Почему в Центральной Азии не развиваются исламские финансы?
суббота, 26 ноября 2016 г. 19:00:40
Исламское финансирование относительно недавно появилось в Центральной Азии. После финансового кризиса в 2007 году государства региона стали теснее сотрудничать с Исламским банком развития (ИБР), что привело к выработке ряда внутренних инициатив по созданию форм исламского банкинга. Данная статья утверждает, что последующее развитие таких инициатив затормозилось по причине ухудшения политической обстановки в некоторых странах Центральной Азии. В самом начале финансового кризиса страны Центральной Азии проявили готовность подключиться к доступным потокам исламского инвестиционного капитала. Но их приверженность к адаптации к принципам исламского финансирования сошла на нет, когда стала обостряться внутриполитическая обстановка в этих странах, что вызвало быструю и внезапную перетасовку приоритетов реформ.
 
Стремясь устранить возможные источники нестабильности, государства в Центральной Азии подавляют все виды раздражающих социальных инноваций
 
В то время как исламский банкинг активно развивается во всем мире и его активы оцениваются в более чем $2 трлн, страны постсоветской Центральной Азии по большей части не участвуют в этой новой картине глобальных исламских финансовых потоков. На самом деле, исламские инвестиции в большинстве стран региона выросли лишь незначительно. Несмотря на неоднократные заявления властей о намерении развивать исламский банкинг, результаты пока разочаровывают. Из пяти республик, только в Кыргызстане Национальный банк выдал лицензию местному институту на то, чтобы открыть исламский банк — «ЭкоИсламикБанк». Другие государства или не решаются, или тормозят попытки по внедрению необходимых законодательных изменений, или же они полагаются на внешние инициативы и финансирование. Учитывая богатое мусульманское наследие региона, активное восстановление связей с глобальной умой и исполнительные полномочия лиц, принимающих решения в странах Центральной Азии, не говоря уже об острой потребности привлечения нового капитала, стремительное внедрение основных принципов исламского банкинга в регионе было бы логичным, но этого не произошло. 

Чем это объясняется?
 
Столкнувшись с глобальными финансовыми потрясениями, государства открываются новым и нетрадиционным инвестиционным возможностям; но во время политического кризиса соображения о государственной безопасности и необходимость обеспечения того, что воспринимается как общественное спокойствие, быстро подрывают эти усилия. Стремясь устранить возможные источники нестабильности, государства в Центральной Азии подавляют все виды раздражающих социальных инноваций.
 
Казахстан и Таджикистан были готовы включиться в имеющиеся потоки исламского инвестиционного капитала на ранних стадиях финансового кризиса в 2007 – 2008 гг; но они прекратили эти попытки, когда возникла угроза их политическим режимам. Исследовательница Хоггарт (Davinia Hoggarth) предполагает, что исламский банкинг был использован в качестве инструмента в целях постколониального национального брендирования. Она утверждает, что исламские финансы используются странами Центральной Азии, в частности Казахстаном, в рамках усилий по формулированию независимой внешней экономической политики, для достижения того, что она называет «формой постколониального капитализма». Казахстан лидирует в этом процессе и рассматривает исламские финансы как альтернативу западной, российской и китайской модели развития. Айсалкын Ботоева считает, что появление исламского банкинга не определяется чисто экономической рациональностью, а также растущей религиозностью мусульман Центральной Азии. Ботоева ставит под сомнение поспешные предположения о естественной близости мусульманской Центральной Азии к исламскому финансированию, а также аргументы о рыночной логике, объясняющие развитие в регионе. Обе исследовательницы считают, что развитие и успех исламских финансов в Центральной Азии зависит от комплексных адаптационных стратегий со стороны индивидуальных предпринимателей (Ботоева) или национальной политики (Хоггарт).
 
С другой стороны, любые усилия по развитию исламского банкинга в Центральной Азии должны решить сначала задачу соблюдения исламских принципов в области финансовых инвестиций. Даже если Казахстан и его соседи считаются благодатной почвой для будущего успешного исламского бизнеса, институционализация соответствующих норм и надзорной практики, например, создание шариатских советов, должна произойти прежде, чем такие инициативы могут приносить свои плоды. В то же время, более широкая дискуссия об исламской экономике и лежащей в ее основе философской системе до сих пор еще неразвита в регионе.
 
Казахстан
 
Официально казахстанское правительство заявляет об амбициях превратить страну в региональный центр для исламских финансов в бывшем Советском Союзе. С этой целью в 2012 году был принят специальный план, в котором перечислены шаги, необходимые для достижения этой цели. И хотя законодательные изменения произошли довольно быстро, создание фактически действующих институтов исламского финансирования в Казахстане затормозилось. Консультанты и лоббистские группы, такие как Fattah Finance, брокерская компания по исламским инвестициям и ценным бумагам, а также Ассоциация развития исламских финансов (АРИФ) появились вскоре после того, как были проведены первые обсуждения.
 
Но из семи членов, которые входили в АРИФ в 2012 году, только один представлял собой фактический исламский банк — банк Al Hilal до недавнего времени был единственным исламским банковским институтом, работающим в Казахстане. Al Hilal был основан в 2009 году на основе соглашения между правительствами Республики Казахстан и Объединенными Арабскими Эмиратами и на 100 % принадлежит властям ОАЭ. Другой член АРИФ и новичок на исламском финансовом рынке в Казахстане — это страховая компания Takaful. Основанная в 2010 году, Takaful нацелена на развитие такафул-страхования, где страхователи страхуют друг друга, обмениваясь убытками и прибылями. Последним большим новшеством на рынке был выпуск в середине 2012 года ценных бумаг «Сукук «аль-Мурабаха», исламских облигаций, в объеме $75 млн, эмитированных Банком Развития Казахстана (БРК) в сотрудничестве с малазийским Центральным банком.
 
Политический кризис переориентировал приоритеты управления и отвлек внимание от инновационных экономических и финансовых практик
 
Но с 2012 года исламский финансовый рынок остается в замороженном состоянии. Несмотря на то, что много говорилось о внедрении нового законодательства, новых инициатив и новых финансовых институтов, результаты оказались невпечатляющими, в лучшем случае. По состоянию на середину 2016 года, банк Al Hilal до сих пор не открыл свой розничный бизнес, в то время как обещания об открытии второго исламского банка, Заман-банка, не реализовались.
 
Политическая ситуация в Казахстане в 2011 году оказалась трудной с рядом обострившихся кризисов, начиная с досрочных выборов на пост президента, на которых действующий Нурсултан Назарбаев победил с 95,5 процента голосов, и заканчивая событиями в Жанаозене в декабре, в ходе которых были разогнаны протесты, повлекшие смерть 15 людей. Кроме того, возникновение и предполагаемые атаки неизвестной до сих пор группы исламских радикалов, Джунд аль-Халифат, в 2011 году привели к дополнительным ограничениям в сфере средств массовой информации, в частности, в интернет-медиа. В целом, политический кризис, который развернулся в 2011 году, возможно, переориентировал приоритеты управления и отвлек внимание от инновационных экономических и финансовых практик.
 
В целом, исламские финансы, как правило, страдают от своей вторичной позиции среди приоритетов политики в Казахстане; они подвержены быстрой смене политики или, что еще хуже, к ним чаще относятся с подозрением из-за растущих опасений проявлений исламского благочестия.
 
Кыргызстан
 
Кыргызстан стал первой страной региона, присоединившейся к ИБР. В июле 2006 года Президент Бакиев подписал указ «О реализации пилотного проекта по внедрению исламских принципов финансирования в Кыргызской Республике». Этот указ позволил Национальному Банку Кыргызстана (НБРК) сформулировать и ввести новые правила для исламских финансовых институтов. Уже в октябре 2006 года НБРК принял устав для исламских принципов финансирования, с указанием в деталях условий для исламских банковских инструментов, таких как мудараба, иджара, мурабаха и других. Наконец, в декабре 2006 года НБРК получил полномочия выдавать лицензии на открытие исламских финансовых институтов в Кыргызстане. НБРК далее укрепил свои позиции двумя законами, принятыми парламентом в марте 2009 года, внесшими изменения в закон «О Национальном банке Кыргызской Республики» и в закон «О банках и банковской деятельности в Кыргызской Республике».
 
Бишкек превратился в центр исламского финансирования в Центральной Азии
 
Усилиями бывшего главы филиала ИБР в Кыргызстане, Шамиля Муртазалиева, Бишкек превратился в центр исламского финансирования в Центральной Азии. Важной инициативой стало преобразование коммерческого банка «Экобанк», принадлежащего Муртазалиеву, в первый исламский банк в Кыргызстане.
 
Развитие «ЭкоИсламикБанка» — это история успеха. Банку удалось сохранить своих многих вкладчиков, бывших клиентами филиала российского банка и сформировавших основу для будущего банка. В то же время, банк расширил свою клиентскую базу, и только в 2010 году было зарегистрировано 2274 новых клиентов. По объему вкладов «ЭкоИсламикБанк» занимает восьмое место из 24 банков, с 4-процентной долей рынка в 2014 году. «ЭкоИсламикБанк» (который  утверждает, что является единственным крупным финансовым учреждением в СНГ, которое работает по Исламским принципам финансирования (ИПФ) – прим.ред) не только занимается исламскими банковскими операциями, но также распространяет знания об исламских финансах. Его образовательный центр «Баракат» обучает будущих сотрудников и сотрудничает с другими финансовыми институтами. В декабре 2009 года, к примеру, представители финансовых организаций и контролирующих органов Таджикистана посетили «Баракат», чтобы пройти обучение принципам исламского финансирования.
 
Кроме «ЭкоИсламикБанка», в марте 2012 году на рынке начала свою работу небольшая корпоративная инвестиционная компания «Муслима». Кроме того, две микрокредитные организации в Кыргызстане «Компаньон-инвест» и «Каусар» объявили о планах по внедрению продуктов в соответствии с законами шариата для юга и севера страны, соответственно. В целом, Кыргызстан оказался перспективным рынком для исламских финансовых продуктов, которые занимали долю розничного рынка в 5 процентов в 2012 году.
 
Кыргызстан является безусловным региональным лидером с точки зрения опыта в фактической исламской банковской рознице, обслуживании частных клиентов и, таким образом, выходит за рамки корпоративного финансирования и государственных инвестиций. Тем не менее, политические кризисы, в том числе революция в апреле 2010 года, вспышка этнического насилия летом в Оше, выборы в декабре 2010 года и октябре 2015 года, а также проведение контртеррористической операции в Бишкеке в июле 2015 года и охота на исламских экстремистов, сбежавших из тюрьмы осенью 2015 года, — все это замедлило инициативы по стимулированию роста исламских финансов в республике.
 
Эксперты связывают замедление роста рынка с ослаблением государственных структур и правовых инициатив на фоне растущего дискурса об опасности, связанной с деятельностью исламских экстремистов в 2015 году, что способствовало дальнейшей дискредитации исламских экономических практик.
 
Таджикистан
 
Ни один план по развитию исламских финансов в Таджикистане фактически не материализовался
 
Несмотря на благоприятные обстоятельства, исламские финансы очень слабо развиты и в Таджикистане. По мнению специалистов в этой области, некоторые отдельные формы исламского финансирования практиковались в Таджикистане еще в 2012 году. К примеру, вклады в микрофинансовых организациях осуществляются в Таджикистане с 2011. Инвестирование в микрофинансирование казалось многообещающим, учитывая большое количество микрофинансовых организаций, действующих в республике
 
Тем не менее, к концу 2015 года ни один план по развитию исламских финансов в Таджикистане фактически не материализовался. Период с 2012 до 2013 гг оказался временем застоя, и хотя в 2014 году инициативы возобновились, ни к каким конкретным проектам они не привели. Еще в мае 2014 года парламентом Таджикистана был окончательно принят «Закон о деятельности исламского банкинга». Инвесторы из Катара, холдинг Izdon, пообещал профинансировать открытие исламского финансового института, в то время как один из ведущих традиционных финансовых институтов в стране, Тоджиксодиротбанк, объявил о планах по преобразованию своей дочерней компании, Бонки Рушди Точикистон (БРТ), в исламский банк к середине 2015 года. Но это все оказалось пока только заявлениями.
 
Нереализованные планы коррелируются с ухудшением рейтинга страны в Freedom House, который показывает внезапное ухудшение в 2011 г. Такие события 2015 года, как запрет Партии исламского возрождения, новые ограничения на религиозные практики, а также парламентские выборы, все это остановило развитие усилий по продвижению исламских принципов финансирования в республике.
 
Узбекистан и Туркменистан
 
Ни Узбекистан, ни Туркменистан не имеют значительного опыта работы с исламскими финансами, кроме сотрудничества с Исламским банком развития на государственном уровне. Узбекистан и Туркменистан, по большей части, лишь поверхностно пытались ввести исламские финансы и банковское дело на свои внутренние рынки. Авторитарный характер политических режимов этих стран делает невозможным проведение независимых бизнес-операций, в том числе исламского банкинга, стимулирующего индивидуальную инициативу. Кроме того, в случае Узбекистана, все, что носит «исламский» характер, подлежит специальной государственной проверке, особенно после кровавых событий в Андижане в мае 2005.Поэтому наиболее перспективный рынок в Центральной Азии для исламских финансов пока показывает самый низкий уровень активности для создания исламских институтов и финансовых агентств.
 
Заключение
 
Эволюция исламского финансирования в Центральной Азии происходила по-разному.
 
Существует разительный контраст между количеством государственных органов, участвующих в процессе создания исламских финансов, и полным отсутствием развитого розничного рынка исламских финансов
 
В Казахстане много, если не все, зависит от координации правительства усилий по продвижению исламских финансов. Ранний успех исламских финансов в Казахстане связан с усилиями лоббистов, работавших над законодательной реформой, которые смогли достучаться до политических лиц, принимающих решения, а также с инициативами частных банков, которые, тем не менее, зависят от администрации президента. 
 
Государство, в свою очередь, приглашает специалистов из-за рубежа и надзирает пилотные проекты, несущие на себе исламский ярлык, тем самым полностью контролируя развитие исламского банкинга. В результате существует разительный контраст между количеством государственных органов, участвующих в процессе создания исламских финансов, и полным отсутствием развитого розничного рынка исламских финансов.
 
В Кыргызстане правительство приняло благожелательную позицию и оказывает только незначительную поддержку, делегировав координацию и надзор за рынком НБРК. Однако постоянные смены правительства, а также угроза исламского экстремизма, создают проблемы для любой крупной инициативы, которая будет опираться на устойчивую государственную поддержку.
 
Таджикистан пока не выработал своего подхода к исламским финансам. Хотя в стране существуют якобы выгодные условия для исламского банкинга, ни государство, ни корпоративные интересы не смогли сдвинуть дело с места. На самом деле, те некоторые законодательные изменения и пилотные проекты, которые произошли, были в значительной степени осуществлены благодаря усилиям ИБР и международных организаций по развитию. Имея централизованную политическую систему, как в Казахстане, но без его экономической мощи, государство в Таджикистане не склонно к экспериментам.
 
Узбекистан и Туркменистан пошли по другому пути. Они разрешили контакты на высоком уровне между государством и ИБР. Такие контакты призваны показать приверженность этих стран к международному сотрудничеству, в целом, а также отражают их намерение извлечь пользу из новых отношений с исламскими инвесторами, в частности. Здесь решения принимаются на самом верхнем уровне, а инвестиции допускаются только в развитие государственной инфраструктуры.
 
Таким образом, можно подвести итог, что вопреки убеждениям многих специалистов-практиков и лоббистов, успех исламского финансирования обусловлен ситуационным контекстом, который ограничивает политическое поле для реформ и социальное пространство для экономической инициативы.
 
"CAA Network"
22.11.16

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
Добавить комментарий
Байрамов Руслан Ренатович 28.11.16 8:56:53
МОИ СТИХИ Взывая к Богу доброты и веры. Да не забудь благодарить его. Скажи ему спасибо вам большое. Зато что дал тебе уже из благ своих. Да обратись к нему с любовью. И нежно ласкова скажи. Я верю в вас. Вы добрый Бог дающий нам Надежду и любовь. Вы дали нам всем жизнь. Мы благодарный вам. Большое вам спасибо. За все что дали нам. Благодарим.
mercedes benz


Публикации Авторов:

24.02.2017
"Kabar"
Семейные хитросплетения в ЦА: политический подтекст передачи власти наследникам

24.02.2017
"Ferghana"
Отдать долг новой родине. Как парни из Кыргызстана уехали на заработки, а попали в российскую армию

23.02.2017
"Ferghana"
Кто станет президентом Кыргызстана в случае досрочных выборов?

23.02.2017
E.Stashkina (News-Asia)
Узбекистан откроет курсы для мигрантов, желающих работать в РФ

23.02.2017
"Trend", AZ
Путин и Рахмон обсудят пребывание в Таджикистане российской военной базы

23.02.2017
"Novosti Uzbekistana"
Угроза терроризма уже на пороге?

23.02.2017
S.Aksenov (SV Pressa)
Следующий удар «цветные революции» нанесут по Белоруссии

22.02.2017
"RIA Novosti"
МИД Казахстана вручил ноту Кыргызстану из-за критики Атамбаева в адрес страны

22.02.2017
"Asia +"
Российский дипломат попал в ДТП в Бишкеке. Погиб бишкекчанин. Кто ответит?

22.02.2017
"Ferghana"
Казахстан: Чингисхан запретил докапываться до него без разрешения Назарбаева

22.02.2017
E.Korotkova (News-Asia)
В СМИ просочилась утечка данных о причинах катастрофы «Боинга» под Бишкеком

22.02.2017
G.Gasanov (Trd)
Турция прочно закрепилась на туркменском рынке

22.02.2017
"Islam Today"
Мигранты из Центральной Азии смогут отправиться в хадж по квоте РФ

22.02.2017
"RIA Novosti"
Эксперт: слабая Центральная Азия угрожает стабильности в России и Китае

Все материалы раздела