Москва и Астана договорились довести до конца космический «долгострой»
суббота, 19 ноября 2016 г. 12:11:17
До конца текущего года Россия и Казахстан подпишут соглашение по проекту космического ракетного комплекса (КРК) «Байтерек», который в 2017 году отметит свое 13-летие. За это время планы менялись неоднократно, а проект так и не смог заработать. Удастся ли в этот раз поставить в соглашении окончательную точку, а не многоточие?
 
Казахстан и Россия достигли согласия по проекту «Байтерек», об этом в начале ноября сообщила и.о. гендиректора Центра эксплуатации наземной космической инфраструктуры (ЦЭНКИ) Рано Джураева. «До конца года эти решения будут приняты на уровне правительств», – отметила она, после чего уточнила, что стороны согласовали объемы инвестиций. В принципе стороны раньше достигли согласия по ряду вопросов. Так, летные испытания ракеты «Сункар» начнутся в 2024 году, а уже в 2025 году стартует коммерческая эксплуатация. Вопрос лишь в том: суждено ли таким планам сбыться?
 
По сути речь идет о «попытке № 2». Еще в 2004 году Россия и Казахстан подписали Соглашение о развитии сотрудничества по эффективному использованию комплекса «Байконур», давшее старт проекту «Байтерек». Отправной точкой для документа стало беспокойство Астаны по поводу использования токсичной ракеты «Протон». Ее запуски часто омрачались авариями, от чего портилась не только экология, но и отношения между странами. К примеру, в 2013 году ракета рухнула в прямом эфире. После этого в «Роскосмосе» полетели начальственные головы.
 
По соглашению Астана увеличивала срок аренды «Байконура» до 2050 года. При этом ее стоимость оставалась прежней – 115 млн. долларов в год. Россия, в свою очередь, обязалась вывести из эксплуатации «Протон», а вместо него использовать новую безопасную ракету «Ангара». Собственно, на ее базе стороны и планировали создать ракетно-космический комплекс «Байтерек».
 
Согласно планам, космодром «Байконур» должен был стать бизнес-предприятием по коммерческому запуску на орбиту грузов, которое в будущем будет приносить доход и обеспечит рабочими местами местное население. Кстати, подготовку специалистов из числа казахстанцев на себя брала Россия. А её партнер должен был построить на «Байконуре» за свой счет стартовый комплекс под ракету «Ангара». Для этого правительство выделило совместному предприятию «Байтерек» 233 млн. долларов.
 
Ситуация неожиданно обострилась в 2012 году. Казахстанская сторона обвинила российских подрядчиков в увеличении расходов в семь раз – с 233 млн. долларов до 1,6 млрд. После чего Астана стала высказывать озабоченность. Во-первых, по поводу строительства в России космодрома «Восточный», который находился на одной широте с «Байконуром» и, по сути, являлся его конкурентом. Во-вторых, по поводу ракеты «Ангара». Казахстанская сторона не была уверена, что аппарат будет стабильно поставляться на «Байконур». «Таким образом, «Байтерек» стал бы памятником бесхозяйственности казахских чиновников, созданным за два с лишним миллиарда долларов», – рассуждал в 2014 году глава «Казкосмоса» Талгат Мусабаев.
 
Выходом из тупика стала замена в рамках проекта ракеты «Ангара» на «Зенит». Она была создана еще в советский период и свой первый полет в космос совершила в 1985 году с космодрома «Байконур». Благодаря этому удалось сильно удешевить проект, т.к. стартовый комплекс уже имелся. А это делало проект «Байтерек» реалистичным и жизнеспособным: не надо было разрабатывать новый ракетоноситель, сроки можно было ужать.
 
Но в очередной схеме был один нюанс. Ракета «Зенит» производится на Украине на предприятии «Южмаш», поэтому список партнеров следовало расширить за счет Киева. В противном случае проект «Байтерек» повисал в воздухе. Сугубо технический вопрос не обещал больших хлопот до тех пор, пока на горизонте не возникли политические и геополитические опасности. Новый майдан, смена власти на Украине и обострение отношений между Киевом и Москвой заставили отказаться от ракеты «Зенит».
 
«Мы запустили проект, все разработали, подписали дорожную карту, но вдруг на Украине возник конфликт. А ракета «Зенит», как известно, делается на Украине. И проект снова приостановился», – сообщил Т. Мусабаев на выставке «Фарнборо-2014». Там же он добавил, что вопрос будущего проекта «Байтерек» решается Москвой и Астаной, «без Украины и других третьих стран».
 
Позже партнеры по космическому проекту, которому в январе 2017 года исполнится 13 лет, заявили о планах создать новую ракету «Сункар». Скорее всего, ее создадут на базе «Зенита». Отличаться она будет второй ступенью, где использовался украинский двигатель РД-120, а теперь его место займет российский РД-124а. Техническое решение позволило избежать политических коллизий, а заодно увеличить мощность ракеты сразу на 10%, что позволит выводить на околоземную орбиту груз массой до 17 тонн.
 
Кроме большой полезной нагрузки, преимуществом ракеты «Сункар» являются её родственные связи с «Зенитом». Теоретически это значит, что новый аппарат можно запускать со старой стартовой площадки. Конечно, без модернизации наземной инфраструктуры не обойтись. Но очевидно, что с этой задачей Казахстану будет проще справиться, чем построить новую стартовую площадку.
 
Несмотря на то, что стороны решили отказаться от «Зенита» в пользу модернизированной версии «Сункар», тем не менее выбор представляется знаковым. Дело в том, что украинская ракета уже использовалась в другом амбициозном проекте «Морской старт». Суть его в том, что груз на орбиту доставлялся из экваториальной зоны океана. Благодаря этому удавалось на 30% сократить расходы на горючее. А значит, отправить больше груза в космос.
 
Несмотря на беспроигрышную бизнес-модель, в 2009 году акционеры «Морского старта» объявили о банкротстве. Экспертами называлось много причин фиаско, но «рабочей» остается одна. Как сообщил редактор журнала «Новости космонавтики» Игорь Маринин, проблема была в экономической модели проекта. За один выход в море на орбиту с грузом должны были отправиться две ракеты. На практике такой загруженности не удалось обеспечить.
 
Хотя «Морской старт» так и не стал выгодным космобизнесом, его негативный опыт является поучительным для «Байтерека», который в отличие от своего предшественника не нюхал «пороха». Сможет ли он себя обеспечить заказами? У Казахстана нет опыта работы на космическом рынке. Ранее «Казкосмос» сообщал, что смог продать иностранцам снимки с двух своих спутников на сумму 40 млн. тенге (120 тыс. долларов). Достаточно скромная цифра по сравнению с мировым рынком космических услуг, который достигает по разным оценкам 300-400 млрд. долларов.
 
Поэтому надежды связаны с Россией, которая в 2015 году по количеству запущенных ракет вышла на первое место в мире. Правда, большая часть из них носила не коммерческий характер, а составляла заказы федеральных властей и Минобороны РФ. Возможно, по этой причине, как сообщил в 2015 году и.о. председателя Аэрокосмического комитета РК, казахстанская сторона хочет, «чтобы российская сторона включила этот проект (СП «Байтерек». – Ред.) в федеральную программу, чтобы он получил политическую поддержку». Такой вариант ничего не поменяет! Согласно Федеральной космической программе на 2016-2025 годы, до 2020 года Россия будет увеличивать свою орбитальную группировку, а после поддерживать ее численность. В то время как проект «Байтерек» начнет работу (если начнет) только в 2025 году, т.е. когда наступит космическое «затишье».
 
Кстати, проблем и здесь будет трудно избежать. РКК «Энергия» предлагает использовать ракету «Сункар» новоиспеченному акционеру «Морского старта» компании S7 Group, которая на фоне украинского кризиса столкнется с отсутствием ракет. Таким образом, у «Байконура» и «Байтерека» появился конкурент, которому нужен однотипная ракета. Правда, речь теперь идет не о космодроме на Дальнем Востоке, а о стартовой площадке на экваторе. Только на этот раз Астана помалкивает, благо 1,6 млрд. долларов не придется платить!
 
Впрочем, «Байтерек» и так едва не повторил судьбу «Морского старта». В 2015 году предприятие должно было начать выплачивать в бюджет первую часть 233-миллионого кредита. Несмотря на льготные условия – 0,5% годовых со сроком погашения 19 лет, СП «Байтерек» не выполнил свои обязательства. Как сказал Т. Мусабаев, «реализация проекта затянулась, комплекс «Байтерек» не создан, а срок возврата кредита уже наступил». По канонам рыночной экономики, проект должен был уйти с молотка в счет уплаты долга, но участие в нем государства позволило отсрочить платеж по кредиту.
 
«Байтерек», за 12 лет существования пережил много метаморфоз, но поставленной перед ним цели пока не достиг. На этой «благодатной» почве эксперты даже заговорили о том, что проект является политическим. Иными словами, он еще существует только потому, что интерес к нему проявляют российские и казахстанские власти. С этой точкой зрения спорить нет смысла. «Байтерек» реализуется на государственном уровне и за счет государственного бюджета. Но это мало о чем говорит…
 
Даже коммерчески выгодные проекты терпели фиаско! Взять тот же «Морской старт». Сама идея отправлять с экватора на орбиту коммерческий груз – не новая. О ней говорили еще в 1960-х годах, когда частный бизнес только проникал в космическую индустрию. Неудивительно, что специалисты сразу из нескольких стран быстро нашли общий язык и деньги под реализацию проекта «Морской старт». Но даже коммерчески перспективная схема потерпела неудачу, т.к. участники проекта учли не все опасности.
 
Подобные примеры говорят о том, что космобизнес остается молодой отраслью, где методом набитых шишек отрабатываются разные стратегии, модели работы. С трудностями сталкиваются не только СП «Байтерек» или «Морской старт». Даже американский проект SpaceX балансирует на грани фола, несмотря на то, что считается лидером бизнес-гонки. Хотя космическая индустрия является высокодоходной сферой, где один вложенный доллар приносит 15-30 долларов дохода, она все еще остается рискованной.
 
С другой стороны, не стоит питать особых иллюзий! Вряд ли «Байтерек» станет конкурентом SpaceX, который живет и работает в рыночной стихии и уже подорвал монополию государства на космос. Астане вполне достаточно того, что на «Байконуре» зарабатываются деньги, есть доступ к орбите, а в стране растет плеяда «космических» специалистов. По вполне понятным причинам Казахстан не может претендовать на большее, но в то же время понимает: космонавтика – это мировой тренд. И тот, кто в числе первых вскочит на подножку набирающего скорость поезда, тот займет в нем удобные места.
 
Политическая ангажированность «Байтерека» является не недостатком, а достоинством, гарантией. Об этом говорит уже тот факт, что под проект был выделен льготный кредит, а выплата по нему было отсрочена. Нет сомнения, что сформированное в октябре Министерство оборонной и аэрокосмической промышленности РК займется подписанием нового соглашения и реализацией проекта. А высокий статус позволит казахстанской стороне оперативно решать возникающие вопросы.
 
 
Непосредственный, без всяких оговорок прорыв Казахстана в космическое пространство состоялся в 1994 г., когда Талгат Мусабаев первым из казахов совершил выход в открытый космос. На земле его и двух других членов экипажа – Ю. Маленченко и У. Мербольда встречал Нурсултан Назарбаев
 
Политика породила «Байтерек», но фундамент под ним подтачивала атмосфера эйфории. Стороны были убеждены, что он будет реализован, но не учли форсмажорных обстоятельств. Между тем дьявол прятался в деталях! Поэтому успех «перезагрузки» проекта будет зависеть от нового соглашения, от того, насколько детально в нем прописаны сроки, ответственность сторон, как госсектора, так и частного сектора, за исполнение своих обязательств, а также возможные санкции в случае срыва договоренности. Пожалуй, такой документ может выступать подлинной гарантией, а не воля руководства двух стран.
 
Еще один принципиальный момент – это сроки. Философия поздних дат сегодня выступает опасным явлением. Ситуация стремительно меняется не только в глобальной экономике, в первую очередь, из-за кризиса, но даже в большой политике, где обострение противоречий негативно сказывается на космической индустрии. Во многом из-за того, что эта сфера оказалась на удивление вовлеченной в глобальные хозяйственные связи. Поэтому когда громко хлопают политикой «открытых дверей», бывшие партнеры нередко остаются в разных комнатах. Так что ранние сроки также выступают гарантией успеха проекта.
 
И наконец, хоть Казахстан и тешит себя тем, что является колыбелью космонавтики и в перспективе станет партнером по космобизнесу, тем не менее нужно признать, что в этой сфере трудно стать достойным партнером, если предоставлять только площадки для запусков ракет. Действительно, в будущем количество стран с космическими программами будет расти. А значит, нужно создавать инновационные разработки. Не в этом ли главная особенность проекта SpaceX, благодаря которой частный бизнес подорвал монополию государства на космос?
 
"Ритм Евразии"
 Замир КАРАЖАНОВ
19.11.16

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
хонда


Публикации Авторов:

19.10.2017
V.Panfilova (NG)
Кыргызстан может оставить Казахстан без воды

17.10.2017
"Matritca.kz"
Хан Кене погиб в открытой войне, а не в результате заказного подлого убийства, - М.Тайжан

16.10.2017
"Kazakhstan 2.0"
О страхах Акорды и народных протестах

16.10.2017
I.Subbotin (Afghanitsan.ru)
Афганистан ищет в ШОС дополнительную опору

16.10.2017
V.Panfilova (NG)
Атамбаев получил нож в спину от своих "воспитанников"

16.10.2017
"Forbes.kz"
Что думают политологи о выборах в Кыргызстане и новом президенте

16.10.2017
K.Krivosheev (Kommersant)
Власти Кыргызстана провели операцию «преемник»

14.10.2017
"Vlast.kz"
Являются ли казахи и кыргызы генетическими братьями?

14.10.2017
A.Muminov (Exclusive.kz)
Что ждет Казахстан после выборов в Кыргызстане?

13.10.2017
"KommersantЪ"
Кыргызстан ждет мирной смены власти

13.10.2017
V.Panfilova (NG)
Бишкеку необходим опытный менеджер

12.10.2017
"Caravan.kz"
Сколько платят за президентские выборы наши соседи - Инфографика

12.10.2017
V.Panfilova (NG)
Россия готова выйти на афганскую границу

12.10.2017
"Avesta", TJ
Как Запад стремиться приобщить Центральную Азию к «демократическим идеалам»

Все материалы раздела