Зачем талибы меняют свою стратегию в Афганистане?
среда, 7 декабря 2016 г. 10:00:01
Талибы готовы поддержать крупные международные проекты в Афганистане и обеспечить их безопасность. Но от кого "Талибан" будет их защищать, и можно ли всерьез к этому относиться?
 
За неделю до открытия в Брюсселе саммита НАТО, в повестке дня которого стоит стратегия альянса в Афганистане, радикальное исламское движение "Талибан" выступило с сенсационным заявлением - талибы признали ряд афганских национальных проектов развития "соответствующими директивам "Исламского Эмирата" (так само движение именует себя). Более того, помимо одобрения этих проектов, "Талибан" известил своих рядовых сторонников, а заодно и мировую общественность, о готовности участвовать в обеспечении безопасности этих проектов. 
 
Талибы снова готовы
 
Список внушительный - энергетический проект CASA-1000, предполагающий создание масштабной сети ЛЭП, ведущих из республик Центральной Азии в Афганистана и поддерживаемый США, разработка горного месторождения Айнак, на которое нацелился китайский бизнес, строительство шоссе и железных дорог, плотин и гидроэлектростанций.
И, наконец, масштабный международный проект Трансафганского газопровода (ТАПИ), по которому туркменский газ предполагается доставлять через территорию Афганистана до Пакистана и Индии.
Официальный Кабул отреагировал на это заявление скептически. Афганские СМИ цитируют представителя президента Афганистана Шаха Хусейна Муртазави, который напомнил, что только за последние два года из-за боевиков-талибов в Афганистане повреждены 302 школы, 41 медицинское учреждение, 5305 домов, 1818 магазинов, 4 правительственных здания, 6 мостов, 123 километра дорог. А представитель МВД ИРА Сиддик Сиддики назвал талибов главным препятствием на пути развития Афганистана.
Сотрудник британского НПО "Глобальные свидетели" (GW) Штефен Картер в интервью DW высказал сомнение в том, что "Талибан" ради этих проектов добровольно откажется от своей доли в прибыли, которую он имеет, например, от сборов с добычи полезных ископаемых на "своих" территориях. " А если не откажутся, то горнорудный сектор останется источником финансирования вооруженных группировок, что неприемлемо", - рассуждает эксперт GW.
 
Возвращение "Трансафгана"
 
С середины 1990-х годов, когда "Талибан" контролировал большую часть территории Афганистана, вокруг проекта Транскаспийского газопровода, предложенного Ашхабадом, велась большая геополитическая игра.
С лидером тогдашних талибов муллой Омаром вели переговоры многие потенциальные участники проекта, в том числе представители крупного бизнеса из США.
В 1998 году талибы изъявили готовность подписать соглашение о строительстве газопровода и обеспечить безопасность маршрута. Но сотрудничество с США не сложилось. В 2002 году "Талибан" был изгнан из Кабула в ходе операции антитерористической коалиции на Гиндукуше. И вот - решительный поворот, о котором сначала известил один из веб-сайтов движения, а затем повторили мировые СМИ. Но насколько всерьез следует воспринимать это заявление? 
Вопрос о воскрешении проекта ТАПИ поднимался неоднократно, но возвращение талибами своего влияния на значительных территориях со второй половины 2000-х препятствовало превращению слов в дела. Последняя попытка была предпринята в декабре 2015 года, когда лидеры Туркмении, Афганистана, Пакистана и Индии дали старт строительству туркменского участка трубы. Но эксперты тогда скептически оценили перспективу воплощения ТАПИ в жизнь, в первую очередь именно из-за того, что газопровод должен пролечь на территориях, подконтрольных талибам, которые не дадут его достроить.
 
