Китайский фланг ШОС: взаимодействие с партнерами возрастает
пятница, 11 ноября 2016 г. 12:16:19
Прошедшая на днях в Бишкеке встреча премьер-министров государств ШОС при внешне техническом характере обсуждаемых вопросов затронула важные аспекты развития организации. По мере углубления интеграции сближаются и позиции участников объединения. Традиционно считалось, что Китай в ШОС делает ставку преимущественно на экономическое направление сотрудничества, подходя к вопросам безопасности «по остаточному принципу». Тем не менее обострившаяся в последние годы геополитическая борьба между США и ЕС, с одной стороны, и РФ и Китая – с другой, в значительной мере усилила военное и антитеррористическое измерение Шанхайской организации, не оставляя без внимания и экономические аспекты взаимодействия.
 
Тяжело в учении, легко в бою
 
Хотя члены ШОС всячески подчеркивают, что организация не является военным союзом, с 2005 г. началось проведение совместных военных учений под названием «Мирная миссия». В них в полной мере стал принимать участие и Китай, еще в 2003 г. отказывавшийся присоединяться к военной части учений, проходивших в различных странах ШОС. Новый импульс военные маневры получили в 2014 г., прошедшие после государственного переворота и начала гражданской войны на Украине.
 
Учения «Мирная миссия-2014» стали самыми крупномасштабными совместными военными учениями вооруженных сил стран ШОС за всю историю существования организации. В них приняли участие 7 тыс. военнослужащих и почти 500 единиц военной техники. Как подчеркнул начальник Генерального штаба Вооруженных сил РФ генерал армии В. Герасимов, «в современной обстановке, складывающейся в мире и регионе, значимость проведения таких учений только возрастает».
 
К 2016 г. формат военного взаимодействия с партнерами по ШОС в значительной мере расширился. В ходе «Мирной миссии», прошедшей в сентябре в Кыргызстане, воинские контингенты Казахстана, Китая, Кыргызстана, России и Таджикистана провели совместную антитеррористическую операцию. О масштабности задач, которые ставят перед собой союзники, говорит тот факт, что в учениях были использованы российские стратегические бомбардировщики.
 
Как сообщил помощник командующего войсками ЦВО РФ полковник Я. Рощупкин, «на завершающем этапе учений пара стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев Ту-95МС, взлетев с аэродрома Энгельс в Саратовской области, на высоте 900 метров прошла над районом проведения «Мирной миссии» и отработала обмен данными с пунктами управления Центрального военного округа, развернутыми на побережье Иссык-Куля. «Стратеги» с одной дозаправкой в воздухе преодолели в общей сложности более 8 тысяч километров в воздушном пространстве России, Казахстана, Таджикистана и Кыргызстана». Использование сил такого масштаба четко говорит о том, что союзники готовы дать ответ не только террористическим угрозам.
 
Начато и военно-морское взаимодействие с РФ. В 2015 г. китайский флот участвовал в совместных с РФ учениях в Средиземном море, после чего вторая фаза учений прошла в Японском море. По мнению японского обозревателя Бондзи Охара, проведение этих учений является попыткой совместного сдерживания США. В 2016 г. Тихоокеанский флот РФ принял участие в китайских военно-морских учениях «Морское взаимодействие-2016» в Южно-Китайском море.
 
До совсем недавнего времени активность Китая в антитеррористическом направлении работы ШОС ограничивалась сотрудничеством в рамках Региональной антитеррористической структуры (РАТС) и площадок для обмена информацией между спецслужбами. Все изменилось после начала военной операции ВКС РФ в Сирии.
 
Резкий рост конфронтации России и Запада, применение двойных стандартов и все более откровенная поддержка терроризма Вашингтоном и его союзниками начали напрямую угрожать интересам Китая. Во-первых, Китай получает с Ближнего Востока почти половину нефти и его экономика крепчайшим образом связана с этим регионом. Инвестиции Поднебесной в энергетические и экономические проекты в Сирии и соседних странах исчисляются миллиардами долларов. Соответственно, перерастание сирийского конфликта в большую войну нанесло бы значительный ущерб экономике Китая.
 
Во-вторых, в Сирии с начала 2015 года активно воюет группировка китайских уйгуров «Исламское движение Восточного Туркестана», численность которой достигает 300 боевиков. По данным издания The Long War Journal, его отряды действуют в составе «Джебхат Фатх аш-Шама» (бывшая «Джебхат ан-Нусра») в Алеппо. Тревожная ситуация наблюдается и в Афганистане, где боевики ИДВТ давно свили гнездо. Рост влияния ДАИШ в этой стране неминуемо приведет к радикализации уйгурских группировок.
 
Необходимо отметить, что уйгурские экстремисты, базируясь на территории Афганистана, активно запускают щупальца и в государства Центральной Азии. Так, лидеры ИДВТ делают ставку на многочисленную диаспору уйгур в Казахстане (250 тыс. человек), Киргизии (около 50 тыс.), в Андижанской области Узбекистана (14 тыс.). Базирующееся в Афганистане «Исламское движение Узбекистана», давшее присягу на верность ДАИШ, является давним партнером уйгурских террористических группировок. В Казахстане действуют движение «Уйгар озатшик ташлахты» и «Объединенный национально-революционный фронт Восточного Туркестана», которое возглавляет эмигрировавший из КНР Юсупбек Мухлиси.
 
В свете этого весьма показательно, что председатель Госсовета КНР Ли Кэцян во время недавней встречи глав правительств стран ШОС в Бишкеке призвал принять меры по усилению безопасности в государствах ШОС. В частности, он отметил, что «в ситуации с Афганистаном Китай готов работать со всеми членами организации ради достижения мира в этой стране и формирования экономики, направленной на развитие государства».
 
Исходя из этого, Пекин, ранее крайне сдержанный в вопросах военного вмешательства, активизировал свое сотрудничество с правительством Сирии. Речь о вводе войск пока не идет, но КНР отправит в Сирию военных советников.
 
Экономическая концентрация сил
 
Говоря о вопросах безопасности государств ШОС, никоим образом нельзя сбрасывать со счетов проблемы экономического развития, в огромной мере обуславливающие рост терроризма, войны, территориальные и ресурсные конфликты, расширение масштабов наркоторговли и преступности в государствах ШОС и сопредельных странах. Именно поэтому официальный Пекин придает традиционно большое значение проблемам экономического сотрудничества и технологического развития. Собственно, в рамках ШОС именно Поднебесная является мотором экономической и инвестиционной интеграции, создав Азиатский банк развития и Фонд Шелкового пути.
 
На фоне усиления мировых противоречий появляется еще один фактор, способствующий росту экономических интеграционных инициатив Китая. Победа Д. Трампа в президентской гонке США предполагает значительные изменения в отношениях Вашингтона и Пекина. Как подчеркивают аналитики Кевин Лай и Оливия Ся из Daiwa Capital Markets, «по сравнению с Бараком Обамой, и Дональд Трамп, и Хиллари Клинтон занимают более агрессивную позицию в отношении широкого круга вопросов в Китае». В частности, Трамп пообещал ввести 45-процентную пошлину на импорт из Китая в случае своей победы на выборах. По оценкам аналитиков, экспорт из этой страны в США сократится на 31%, ВВП Китая столкнется с первоначальным снижением на 0,95-1,75%.
 
Поскольку Китай всегда отличался стратегическим подходом и долгосрочным планированием, грядущее противостояние с США и протекционистские меры одного из главных экономических партнеров Поднебесной явно не являются секретом для официального Пекина. Китай не первый год концентрирует в своих руках значительные валютные резервы и золотой запас, дающий возможность для запуска параллельных американским финансовых и экономических структур. В этом контексте обращает на себя внимание и позиция Ли Кэцяна, подчеркнувшего, что «закрыть двери – нанести вред себе. Необходимо развивать интеграцию, использовать все возможности для ведения расчетов в межгосударственной торговле в национальной валюте, что будет стимулировать расширения двусторонних связей». Кроме того, китайский премьер предлагает уделять большое внимание при реализации проектов закупки местных товаров для обеспечения населения рабочими местами.
 
Все это говорит о том, что Пекин делает ставку на расширение ШОС, развитие экономических связей с государствами-партнерами и формирование рынка ШОС, способного заменить потенциальные потери, нанесенные протекционизмом США.
 
Синергия интересов
 
Повышение внимания Пекина к ШОС, в свою очередь, полностью соответствует интересам партнеров по организации, сближая также и стратегические планы Китая и РФ, являющихся ведущими государствами объединения.
 
По мнению главы комитета Госдумы РФ по обороне В. Комоедова, «китайские военные в Сирии – это первый шаг к созданию серьезной военно-политической коалиции, где доминанта будет у стран, не участвующих в агрессивном блоке НАТО. Время создавать такую коалицию пришло. Если Россия, Китай, Индия и Иран консолидируют свои силы на ближневосточном направлении, проблема терроризма и ликвидации незаконного «Исламского государства» будет решена в течение года. Тут дело не только в мощнейшем военном потенциале этих игроков, но и в серьезном политическом влиянии». Кроме того, огромный экономический потенциал Китая даст возможность для эффективного восстановления разрушенной войной экономики Сирии.
 
Военно-политическое сближение Китая и РФ далеко не исчерпывается сирийской проблемой. Создание такого союза способно изменить весь мировой баланс сил и гарантировать возвращение ситуации в мире в рамки международного права. Что любопытно, именно к этому своей неуклюжей политикой и подталкивают США. 28 октября с.г.  в ходе внеочередного заседания СБ ООН Соединенные Штаты (и подпевавшая им Украина) призвали ООН прекратить сотрудничество с Шанхайской организацией сотрудничества по той причине, что в нее входит Россия. Представители США и Украины, сообщает французский обозреватель Т. Мейсан, «озабоченные тем, как бы эти три организации (СНГ, ОДКБ и ШОС. – Ред.) не нарушили монополию НАТО и Европейского союза, принялись обвинять Россию во всех смертных грехах и назвали эти организации завесой для маскировки российской экспансии. Представительница США заявила, что в этих условиях какое бы то ни было сотрудничество ООН с этими организациями, включая ШОС, а значит, и Китай, недопустимо». Уходящая вашингтонская администрация явно ведет к новому формированию противостоящих друг другу военных блоков.
 
Впрочем, не только военных. Потуги Запада к созданию Транстихоокеанской и Трансатлантической зон свободной торговли «в пику» Москве и Пекину, а также санкционная травля РФ и грядущее ужесточение торгового режима США с Китаем подталкивают страны ШОС к формированию регионального экономического союза. Учитывая, что уже сейчас ШОС объединяет почти половину человечества, эксперимент имеет большие шансы на успех.
 
"Ритм Евразии"
Ольга СУХАРЕВА
11.11.16

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
auto.kg


Публикации Авторов:

15.07.2019
"Ritmeurasia"
Чем выгоден ЦА экономический коридор Пакистана и Китая

12.07.2019
K.Karabekov, K.Krivosheev, Ъ
Россия и Кыргызстан рекультивируют отношения

12.07.2019
V.Panfilova, NG
Евразийский вектор становится менее привлекательным для стран ЕАЭС

12.07.2019
"Nezavisimaya gazeta"
Премьер-министр Узбекистана доволен тем, как развиваются отношения его страны с Россией

09.07.2019
"Nezavisimaya gazeta"
Евросоюз презентовал в Бишкеке новую стратегию для Центральной Азии

09.07.2019
V.Panfilova, NG
Русских в Туркменистане легализуют

07.07.2019
"Tengrinews"
Кыргызстан всколыхнуло убийство иностранца в центре Бишкека

04.07.2019
V.Panfilova, NG
Туркменские мигранты ищут «Путь к свободе»

01.07.2019
V.Panfilova, NG
Экс-президенту Кыргызстана грозит пожизненное заключение

26.06.2019
"EADaily"
В Афганистане формируется новая база ИГИЛ — эксперт

26.06.2019
"RIA Novosti"
В ОДКБ рассказали о возросшей угрозе терактов в Центральной Азии

25.06.2019
"NG.ru"
Швейцария вернет Узбекистану $130 млн., конфискованных по делу Г.Каримовой

23.06.2019
«Kun.uz”
Googosha вернула государству $1,2 млрд.

21.06.2019
K.Karabekov, Ъ
Тень-Шаня не получилось

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней