Сохранить новый «либеральный» имидж Узбекистану будет непросто
понедельник, 14 ноября 2016 г. 9:51:26
Власти Узбекистана в преддверии выборов главы государства, намеченных на 4 декабря, демонстрируют на деле готовность полностью сменить прежний, отчасти негативный имидж, полученный за время президентства Ислама Каримова. Это наблюдается по линии и политики, и экономики, и непосредственно касается всех его партнеров, включая Россию.
 
Отношения с соседями
 
Обращают на себя внимание реальные попытки Ташкента, инициированные и.о. президента Шавкатом Мирзиёевым, улучшить отношения с соседями – в первую очередь с Душанбе и Бишкеком.
 
Главным моментом, отравлявшим диалог Узбекистана с Таджикистаном, стало намерение последнего построить на реке Вахш, питающей водами ключевую по значимости для Узбекистана реку Амударья, Рогунскую ГЭС, что приведет к снижению водостока на территорию первого.
 
В этой связи следует напомнить, что ранее любые действия таджикистанской стороны на данном направлении вызывали достаточно острую реакцию властей Узбекистана вплоть до опасений, что это может вызвать войну в регионе. Ныне же, несмотря на то, что 29 октября Душанбе перекрыл русло Вахша, что означает практическую реализацию плана по возведению Рогунской ГЭС, данный шаг не вызвало никакой реакции официального Ташкента.
 
Напротив, 7 ноября он заявил о возможности восстановления между сторонами авиасообщения, прерванного в 1992 г. с началом гражданской войны в Таджикистане. Руководство компании Uzbekistan Airways в этой связи заявило о том, что это может произойти уже в первой половине 2017 г. О серьезности намерений свидетельствует и тот факт, что в течение октября Таджикистан посетила внушительная делегация из представителей бизнеса Узбекистана, намеревающихся развивать со своим соседом взаимовыгодные экономические проекты.
 
На фоне этого официальный Ташкент демонстрирует готовность нормализовать отношения и с Киргизией, связи с которой были омрачены нападками на представителей узбекского меньшинства, живущих на ее территории, а также продолжительным обострением на границе, вызванным наличием целого ряда спорных участков.
 
Так, например, за последние недели стороны согласовали вопросы относительно принадлежности 49 подобных участков. И произошло это, прежде всего, благодаря гибкости нового узбекистанского руководства в лице пока еще исполняющего обязанности главы государства Ш. Мирзиёева, отказавшегося от жесткой конфронтации по данной проблеме.
 
И, наконец, в качестве жеста доброй воли после переговоров с официальным Бишкеком узбекское руководство убрало своих военных со спорной вершины Унгар-Тоо Аксыйского района Джалал-Абадской области Киргизии (где находились важные киргизские телекоммуникационные объекты), захваченной узбекскими силовиками в ходе выяснения отношений из-за находящегося по соседству Касансайского водохранилища, созданного Узбекской ССР еще до распада Советского Союза, которое Ташкент считал «своим».
 
Ключевые партнеры – Россия и Китай
 
В свою очередь, Ш. Мирзиёев демонстрирует готовность всесторонне развивать отношения и с Россией, а также региональными структурами, членом которых она является. Так, например, 27 октября в Ташкенте состоялся бизнес-форум «Россия и Узбекистан – стратегические партнеры», в котором участвовали более 70 компаний из двух стран и который может стать новой отправной точкой для расширения их экономического взаимодействия. Об определенном оживлении двусторонних отношений говорит и то, что в конце октября также состоялось первое с 2005 г. заседание Делового совета Россия–Узбекистан. Не случайно российская сторона обязалась упростить доставку узбекской сельскохозяйственной продукции на свою территорию, что особенно важно ввиду сохранения западных антироссийских санкций.
 
И, наконец, официальный Ташкент демонстрирует свою готовность максимально взаимодействовать с Россией в рамках структур евразийской безопасности. Подобные «намеки» фигурировали и в кулуарах прошедшей 1 ноября очередной встречи глав правительств стран СНГ.
 
Впрочем, параллельно официальный Ташкент развивает свои отношения и с Китаем, ставшим для него ключевым торговым партнером (вытеснившим Россию на второе место), о чем свидетельствует целый ряд совместных встреч, проведенных в последние недели на уровне политического руководства и представителей бизнеса.
 
Узбекистан и Запад
 
Однако не следует полагать, что новое руководство страны намерено развивать связи только исключительно с этими партнерами. Одновременно официальный Ташкент демонстрирует готовность заметно улучшить отношения и с Западом в частности, с Евросоюзом. В частности, он отправил на прошедшее 8-9 ноября в Брюсселе очередное 13-е заседание подкомитета ЕС по юстиции, внутренним делам и правам человека свою делегацию, возглавленную замминистра юстиции страны Нодиром Джураевым.
 
Это мероприятие стало для Ташкента во многом знаковым. На нем, в частности, затрагивались прежде болезненные для Узбекистана вопросы «ущемления гражданских свобод». В последнем его неоднократно обвиняли на Западе, особенно после подавления антиправительственных выступлений в Андижане в 2005 г. Примечательно, что официальный Ташкент согласился на обсуждение вопросов, прежде являвшихся для него табуированными – свободу выражения мнений и религии, свою пенитенциарную систему, права женского населения и «уязвимых групп».
 
Несомненным прогрессом в этом отношении стало то, что тем самым Ш. Мирзиёев фактически признал проблему наличия в его стране детского и принудительного труда при работе на хлопковых полях и устами своего представителя заявил о предоставлении ООН и ОБСЕ информации по мониторингу ситуации. Более того, фактом ратификации конвенций Международной организации труда (МОТ) официальный Ташкент подтвердил готовность на практике приступить к устранению имевшихся нарушений, за которые он при И. Каримове подвергался очень сильной критике.
 
Также Ш. Мирзиёев открыто демонстрирует готовность отказаться от «авторитарного» стиля правления своего предшественника, заявляя о реальной необходимости внедрения в стране системы власти со сменяемым демократическим путем лидером. И, наконец, он показывает наличие в стране других политических лидеров, предоставляя им реальную возможность высказываться на темы дальнейшего развития страны. Не случайно некоторые западные СМИ уже с надеждой пишут о том, что он остановился в шаге от введения «политических свобод» и «публичной политики».
 
Также Узбекистан демонстрирует всему миру готовность к проведению честных и демократических президентских выборов, намеченных на 4 декабря с.г., он официально согласился на допуск на свою территорию групп наблюдателей практически из всех стран мира, в том числе западных. Тем самым Западу на практике демонстрируется готовность к переменам и одновременно улучшению двусторонних отношений.
 
В ответ на это Запад делает новому узбекскому руководству «реверансы». Так, Евросоюз отметил вклад Ташкента в модернизацию законов страны, включая намеченное реформирование судов, борьбу с коррупцией и попытки улучшения делового климата. Но от того же Вашингтона узбекское руководство ожидает не только комплиментов, а, например, возвращения выведенных на территорию США сотен миллионов долларов, принадлежавших дочери уже покойного президента страны (всего по распоряжению американских правоохранителей в западных банках заморожено от 850 млн. до 1 млрд. долларов) и гарантий установления взаимовыгодных партнерских отношений, что должно устранить саму перспективу осуществления против нового узбекского режима каких-либо подрывных действий.
 
В последние недели стороны обменивались мнениями по поводу этих вопросов, в том числе и в ходе недавнего визита в Ташкент представительной делегации Госдепа. Однако пока США не имеют четко сформулированной позиции относительно характера отношений с «обновленным» Узбекистаном.
 
Станут ли реальностью «демонстрации» Мирзиёева?
 
В таком новом облике, заметно меняющим имидж страны, Шавкат Мирзиёев идет на выборы. Правда, нельзя исключить, что в будущем, после официального избрания лидера Узбекистана, попытки развития такой многовекторной стратегии претерпят определенные изменения.
 
Во-первых, Ташкенту с высокой долей вероятности придется все же выбирать в плане тесноты отношений между теми или иными партнерами. Ведь для осуществления реального многовекторного независимого курса любой стране, в том числе и Узбекистану, необходимо обладать конкретными ресурсами, в том числе и экономическими, которых у него в должном объеме нет.
 
Во-вторых, сомнительно, чтобы правящий режим смог резко отказаться от авторитаризма, подразумевающего ослабление, прежде всего, тотального контроля спецслужб над страной. В этом случае страна вновь может столкнуться с усилением вызова со стороны радикальных исламистов. Ослабление цензуры и давления на них может быть воспринято ими как возможность для отвоевания более выгодных позиций.
 
То же самое касается и узбекской экономики – в случае резкого отказа от прежней экономической модели, подразумевающей использование дешевого (а подчас и дармового) труда, а также наблюдаемого налогового давления на селян, Ташкент лишится значительной части прежних поступлений в казну, а его аграрная продукция рискует потерять свою ценовую привлекательность на рынке.
 
Мало также одной готовности наладить отношения с соседями и полностью устранить региональные противоречия – то же соперничество с Астаной за лидерство никуда не делось. Что же касается Киргизии и Таджикистана, то власти первой, обладающие весьма ограниченными силовыми рычагами, вряд ли смогут гарантированно оградить узбекское меньшинство от нападок националистов, равно как и Душанбе не сможет выполнить пожелания Ташкента о том, чтобы пропуск воды на узбекскую территорию был сохранен в прежнем объеме.
 
Что касается России, то обозначающиеся в политике Ташкента изменения могут иметь двоякие последствия. С одной стороны, пока реальное углубление отношений в сфере интеграции по линии евразийских структур и расширение военно-технического сотрудничества представляется туманным. Так, в сентябре глава внешнеполитического ведомства страны Абдулазиз Камилов открыто заявил на Генеральной Ассамблее ООН о нежелании Ташкента вступать в какие бы то ни было военно-политические структуры, размещать у себя иностранные военные базы и направлять своих военнослужащих за границу. Вместе с тем Москва получает определенные надежды на то, что Ташкент не будет испытывать тех шараханий в сторону Запада и обратно, которые отмечались прежде.
 
"Ритм Евразии"
 Сергей БАЛМАСОВ
12.11.16

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
mazda


Публикации Авторов:

21.11.2017
A.Polubota (SP)
Друзья Путина переругались, не поделив границу и деньги

21.11.2017
"Rusrand.ru"
На «узбекские грабли». Чем закончится переход Казахстана на латиницу?

20.11.2017
"Afghanistan"
Теракты против оппозиции: Кабулу угрожают новые политические альянсы

19.11.2017
"RBK"
Глава Кыргызстана за неделю до ухода разорвал шесть соглашений с Казахстаном

15.11.2017
V.Panfilova (NG)
Афганские проекты требуют гарантий безопасности

15.11.2017
"Vzglyad.az"
ИГИЛ: Путь из Сирии в Центральную Азию?

14.11.2017
V.Panfilova (NG)
Узбекистан перезапускает Центральную Азию

13.11.2017
D.Tolobekov (Sodrujestvo)
Внеочередным парламентским выборам в Кыргызстане быть!

08.11.2017
V.Panfilova (NG)
Астана увлеклась статистической эквилибристикой

02.11.2017
V.Panfilova (NG)
Кыргызстан идет по пути Польши и Молдавии

01.11.2017
I.Subbotin (Afghanitsan.ru)
Почему Россию винят в поддержке «Талибана»

01.11.2017
"DsNews"
Железо Шелкового пути. Как Китай обирает у России Центральную Азию

31.10.2017
V.Panfilova (NG)
Атамбаев может похоронить Евразийский экономический союз

30.10.2017
"Kazinform"
Таможенный кодекс ЕАЭС урегулирует вопросы с перемещением товаров на границе - российский депутат

Все материалы раздела