохо бы предоставить безвизовый режим для деловых людей, открыть филиал иранского банка в Бишкеке. Однако в большинстве своем все эти проекты и подписанные меморандумы – на будущее.
 
Более всего иранскую сторону интересовал вопрос реализации проекта железного «Шелкового пути» – железнодорожного сообщения из Китая до иранских морских портов. При различных вариантах маршрут все равно расчерчен через Киргизию с выходом на Узбекистан. Соответственно, Ташкент, который поддерживал и поддерживает дружеские отношения как с Тегераном, так и с Пекином, заинтересован в том, чтобы железный путь, выгодный всем странам-участницам, поскорее заработал.
 
 
На переговорах Алмазбека Атамбаева с Хасаном Рухани была зафиксирована обоюдная заинтересованность иранской и кыргызской сторон в строительстве трансазиатской железной дороги
 
Однако если раньше проблемным звеном маршрута были Узбекистан и Киргизия, то теперь осталась только Киргизия. Новые власти в Ташкенте хотят эту дорогу. Это новые возможности по экспорту узбекских товаров, это плата за транзит китайских товаров. При этом для Узбекистана вложения в реорганизацию, строительство новых путей и объектов инфраструктуры будут минимальными. Но вот для Киргизии не все так однозначно.
 
Заинтересованность в строительстве трансазиатской железной дороги у нее, безусловно, есть. Но маршрут киргизской части дороги прочерчен китайцами, которые проложили его через высокогорные районы как раз там, где находятся разведанные залежи полезных ископаемых, представляющие большой интерес для Китая. И, соответственно, власти Поднебесной предлагают киргизам построить дорогу в обмен на концессии. То есть Киргизия должна оплатить строительство дороги своими полезными ископаемыми. Даже с учетом того, что строительство обойдется примерно в 5-6 миллиардов долларов, месторождения стоят дороже. Если еще и присовокупить тот факт, что китайцы не хотят строить колею по советским стандартам и даже выдвигали условие, чтобы строительство охранялось силами китайской армии, такой вариант выглядит не просто убыточным, а неприемлемым. Мало того, угрожает суверенитету Киргизии.
 
Кубат Рахимов, эксперт по транспортным проблемам СНГ и председатель комитета содействия экспорту и логистике Торгово-промышленной палаты Киргизии, полагает: пока что варианты, предлагаемые китайской стороной, невыгодны Киргизии. «Оптимально было бы, если бы Китай взял на себя все расходы, раз уж ему нужна эта дорога. Возможно вместе с другими странами, которым она тоже нужна», – считает он.
 
* * *
 
После того как иранский лидер улетел из Бишкека, президент Алмазбек Атамбаев сам отправился в вояж, в Ташкент. Перед отъездом он заявил, что будет обсуждать с узбекским коллегой вопрос строительства железной дороги. Оно так и вышло. Заведующий отделом внешней политики администрации президента Сапар Исаков сообщил прессе: «На встрече президентов в том числе обсуждались и региональные проекты. Наши китайские коллеги обозначают проекты Великого шелкового пути. Например, там есть проект по строительству трехсторонней железной дороги. Наши узбекские друзья поддержали позицию Кыргызстана по строительству железной дороги. В принципе это то, что обсуждается в трехстороннем формате».
 
Для Китая, Узбекистана и Ирана сейчас важно «уговорить» Киргизию. Весь вопрос в условиях. Бишкек, понимая, что без него проект не состоится, может диктовать свои условия. Однако этому может помешать то, что более половины государственного долга Киргизии, то есть более 2 миллиардов долларов, приходится на Китай, а китайский бизнес уже успешно внедрился в республику. Так что у Пекина есть рычаги давления на Бишкек.
 
Сама железная дорога, даже если будет построена на средства тех, кому она нужна больше, чем республике, не принесет Киргизии больших выгод. Как утверждает К. Рахимов, оплата за транзит будет не такой уж большой, выгода местных предприятий от участия в строительстве, то есть снабжение строительными материалами и обеспечение работой местных жителей будет временной. К тому же обычно китайские кредиторы ставят условие, чтобы все работы осуществлялись не только их инженерами, но и рабочими. К примеру, вторая стратегическая автотрасса Север–Юг строится именно на таких условиях, то есть кредит, полученный от китайцев, тратится на оплату труда китайских же рабочих и инженеров.
 
Узбекистану дорога, как уже говорилось выше, тоже нужна. В отличие от Киргизии, ему есть что вывозить, чем торговать, как и Ирану. Что касается Киргизии, она пока даже в рамках ЕАЭС после года нахождения в союзе не смогла должным образом наладить экспорт сельскохозяйственной продукции. В то же время Узбекистан на сельскохозяйственном форуме в Ташкенте в начале декабря заключил контрактов на поставку овощей и фруктов, в том числе и в Россию, более чем на 1 миллиард долларов. И это несмотря на то, что он не состоит в ЕАЭС.
 
Иран же рассматривает Центральную Азию как новый рынок сбыта для своих товаров. И даже нефти. «Кыргызстану нужно сырье, в республике простаивают два нефтеперерабатывающих завода. На прошлой неделе подписано соглашение о льготных поставках нефти из России, но республика должна рассматривать новые источники, искать их», – считает Джумакадыр Акинеев, советник министра экономики и бывший глава Ассоциации нефтетрейдеров Киргизии.
 
Всё зависит от того, насколько удачно Киргизия проведет переговоры со всеми заинтересованными государствами по проекту железной дороги. И насколько сможет отстоять собственные интересы, противостоя давлению более мощных соседей.
 
 
Во время поездки группы журналистов из России и Центральной Азии в Иран им устроили экскурсию в информационное агентство FARS. Одним из результатов стало разрушение устойчивого стереотипа о женщинах ислама. Иранских женщин в журналистике почти столько же, сколько и мужчин. Единственное отличие от наших журналисток – дресс-код. В остальном все так же: они общительны, приветливы, не закрывали лиц, не просили убрать фотоаппараты и видеокамеры…
 
"Ритм Евразии"
Ринат ФАЙЗУЛИН 
30.12.16

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
авто из киргизии


Публикации Авторов:

22.06.2017
"CA News"
Узбекистан выделяет $4,3 млрд на гидроэнергетику

22.06.2017
"Obzor.tl"
Швейцария поможет управлять водными ресурсами в Азии

22.06.2017
K.Karabekov (Kommersant)
Кыргызстан ищет следующего президента

22.06.2017
"Asia +"
Западный эксперт: таджики – один из самых аполитичных народов мира

22.06.2017
E.Stashkina (News-Asia)
В Туркменистане опасаются терактов на Азиаде

21.06.2017
A.Ermekov (MK-kz.kz)
СПИД отступает во всем мире, но только не в Центральной Азии

21.06.2017
"Kommersant"
Алмазбеку Атамбаеву изменило чувство локтя

20.06.2017
I.Subbotin (Afghanitsan.ru)
Индия и Пакистан усилили ШОС, но не избавили от рисков

20.06.2017
"Day.az"
ЕС намерен продлить "Южный газовый коридор" до Центральной Азии

20.06.2017
"East Time"
Digital Casa – Новый проект Центральной Азии

20.06.2017
"Sputnik-TJ"
И погода на руку: в Таджикистане взялись за привлечение туристов

19.06.2017
"Avesta", TJ
Водоснабжение населения: Таджикистан и мир — сравнительные данные

15.06.2017
"Nur.kz"
Видео с "брошенными в акмолинской степи" бомжами полиция не смогла прокомментировать

15.06.2017
Z.Jakupova (InformBURO)
Приехавшие на ЭКСПО иностранцы теряют чемоданы и конфликтуют в кафе

Все материалы раздела