О новых возможностях России и государств Центральной Азии в вопросе формирования отношений с постпереворотной Турцией
пятница, 18 ноября 2016 г. 13:47:00
Недавняя попытка военного переворота в Турции актуализировала ряд тем, которые до последнего времени по разным причинам отодвигались политиками и экспертами России и Кыргызстана на второй план. В частности еще в начале 90-х годов власти ряда центральноазиатских государств были проинформированы компетентными органами по поводу того, что структуры Ф.Гюлена приступили к созданию на территории бывших советских республик сети турецких лицеев и университетов с неоднозначным замыслом. Кыргызстанские власти эти предупреждения отвергли и дали не только зеленый свет образовательным и иным проектам Гюлена, но и предоставили турецким бизнесменам от образования многие в том числе и экономические льготы. Первой среди стран ЦА негативную позицию в отношении Анкары занял Ташкент, который одномоментно запретил своим молодым гражданам обучаться в Турции. Были приняты и иные жесткие меры в отношении турецкого бизнеса в Узбекистане.
 
С тех давних 90-х годов существенные изменения произошли и в самой Турции. Сегодня можно утверждать, что с победой Р.Эрдогана на президентских выборах в августе 2014 года завершился начальный этап восстановления позиции ислама в общественно-политической жизни Турции. Теперь одним из ведущих трендов развития Турции, скорее всего, станет государственное содействие возврату в общество исламских норм бытия. Учитывая интеллектуальный потенциал Эрдогана, а также его религиозность, надо полагать, что процесс "государственной исламизации" (изменение отношения государства к исламу, возможность открытого следования своим религиозным вероубеждениям для чиновников) должен пройти без особых эксцессов, чему в немалой степени будет способствовать готовое к этому общественное мнение страны. Кстати, именно это общественное мнение и общественная поддержка Эрдогана сыграли важную роль в "купировании" военного переворота.
 
За последние несколько лет, благодаря усилиям Эрдогана, Турция добилась значительного экономического подъема. Именно при Эрдогане Анкара стала пытаться выступать в качестве самостоятельного игрока на международной арене. Заслугой нынешнего президента Турции является фактическая нейтрализация роли проамериканского генералитета в определении внутренней и внешней политики страны. При том, что Анкара остается союзником США, она уже не являет собой прежнюю марионетку. Также нет безоглядного желания интегрироваться в европейские структуры любой ценой. При том, что в турецко-российских отношениях сохраняются немалые проблемы, именно сейчас у двух государств появилась возможность вывести свои контакты на качественно новый уровень. Такие же возможности есть и у государств ЦА.
 
Первой и важной для Анкары темой, вокруг которой возможно принципиально тесное сближение турецко-российских позиций, является религия. В исламе христианство признается религией писания. Правовая школа в Турции (сунниты ханафитского мазхаба), к которой относит себя Эрдоган и подавляющее большинство турецких мусульман, предполагает более комфортное отношение к православным, чем к протестантам (читай американцам).
 
Учитывая это обстоятельство, и Анкара и Москва могут открыть новую страницу межрелигиозного диалога и использовать потенциала этого проекта для формирования более здоровых, взаимовыгодных и добрососедских отношений. В рамках такого диалога вполне возможным видится организация в недалеком будущем официального визита Патриарха Кирилла в Турцию.
 
В деле переформатирования российско-турецких отношений серьезный потенциал представляет из себя российское мусульманство. Для Эрдогана совершенно естественно соучастие государства в религиозных делах. Посему "выход" российских мусульманских авторитетов за рамки религиозной темы в своих контактах с турецкими братьями будет восприниматься Анкарой также естественным образом. Учитывая опыт участия Патриарха Кирилла в решении вопросов, которые немного выходят за рамки исключительно религиозных, можно полагать, что ряд российских мусульманских лидеров могут взять на себя решение некоторых деликатных внешнеполитических задач на турецком направлении.
 
Особым предметом совместной работы для Турции, России и для всех государств Центральной Азии становится весьма щепетильная проблема, касающаяся Фетхуллаха Гюлена и его сетевого сообщества в системе образования, которая довольно широко распространилась на пространстве бывшего СССР.
 
Если структуры Сороса создают условия для манипулирования общественным сознанием и в необходимых случаях - подрыва политических основ в государствах Содружества, то сетевые организации типа “Небесная культура, мир во всем мире и восстановление света” корейца Ли Ман Хи, «Церковь объединения» другого известного корейского проповедника Муна, а также структуры Фетхуллаха Гюлена, задумавшего построить гармоничный и мультикультуральный мир, нацелены на разрушение мировоззренческих основ мусульман и общепринятые каноны вероубеждений, которые заложены в исламе и православии.
 
