CASA-1000, ТАПИ — сами собой исчезают: что ждет Трампа в «Южной Азии»
четверг, 17 ноября 2016 г. 10:21:19
Победа Дональда Трампа в президентских выборах породила в числе прочих и вопросы, может ли измениться, и если «да», то в какой степени политика Вашингтона на постсоветском пространстве. На вопросы корреспондента EADaily отвечает директор Аналитического центра Института международных исследований МГИМО Андрей Казанцев.
 
Какие плюсы и минусы, на ваш взгляд, несет в себе для Центральной Азии президентство Дональда Трампа?
 
— Избранный президент США, судя по его предвыборной риторике, является изоляционистом. Он считает, что Америка должна тратить меньше денег на другие страны и больше получать от этих стран в результате, например, торговых операций. В этом можно уловить признак повышения вероятности вывода американских войск из Афганистана и в целом уменьшения внешней помощи, в частности, странам Центральной Азии и Афганистану. Кроме того, судьба американской операции в Афганистане связана с именем Барака Обамы, поскольку даже сама стратегия, так называемая Аф-Пак (Афганистан-Пакистан) — называлась стратегией Обамы, и реализовывала эту политику никто иная, как Хиллари Клинтон. Она была госсекретарем в первый срок Обамы, когда он говорил что республиканцы (Джорд Буш-младший) сдвинули свое внимание с Афганистана на Ирак, и называл это большой ошибкой, поскольку «нужно победить терроризм в Афганистане». На это были тогда перенаправлены все усилия. Теперь, если уменьшение помощи Афганистану и странам Центральной Азии приведет к какому-то взрыву, то это будет вина не Трампа, а Обамы и Клинтон.
 
Он перекладывает ответственность на них?
 
— Он может переложить, но он пока вообще не выказывал волнений по поводу этих проблем. И заявлений никаких не делал. Но из того, что он говорил по поводу уменьшения американской помощи, очевидно, что на данном направлении она тоже уменьшится, и ответственность в случае, если что-то пойдет не так, особенно в Афганистане, будет нести не Трамп, а Обама.
 
Ситуация в Афганистане уже ухудшается…
 
— Да, она ухудшается по многим различным параметрам. Обычно принято обсуждать проникновение «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная в РФ), но в этом действительно есть некоторое преувеличение, и на фоне других это не столь уж важное событие. Как, например, резкое усиление Аль-Каиды в Афганистане.
 
Есть вероятность прихода к власти в Афганистане «Талибана», который также усиливает свое влияние?
 
— Если продолжится вывод американских войск, а сейчас уже идет переброска отдельных частей на Ближний Восток, то… И Трамп, который сказал, что надо победить терроризм на Ближнем Востоке, видимо, продолжит эту линию. Если американские войска вообще уйдут из Афганистана, то вероятность победы «Талибан» возрастает.
 
Что в этом случае ожидать странам Центральной Азии?
 
— В этом случае резко возрастет угроза небольших вторжений в страны ЦА. Речь не идет о талибах. Скорее всего, талибы продолжат свою политику контроля над Афганистаном. Они не прорывались в ЦА даже в 90-е годы. Речь идет о различных группах международных террористов, которых достаточно много сейчас в Афганистане — по разным оценкам более 5 тысяч. Из них много выходцев из постсоветского пространства — стран ЦА и России, Китая. Они связаны с Аль-Каидой, ИГ. Связи меняются в зависимости от того, откуда поступают деньги. Эти группы уже вторгались в ЦА в 1999—2000 гг., когда была так называемая «Баткенская война» в Киргизии. Достаточно часто происходили серьезные столкновения на таджикско-афганской границе в 90-е годы. Все это может повториться. И тогда нагрузка на страны ЦА, особенно приграничные, нагрузка резко возрастет. Это является большим вызовом для них, особенно с учетом экономического кризиса, падения цен на нефть и газ, кризиса трудовой миграции в России, в частности, таджикской. Это дополнительный вызов и опасность.
 
На плечах России окажется дополнительный груз?
 
— Это дополнительная угроза и для России и для Китая и для Ирана. Россия традиционно несет ответственность за безопасность в странах ЦА в рамках ОДКБ. Она гарантирует безопасность всем странам региона. Те учения, которые проводит ОДКБ в регионе, свидетельствуют о том, что готовность, психологическая, по крайней мере, к такого рода угрозам есть. Поскольку речь идет о мелких группах, то ОДКБ вполне достаточно для противодействия им. Не все страны входят в ОДКБ. В этом есть сложный дипломатический момент, в частности, с Туркменистаном.
 
Кроме ситуации в Афганистане есть дополнительный геополитический момент, который все очень серьезно осложняет. Я имею ввиду даже не российско-американское противостояние, которое безусловно есть, и оно сохранится при Трампе, хотя у нас в России было определенное ликование среди части политической элиты в связи с его избранием. Говорить о том, что Трамп радикально пересмотрит свою политику в отношении России преждевременно. В том числе, потому что он собственно не интересовался вообще этой проблематикой, он бизнесмен. Немалую роль будут играть те, кто будет его советниками, кто будет госсекретарем и т. д.
 
Самый сложный момент геополитический, возникающий в связи с этими угрозами в Центральной Азии в случае победы талибов связан с позицией Саудовской Аравии и Катара. У них есть достаточно серьезное желание распространить ближневосточный конфликт на Афганистан и Центральную Азию. Это видно из анализа тех денежных потоков, которые идут с Ближнего Востока. Возможно, речь идет не об официальной позиции Саудовской Аравии и Катара, а позициях отдельных групп влияния. Но, тем не менее, приток денежных средств в определенном направлении и к «ИГ» и к «Аль-Каиде» показывает, что есть большой интерес распространения конфликта на ЦА и Афганистан с целью насолить Ирану и России.
 
Политика Обамы-Клинтон в противостоянии в ЦА США-Китай, США-Россия продолжится или уйдет на второй план?
 
— Тут как раз большая неопределенность. Потому что избранию Трампа радовались не только в России, но и в Китае. При том, что в отношении Китая, Трамп сделал как раз достаточно жесткое заявление, в частности, о том, что в торговых сделках с Китаем он будет выдвигать жесткие экономические условия. Но в военном плане он ничего не говорил. В общем — неопределенность. К тому же пока не известно, кто в США будет определять внешнюю политику. Кандидаты на пост госсекретаря США обсуждаются, большинство из них «ястребы», очень жестко настроенные. Мы пока не можем сказать, что будет. Видимо в течение полугода или года появится окно возможностей и для России и для Китая в плане принципиальных договоренностей с США по вопросам, связанным с постсоветским пространством.
 
Проекты, которые лоббировали США — CASA-1000, ТАПИ, останутся ли актуальными при Трампе?
 
— Они сами собой исчезают из-за ситуации в Афганистане. Ситуация в сфере безопасности ухудшается. Вероятность реализации этих проектов уменьшается. Особенно это относится к ТАПИ. Да и в целом, финансируют эти проекты не США.
 
Было политическое лоббирование этих проектов на ранней стадии?
 
— В определенный период было. Тогда существовали большие надежды, связанные с Афганистаном. Казалось, что там можно изменить ситуацию. И ситуация поменялась, но так, что ТАПИ практически сошел с повестки дня.
 
Казахстанские энергетические проекты, которые разрабатывают американские компании, к новой политике США отношения не имеют?
 
— Безусловно. Они как работали, так и продолжат работу. Казахстан не воспринимается Вашингтоном как часть Центральной Азии. Потому что ЦА в американском восприятии рассматривается как часть Южной Азии. Это один департамент, который рассматривает Таджикистан, Киргизию, Туркмению, как часть проблемы Афганистана, Пакистана и т. д. А вот Казахстан несколько особняком, потому что это другая по уровню развития страна. Другое дело, что проблемы других стран ЦА могут увеличить риски для Казахстана. Но в любом случае его не воспринимают в одном пакете с Афганистаном. Что касается энергетических проектов в Казахстане, то они реализуются больше в европейских интересах, чем в американских. Потребителем казахстанских углеводородов является Европа. Американские компании там работают. И это только бизнес.
 
"EADaily"
16.11.16

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии


Публикации Авторов:

22.05.2017
E.Ivashenko (Ferghana)
Аскат Алиев: «Кыргызские мигранты боятся обращаться в полицию»

22.05.2017
"Afghanistan"
Джафар Махдави: США собираются присутствовать в Афганистане десятки лет

22.05.2017
E.Korotkova (News-Asia)
Марс Сариев : «Центральноазиатский регион еще возможно «сшить»»

19.05.2017
E.Stashkina (News-Asia)
Президентом России может стать эмигрантка из Таджикистана

19.05.2017
"East Time"
В Центральной Азии может появиться единая энергосистема

18.05.2017
V.Panfilova (NG)
Брюссель заинтересовался строительством Рогунской ГЭС

18.05.2017
"Caravan.kz"
В капшагайских казино проигрывают от 100 тысяч до 13 миллионов долларов - откровения завсегдатая

16.05.2017
"Afghanistan.ru"
Китай построит железную дорогу между Афганистаном и странами Центральной Азии

16.05.2017
G.Mirzayan (RIA)
Новый китайский папа: Пекин собирается стать ведущей силой в Евразии

16.05.2017
V.Panfilova (NG)
Китайская финансовая петля затягивается на Бишкеке

15.05.2017
V.Panfilova (NG)
Бердымухамедов отправил за решетку пятьдесят чиновников

14.05.2017
"RIA Novosti"
Бойкот? Индия не прислала делегацию на форум "Один пояс — один путь"

13.05.2017
"Ferghana"
Узбекистан: Будет ли толк от визита Верховного комиссара ООН?

13.05.2017
"DSNews.ua"
Made in Russia. Как делаются центральноазиатские террористы

Все материалы раздела