Изменение курса "Талибана"
 
Меняется ли эта оценка теперь? Немецкий эксперт по Центральной Азии Гюнтер Кнабе (Günter Knabe) предлагает всерьез отнестись к заявлению талибов. В интервью DW он утверждает, что руководство "Талибана" после острых внутренних дискуссий приняло решение о том, что движение может согласиться на участие в работе правительства. И теперь показывает, что оно готово к решению конструктивных государственных задач.
"По моим данным, приблизительно полтора месяца тому назад ведущий политический стратег движения, Таиб Ага, направил руководству "Талибана" письмо, которое и послужило, на мой взгляд, решающим толчком к инициативе, с которой вышел "Талибан". Таиб Ага призвал нынешнего главу движения Мавлави Ахундзада прекратить убивать противников в мечетях, убивать пленных, убивать строителей, помогающих восстановлению страны. Похоже, этот призыв возымел действие", - рассказал DW Гюнтер Кнабе.
Эту точку зрения подтвердил DW и афганский эксперт Вахед Мужда. "Уже на конференции в Катаре, прошедшей с участием талибов в январе 2016 года, было сказано, что движение более не препятствует проектам развития, а готово поддерживать их. Глава талибов в Катаре Шер Аббас Станикзай недавно ездил в Туркмению в связи с открытием 28 ноября железнодорожной ветки из Атамырата в афганскую Акину и там подтвердил эту установку", - сказал эксперт.
 
Монетизация силы
 
Далее, по словам Гюнтера Кнабе, за последнее время были осуществлены различные инициативы по проведению переговоров с талибами о мире и о возможном их присутствии в руководстве Афганистаном. В этом участвовали и КНР, и США, и арабские страны, и Пакистан, и Россия.
Заявление талибов демонстрирует готовность движения к таким переговорам. "Тем более, что к большей "рукопожатности" "Талибан" толкает рост активности и численности группировок организации "Исламского государства" (ИГ) в Афганистане, которая выступает опасным конкурентом движения в нелегальном поле. Видимо, от него и намерен защищать трассы, железные дороги, ЛЭП, плотины и трубопроводы "Талибан", - продолжает эксперт.
Собеседник DW уверен, что если "Талибан" прекратит торпедировать такой проект как ТАПИ, это будет означать очень существенный экономический импульс не только для самого Афганистана, но для Туркмении и для Пакистана (интерес Индии к ТАПИ заметно снизился), а также в целом расширит зоны общих интересов между Кабулом и Исламабадом. А это - ключевое условие для урегулирования афганского кризиса и, соответственно, для повышения региональной безопасности.
"Талибан понимает цену вопроса и хочет за свою новую позицию назначить высокую цену - признание его в качестве легитимной политической силы. Военными успехами последнего периода времени движение сделало заявку на то, чтобы претендовать на политическое влияние. А теперь оно делает шаг, чтобы эту претензию монетизировать и иметь возможность наравне с другими политическими силами обсуждать крупные инфраструктурные проекты. Не говоря о том, что это участие и обеспечение их безопасности принесет и денежные поступления в казну талибов", - подчеркивает Гюнтер Кнабе.
 
Виталий Волков,
"Deutsche Welle"
6 декабря 2016 года

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
avto


Публикации Авторов:

16.12.2017
"Caravanserai"
На фоне снизившегося влияния терроризма власти Узбекистана сохраняют бдительность

15.12.2017
"Exclusive.kz"
Портрет идеального преемника

15.12.2017
"Sputnik-TJ"
Центральной Азии грозит учащение природных катаклизмов 

14.12.2017
"Afghanistan.ru"
США собираются утроить численность афганской авиации в течение 5 лет

13.12.2017
V.Panfilova (NG)
Бишкек и Ташкент наверстывают упущенное

13.12.2017
"Eurasia.expert"
Объем торговли Кыргызстана с ЕАЭС в 2017 году достиг $1,8 млрд

12.12.2017
"Trend.az"
В Узбекистане дешевеют и доллар, и евро, и рубль

12.12.2017
"Sputnik-TJ"
Главы МИД ЦА создадут совет «Страны Центральной Азии — Афганистан» 

11.12.2017
I.Subbotin (Afghanitsan.ru)
Визит Гани в Ташкент: Узбекистан становится ключевым игроком в новой расстановке сил

11.12.2017
V.Panfilova (NG)
Центральной Азии угрожают игиловцы и наркомафия

06.12.2017
"CA -news"
Жизнь в Центральной Азии: Первый год президента Шавката Мирзиёева

06.12.2017
V.Panfilova (NG)
Узбекистан прокладывает путь к иранским портам через Афганистан

02.12.2017
"News.am"
Эксперт: Страны ЦА не смогут противостоять угрозе терроризма без поддержки России

01.12.2017
A.Hodasevich (NG)
Лукашенко передал ОДКБ под опеку Назарбаева

Все материалы раздела