Сегодня, на фоне неудавшейся попытки свергнуть Эрдогана, организация Фетхуллаха Гюлена воспринимается главой Турции не только в качестве источника угрозы собственной власти, но главную опасность президент страны видит в том, что его бежавший в США соотечественник, весьма активно продвигает альтернативную религиозную идеологию -вероубеждение, отличное от того, что прописано в Коране, и сунне Пророка. Это своего рода оппортунизм в исламе. Для Эрдогана является очевидным вероотступничеством, если мусульманин заявляет о намерении быть похороненным в Ватикане, прославляет капитализм, проклинает Палестину и тех, кто помогает ее народу. Гюлен также как и Мун и его новый вариант Ли Ман Хи выступает за "диалог религий", предполагающий отказ от ряда ключевых норм в исламе. При том, что Эрдоган открыто не противится Тель-Авиву, он принципиально не может согласиться с заявлением Гюлена, что Израиль - законное государство.
 
Особенность Гюлена в том, что он грамотно воспользовался плодами проамериканской ориентации Турции, заложенной еще Ататюрком. Именно проамериканский бизнес, либералы, противники исламских традиций Турции создали финансовую основу сети Гюлена.
 
Известно, что Гюлен начинал как проповедник, а позже возглавил исламское сообщество международного масштаба, в котором представлены банки, школы, университеты, торговые центры, крупные компании по всему миру. В мемуарах отставного сотрудника турецкой разведки Османа Нури Гюндеша говорится, что движение религиозной терпимости, возглавляемое бывшим турецким имамом по имени Фетхуллах Гюлен (http://www.fethullahgulen.org/), имеет 600 школ и 4 миллиона последователей по всему миру. В 1990-е, как утверждает Гюндеш, движение "служило прибежищем для 130 агентов ЦРУ" в его школах в Кыргызстане и Узбекистане.
 
С 1992 по 2000 год по всей Центральной Азии открылось более сотни образовательных учреждений Гюлена. В 2000 году из-за скандала школы Гюлена начали закрываться в Узбекистане. На сегодняшний день около 30 лицеев и один университет действуют в Казахстане; около десяти школ - в Таджикистане. Министерство образования Таджикистана на днях заявило, что не продлило соглашение о сотрудничестве с компанией "Шалола", которая управляет всеми турецкими лицеями в Таджикистане. В Душанбе полагают, что компания "Шалола" находится под влиянием движения "Хизмет", учредителем и идейным вдохновителем которого является Гюлен.
 
В Кыргызстане действуют около 16 лицеев, созданных Международным образовательным учреждением "Себат". Финансирование идет из Турции, Голландии. Надо полагать, что в тонкости организационных построений "Себата" или "Шалолы" никто из местных экспертов не вникал и нет никаких гарантий того, что турецкие лицеи "Себата" в Кыргызстане также не имеют какой-либо связи с гюленовским "Хизметом".
 
Наличие турецких лицеев в государствах, входящих в ОДКБ, создают достаточную основу для того, чтобы тема гюленовских структур стала общей для Турции с одной стороны и для России с ее партнерами по ОДКБ, с другой. Актуализация гюленовской проблемы на примере его лицеев позволит более тщательно разобраться с турецкой системой образования в государствах Содружества с помощью той же Турции.
 
Турецкий фактор сегодня может особо зазвучать на арабском направлении российской внешней политики и министерств иностранных дел государств Центральной Азии. Сегодня на самом деле ни одна из арабских стран не в состоянии претендовать на роль лидера в исламском мире. С одной стороны у них слишком сильные связи с США, как у Саудовской Аравии, с другой- попросту нет интеллектуальных ресурсов и традиций проведения собственной внешней политики. Турция в этом плане заметно отличается от большинства арабских стран. У Эрдогана есть амбиция стать лидером мусульманского мира, его религиозные взгляды не противоречат фундаментальным интересам России и государств Центральной Азии. Напротив, пользуясь религиозной грамотностью Эрдогана, можно начать переговоры по кавказкой проблеме, чтобы снизить уровень поддержки сепаратизма и экстремизма на Кавказе со стороны турецкого общества и политическй элиты.
 
Амбиции Эрдогана могут стать действенным инструментом давления в отношениях России с некоторыми арабскими странами. Нынешняя Анкара для России и СНГ скорее союзник в противостоянии салафизму (вахабизму). В этом плане есть смысл использования умеренных турецких ученых в работе с российской мусульманской аудиторией (студентами исламских вузов, исламским духовенством, целыми территориями, где сегодня сильны религиозные радикальные взгляды).
 
Учитывая новые обстоятельства можно полагать, что Анкара в отношении Москвы не будет ограничиваться только религиозной тематикой. В интересах углубления двусторонних отношений, придания им новых качеств, турки, возможно, пойдут на создание совместных "спасательных, охранных структур", гарантирующих безопасность газопровода, который пролегает по дну Черного моря. Создание своего рода полувоенных организаций умножит двусторонние контакты, будет содействовать сближению в сфере военного сотрудничества. Никто не ограничивает Турцию в вопросах оснащения вооруженных сил, полиции, ВМФ средствами, изготовленными в СНГ и России. Речь, конечно, не идет о коренных изменениях военной доктрины Турции. Но наличие у Анкары альтернативных западным моделям санитарных машин, вертолетов, морских судов вполне реально и целесообразно.
 
Для Анкары весьма интересной остается тема гражданской обороны особенно та ее часть, которая посвящена ядерной безопасности. В любом случае вопрос строительства АЭС в Турции актуализирует эту проблему и к ее решению в "расширенном формате" следует готовиться уже сейчас. Максимальное наполнение зоны Черного моря различными "невоенными" проектами с участием военных, сил МЧС будет содействовать выдавливанию из этого региона любого инородного присутствия.
 
Учитывая серьезные проекты в строительстве АЭС в Турции, видимо, надо полагать, что решение ряда внешнеполитических задач ляжет на плечи Росатома, МЧС, других ведомств, которые косвенным образом будут влиять на характер политических отношений двух государств. Важно принять, что сегодня Турция не видит в России политического соперника, каковой она была в ХV11-Х1Х веках и классового противника, каким был СССР.
 
Эрдоган хорошо понимает, что сегодня в мусульманском мире нет общепризнанного лидера. Для него лично реальной видится роль исламского Ататюрка. Государства Содружества могли бы содействовать возрождению нового умеренного исламского центра в Турции в противовес арабскому, который в настоящее время полностью находится под контролем США.
 
При всем при этом и Россия и государства Центральной Азии должны учитывать фундаментальные исторические обстоятельства: Турция "буквально вчера" была Великой Османской империей. Именно она была хранительницей двух мусульманских Святынь, центром исламского мира. Именно эти обстоятельства могут иногда негативным образом проявляться в двусторонних отношениях Анкары с государствами бывшего СССР в том числе и с Кыргызстаном. Заявляя о том, что кыргызы - это старшие братья турков, на деле турки ведут себя совершенно по иному. И как часто бывает, субъективные факторы могут на какое-то время серьезно повлиять на объективный ход исторических процессов и не всегда в позитивном плане.
 
"Время Востока"
17.11.16

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
diesel.elcat.kg


Публикации Авторов:

17.08.2018
V.Panfilova, "NG.ru"
Рахмон и Мирзиёев могут разрубить рогунский узел

14.08.2018
"Tengrinews"
США дали гарантию Казахстану по антироссийским санкциям

14.08.2018
"Sodrujestvo"
Центральная Азия дистанцируется от исламского мира?

14.08.2018
"NG.ru"
Экс-президента Армении Роберта Кочаряна освободили в зале суда

10.08.2018
V.Panfilova (NG)
В Бишкеке судят бывшего премьера

09.08.2018
K.Karabekov (Kommersant)
Кыргызскую власть отстранили от экс-президента

01.08.2018
V.Panfilova (NG)
В Душанбе обвинили Иран в причастности к теракту

31.07.2018
"TUT.by"
Минск отказал в выдаче бывшего премьер-министра Кыргызстана, усмотрев в преследовании политику

31.07.2018
"RIA Novosti"
Мнение: ИГ пытается утвердиться в бывшей советской Средней Азии

31.07.2018
V.Panfilova (NG)
"Газпром" может вернуться в Туркменистан

27.07.2018
"Caravan.kz"
Назарбаев и Путин действуют, как хорошо информированные оптимисты

24.07.2018
I.Subbotin (Afghanitsan.ru)
От США ждут пересмотра афганской стратегии: почему это касается России

24.07.2018
V.Panfilova (NG)
Центральная Азия – в фокусе интересов США

23.07.2018
"Ferghana.ru"
Туркмения и Узбекистан стали лидерами Центральной Азии в рейтинге рабства 2018 года

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней