Перспективы Формата C5+1 и роль Казахстана
понедельник, 5 декабря 2016 г. 20:00:33
 
Формат С5+1 является самым последним (само) экспериментом по региональному сотрудничеству в Центральной Азии. Он начался в непростых условиях, но имеет большие перспективы. Так как отношения со странами Центральной Азией находятся в числе главных приоритетов внешней политики Казахстана,  для Астаны крайне важно не только поддерживать этот формат, но и продвигать его дальше для создания более зрелой региональной структуры с четко действующим механизмом координации внутрирегиональной политики.
 
Формат С5+1 является самым последним (само) экспериментом по региональному сотрудничеству в Центральной Азии. Он начался в непростых условиях, но имеет большие перспективы. Так как отношения со странами Центральной Азией находятся в числе главных приоритетов внешней политики Казахстана,  для Астаны крайне важно не только поддерживать этот формат, но и продвигать его дальше для создания более зрелой региональной структуры с четко действующим механизмом координации внутрирегиональной политики.
 
Недавняя история регионализма
 
Формат С5+1 представляет собой многосторонний форум, начало которого было заложено в ходе встречи в ноябре 2015 года в Самарканде министров иностранных дел пяти стран Центральной Азии и США, с целью расширения внутрирегионального сотрудничества и отношений Центральной Азии с США по трем направлениям: экономика и региональное взаимодействие, окружающая среда и безопасность. Министры затем встретились во второй раз в августе 2016 года в Вашингтоне и договорились о реализации пяти совместных проектов в вышеупомянутых областях. Данные проекты комбинируют как вопросы высокой политики, так и более низового уровня, и в значительной степени полагаются на участие негосударственных акторов в качестве посредников. Предложенный бюджет на реализацию этих проектов составил 15 млн. долларов, которые были выделены Вашингтона на оставшуюся часть 2016 года.
 
Ранее попытки содействовать регионализации в Центральной Азии уже предпринимались как самими государствами, так и с участием внешних акторов. Последняя платформа, которая была действительно региональной, действовала в рамках Организации центральноазиатского сотрудничества, включавшей 4 из 5 стран (за исключением Туркменистана). Но вскоре после того, как к этому исключительно центральноазиатскому клубу присоединилась Россия, организация прекратила свое существование в результате слияния с Евразийским экономическим сообществом в 2006 г. Это был первый и не особенно обнадеживающий урок о посреднической роли внерегиональных держав в регионализме в Центральной Азии.
 
Предпоследней инициативой по созданию панцентральноазиатской организации стало предложение Казахстана в 2005 году своим соседям о создании Союза государств Центральной Азии. Тогда Астаной было отмечено, что: «Наша дальнейшая интеграция – это путь к стабильности, прогрессу региона, экономической и военно-политической независимости». Но эта идея получила только ограниченную поддержку со стороны большинства стран Центральной Азии. Неуспех казахстанской инициативы стал еще одной неудачей, свидетельствующей об исторической неспособности политиков региона договориться о совместной региональной платформе.
 
Учитывая историю неудачных попыток регионализации, неудивительно, что по поводу формата С5+1 существуют разные мнения относительно доверия к этой платформе и характера интересов стран-участниц.
 
Как и следовало ожидать, официальный дискурс по поводу С5+1 в столицах стран-участниц вполне оптимистичен. Приведем несколько примеров: министр иностранных дел Казахстана Ерлан Идрисов выразил надежду на то, «что диалог «С5+1» может стать стержневым элементом укрепления сотрудничества между странами региона и США», в то время как его таджикский коллега Аслов уверен, что интеграция этой страны в рамках группы «С5+1» «сможет открыть новые горизонты сотрудничества для стран Центральной Азии и США».
 
Однако мнения экспертов, как в регионе, так и в США, оказались не столь радужными. По словам Фредерика Старра, «первая официальная встреча поразила меня как пресная и ритуальная». Такого рода сдержанные оценки прозвучали и  в Центральной Азии. Узбекский политолог Фархад Толипов описал результат первого совещания, как «в значительной степени символический и имеющий декларативный характер». После того, как в Вашингтоне состоялась вторая встреча, казахстанский аналитик Досым Сатпаев назвал С5+1 «пиар-проектом», призванным показать, что США не потеряли интерес в этом регионе.
 
В то же время, эксперты России оценивают новую платформу ожидаемо пессимистично, ставя под сомнение ее устойчивость и добрые намерения Вашингтона. Давний критик центральноазиатской интеграции Александр Князев полагает, что С5+1 стоит в том же ряду, что и инициатива Большой Центральной Азии, и Новый Шелковый путь, и на самом деле является продолжением системной работы Вашингтона по наращиванию своего влияния в регионе. Леонид Гусев утверждает, что формат является попыткой создания противовеса влиянию России в Центральной Азии, которое Москва усилила за счет расширения Евразийского экономического союза. Андрей Грозин утверждает, что «американцы пытаются компенсировать недостаток практического наполнения своей стратегии в Центральной Азии невнятными политическими конструкциями».
 
Несмотря на критические голоса, можно понять, почему формат С5+1 имеет в настоящее время ограниченный спектр деятельности. Формат отлично подтверждает неизбежную, если не вечную, дилемму, с которой сталкивается любой при работе с панрегиональными механизмами в Центральной Азии — необходимость компромисса между желаемым масштабом идеи (и масштаб чаще всего велик и всеобъемлющ) и возможностью его реализации. Поэтому С5 + 1 это интересный гибрид амбициозного желания основать региональную структуру и необходимости соблюдать узкофункциональный, проектный подход. Что касается последнего, то заместитель помощника госсекретаря США Дэниел Розенблюм подчеркнул, что «акцент [С5 + 1] делался на достижении конкретных результатов».
 
Резкая критика может быть объективной в отношении истории регионализма Центральной Азии и текущих недостатков С5+1, но может ввести в заблуждение, если мы прогнозируем его перспективы.
 
Гибкость формата делает его устойчивым
 
По словам ведущего эксперта по регионализму Эндрю Харрелла, «региональное сотрудничество может …повлечь за собой создание формальных институтов, но часто оно также может осуществляться на гораздо менее четкой основе, включая формат регулярных встреч, предусматривающий некоторые правила, а также механизмы для подготовки встреч и их последующего мониторинга».
 
По этому определению формат С5+1 является действительно региональной структурой сотрудничества, хотя и находится в стадии становления. Тем не менее, именно потому, что С5+1 только начинает развиваться, и его структура настолько свободна на данный момент, институциональные рамки формата достаточно эластичны, чтобы внедрить дополнительные политические механизмы. В конце концов, диалог С5+1 неслучайно назван «форматом», что подразумевает его неоднозначный (на данный момент) и гибкий характер. Это мнение разделяется и Государственным департаментом США, который в будущем ожидает, что С5+1 превратится в платформу для совместных усилий по решению общих проблем.
 
Пока же С5+1 представляет собой уникальную возможность для Астаны, чтобы продвигать свою региональную программу. Отношения со странами Центральной Азии указаны в качестве первоочередной задачи в концепции внешней политики Республики Казахстан на 2014-2020 годы, поэтому любой региональный диалог, содействующий развитию и безопасности региона, отвечает национальным интересам.
 
Таким образом, на данном этапе крайне важно для Казахстана не потерять импульс и продолжать инициативы по совершенствованию оперативного аспекта С5 + 1, так как такие меры будут гарантировать будущее расширение масштабов и глубины действия формата.
 
Процедуры встреч рабочих групп С5 + 1 групп показали, что координации между странами Центральной Азии не было ни в подготовке, ни в проведении этих встреч. Сегодня Секретариат С5 + 1 расположен в Государственном департаменте в Вашингтоне, и США, таким образом, выполняют роль диспетчера между странами ЦА, выясняя мнения их министерств иностранных дел и координируя процедурами и документальным оборотом формата. Это напоминает о системе связи, существовавшей Красной Армии, где две соседние армии использовали центральный канал в Москве для обмена телефонными и телеграфными сообщениями.
 
Здесь, Астана может предложить изменить внутреннюю работу формата путем установки механизма координации политики стран Центральной Азии, через который эти страны будут формировать региональную повестку, таким образом, обходя посредничество США. Проектирование и запуск такого элемента внутрирегиональной координации станет как хорошим упражнением в сотрудничестве, так и, скорее всего, будет приветствоваться США, которые выступают за регионоцентричный подход в отношениях со странами Центральной Азии.
 
Вывод
 
Конечный успех или неудача С5 + 1 программируется в столицах Центральной Азии, а не в Вашингтоне. Региональным властям необходимо вывести уже продемонстрированную волю и приверженность формату на следующий уровень и наладить региональный диалог. Иначе он, в конце концов, перейдет в режим ожидания с отдельными достижениями в менее приоритетных сферах. Институционализированные модели внутрирегионального диалога, который шел параллельно с работой формата, будет играть важную роль в превращении его в первую успешную региональную конструкцию.
 
"CAA-Network"
Ануар Аязбеков
30.11.16

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
Добавить комментарий
avtogid.kg


Публикации Авторов:

24.02.2017
"Kabar"
Семейные хитросплетения в ЦА: политический подтекст передачи власти наследникам

24.02.2017
"Ferghana"
Отдать долг новой родине. Как парни из Кыргызстана уехали на заработки, а попали в российскую армию

23.02.2017
"Ferghana"
Кто станет президентом Кыргызстана в случае досрочных выборов?

23.02.2017
E.Stashkina (News-Asia)
Узбекистан откроет курсы для мигрантов, желающих работать в РФ

23.02.2017
"Trend", AZ
Путин и Рахмон обсудят пребывание в Таджикистане российской военной базы

23.02.2017
"Novosti Uzbekistana"
Угроза терроризма уже на пороге?

23.02.2017
S.Aksenov (SV Pressa)
Следующий удар «цветные революции» нанесут по Белоруссии

22.02.2017
"RIA Novosti"
МИД Казахстана вручил ноту Кыргызстану из-за критики Атамбаева в адрес страны

22.02.2017
"Asia +"
Российский дипломат попал в ДТП в Бишкеке. Погиб бишкекчанин. Кто ответит?

22.02.2017
"Ferghana"
Казахстан: Чингисхан запретил докапываться до него без разрешения Назарбаева

22.02.2017
E.Korotkova (News-Asia)
В СМИ просочилась утечка данных о причинах катастрофы «Боинга» под Бишкеком

22.02.2017
G.Gasanov (Trd)
Турция прочно закрепилась на туркменском рынке

22.02.2017
"Islam Today"
Мигранты из Центральной Азии смогут отправиться в хадж по квоте РФ

22.02.2017
"RIA Novosti"
Эксперт: слабая Центральная Азия угрожает стабильности в России и Китае

Все материалы раздела